Ещё

Страна (Украина): первый теракт времен Зеленского 

Что не так с терактом в Луцке?
Фото: скриншот видео
Зеленский оперативно выполнил требования луцкого террориста, захватившего автобус с людьми и назвавшего украинскую власть «террористами в законе». Имел ли право президент вступать в переговоры с этим человеком и не был ли драматический инцидент постановкой — разбиралась «Страна» () .
Украина стала объектом террористической атаки — в  мужчина из соседней Ровненской области захватил автобус и 13 пассажиров-заложников. Никто из них в итоге серьезно не пострадал — если не считать стресса от пережитого. А сам террорист задержан. Причем сдался он сам. То есть вроде бы все завершилось благополучно.
Другой вопрос — почему вообще произошел этот теракт и как ликвидировали угрозу массовых смертей. В основных версиях случившегося разбиралась «Страна».

Хроники захвата

Опишем вкратце, как луцкий террорист захватил и удерживал заложников. Около 9 часов утра в центре Луцка люди садились в маршрутку Берестечко-Красниловка — видимо, транзитом следовавшую через Луцк. Туда и сел вооруженный до зубов мужчина, аккуратно прикрыв за собой дверь.
После этого маршрутка никуда больше не поехала. А в полицию поступил звонок от человека, который представился странным, явно ненастоящим именем — «Максим Плохой». Он заявил, что заминировал маршрутку и выдвигает ряд требований. Требования оказались неожиданными.
В соцсетях он разместил пост, суть которого следующая: ряд украинских политиков и общественных деятелей должны выпустить видео и признать себя «террористами в законе». За исключением президента, на которого захватчик возложил иную миссию: прорекламировать фильм об издевательствах над животными «Земляне».
Мы уже рассказывали детально, об этих требованиях, вот они:

«…Государство всегда было и есть первый террорист. Со мной много людей, автоматическое оружие, гранаты, две бомбы, третья в людном месте города. Все взорвутся, если не будет следующего: главы судов — КСУ, ВС — Высшего Совета правосудия, генпрокурор, министр юстиции, директор кримиально-исполнительной службы, премьер, глава , министр обороны, глава , главы церквей: Филарет, Епифаний, Онуфрий, Шевченко, Ахмен Тамис, протестантской, римско-католической, а также: Аваков, Порошенко, Ахметов, Коломойский, Пинчук, Медведчук, — все выкладывают в соцсети на свои страницы и в YouTube видеообращения с текстом: «Я, ФИО, должность, я — террорист в законе». Президент Зеленский публикует видеообращение с текстом: «Фильм „Земляне“ 2005 года смотреть всем». Еще: моя смерть взрывам не помеха. Итак: правда из уст 24-х спасет жизни сотен…».

В противном случае Максим Плохой пообещал взорвать не только маршрутку, но и другую мину, которую он якобы заложил в людном месте и может активировать дистанционно. Серьезность своих намерений террорист подтвердил сразу очередью из автомата, которую выпустил из автобуса. Одна из пуль угодила в окно регионального управления Нацполиции — здание находилось в десятке метров от места захвата заложников.
После этого постреливал он постоянно — одиночными выстрелами через окно маршрутки. А чтобы никто не сомневался, что взрыв — не пустая угроза, Максим периодически выбрасывал из окна какие-то предметы, которые взрывались и дымили. Особенно террорист волновался, когда над ним летали полицейские дроны — он пытался их сбивать пулями, а потом в ярости снова бросал через окно взрывчатку.
За всем этим наблюдали пассажиры, которые в общей сложности просидели в автобусе 12 часов — без еды, туалета и почти без воды. Ее террорист разрешил принести только под конец. В салоне при этом находилась беременная женщина и ребенок. Полиция в этом время эвакурировала близлежащие дома и блокировала радиочастоты, чтобы Максим не мог активировать бомбу.

Как освободили луцкий автобус

Как несложно догадаться, власти не торопились исполнять требования Максима. Тем более и сам он пока никого не ранил и не убил (правда, не давал принести людям еду и воду). То есть был шанс, что все обойдется и без того, чтобы потакать террористу — что вообще является универсальной инструкцией в таких случаях.
Однако к концу дня захватчик явно занервничал. Пассажиры автобуса по его требованию начали звонить родственникам и выходить на журналистов — террорист хотел, чтобы его хотелки распространило максимальное количество СМИ. Ближе к вечеру он и сам дал телефонное интервью одному из телеканалов.
В нем он раздраженно заявил, что заложники чувствуют себя плохо, среди них раненый, и пора бы уже властям начать выполнять его требования. После этого прошло еще какое-то время. А затем события начали разворачиваться довольно быстро.
К автобусу впервые был допущен парламентер — им оказался замглавы Нацполиции Евгений Коваль. Он дважды подходил к маршрутке — один раз передал воду, второй — видимо, чтобы навести дополнительный контакт. Но террорист отогнал его выстрелом.
Затем Максим внезапно выпустил трех человек — беременную женщину, ребенка и пенсионерку. А после этого в Сети неожиданно появилось видео с участием , который произнес требуемые террористом слова: «Фильм „Земляне‟ 2005 года. Смотреть всем“.
А еще через полчаса к автобусу стремительно подъехал БТР, раздался взрыв, и оставшиеся десять заложников начали покидать маршрутку. Террорист же оказался у автобуса и на земле, где его скрутили спецназовцы.
Через несколько минут на брифинге объяснил, что террорист сам покинул автобус и сдался. Это произошло после того, как с ним 15 минут поговорил по телефону Владимир Зеленский. Договоренность с президентом была такая: террорист отпускает троих, потом Зе публикует обращение о фильме „Земля“, после чего захватчик отпускает остальных и сдается.
Что, собственно, и произошло. То есть никакого штурма не было, а взрывы и прочее прозвучало уже после того, как террорист сдался. Видимо, для создания пущего медийного эффекта.

Две жизни Максима Кривоша

Отвлечемся немного от фабулы дела и углубимся в личность террориста. Его настоящее имя — Максим Степанович Кривош. Мужчине 44 года, родился он в РФ, но еще при Союзе семья перебралась на Западную Украину и осела в Луцке. Отец Кривоша — советский ученый-изобретатель, мать погибла в автокатастрофе. Есть сын, жена и брат. Сам Максим — житель города Дубно соседней Ровненской области. И у него до теракта было как минимум две жизни.
Первая — „гражданская“. Кривош был в городе известным зоозащитником и противником отстрела собак. Как волонтер он сделал многое для того, чтобы бродячих животных начали не убивать, а стерилизовать. Видимо, отсюда растут ноги у требования к Зе прорекламировать фильм об издевательствах над братьями нашими меньшими.
Вторая жизнь — уголовная.
У „Плохого“ были две судимости по совокупности достаточно тяжелых статей — бандитизм, грабеж, хранение и сбыт оружия, вымогательство, мошенничество. В целом он отсидел около десяти лет. И настолько проникся тюремной жизнью, что написал 500-страничную книгу „Философия преступника“, которая вышла в одном из волынских издательств в 2014 году весьма ограниченным тиражом — видимо, публиковалась за счет автора.
В ней Кривош под псевдонимом „Максим Плохой“ выводит мысль, что лишь преступники обладают действительной свободой и могут опрокинуть прогнившую систему власти, угнетающей общество. Отзвуки этого философского сочинения слышны и в требованиях, которые террорист /предъявил властям — по сути, самим признать себя террористами. А свой каминг-аут со взятием заложников Максим в соцсетях окрестил „Днем антисистемы“.
Впрочем, при анализе его страниц в соцсетях не покидает ощущение, что у человека серьезные проблемы с психикой. Хотя в  заявили, что никогда в профильной больнице луцкий террорист не лечился. А теперь вернемся к освобождению заложников. К нему, с оглядкой на личность и поведение террориста, есть ряд вопросов.

Что не так с терактом в Луцке?

Первый и главный вопрос — зачем нужны были театральные эффекты — БТР-атака, взрыв — при освобождении заложников? Если, судя по видео, террорист вышел сам и лег на землю в ожидании ареста? Разумеется, могла быть и какая-то оперативная необходимость — например, до конца не были уверены, взорвется ли автобус или нет. Поэтому и торопились подъехать на „броне“, чтобы вывести людей.
Но вряд ли у решившего сдаться Кривоша была бы идея всех напоследок взорвать. Тогда не было бы смысла и сдаваться, а можно было бы даже попытаться уйти. Или это был спецэффект для удивленной публики, которой решили напоследок показать нечто вроде героического хеппи-энда?
Ситуация также обросла различными конспирологическими версиями (впрочем, не имеющими пока прямых доказательств) о том, что это все была чуть ли не театральная поставка в интересах Зеленского или Авакова.
Также в обществе развернулась дискуссия — а вправе ли президент вообще выполнять требования террористов? Сторонники Зеленского отвечают да, вправе, если речь идет о спасении жизней. Ведь это есть высшая ценность. Другие же говорят, что таким образом президент может спровоцировать новые теракты, со стороны людей, которые хотели бы, чтоб Зеленский выполнил и их требования.
Также остается еще один вопрос — к готовности властей отвечать на подобные вызовы. Ведь по сути ситуация разрешилась не в результате успешных действий силовиков, а только потому, что президент пошел на выполнение требования террориста, что очевидно, возможно будет далеко не всегда.
Этот момент анализирует телеграм-канал „Политика Страны“.

»Поступок Зеленского, который выполнил требования террориста, сейчас многие осуждают. Потому что не выполнять требования террориста — это азбука. Иначе завтра любой псих захватит заложников, желая о чем-то своем поговорить с президентом.

Но понять логику Зеленского в данном конкретном случае можно.

1. Требование террориста Зеленскому было очень легко выполнить. Они не содержали никакого криминала — отрекламировать фильм о защите животных (хотя сам по себе фильм очень жесткий). Это не сказать или сделать что-то оскорбительное и унизительное, не нарушить закон, не выпустить на волю преступников, не пойти на какие-то грандиозные политические уступки. Просто записать ролик про фильм о животных, а потом его удалить.

2. После выполнения этого требования террорист пообещал отпустить людей. То есть — решить проблему. Причем, повторимся, в логике президента «малой кровью».

Логику Зеленского понять можно. Но стоит задуматься — а что было бы, если б требования были куда менее выполнимыми? Готова ли наша правоохранительная система к отражению таких угроз, с учетом того, что даже с полоумным луцким террористом не могли 10 часов справиться?

Парадоксально — с экранов нам все время говорят о «борьбе с террористами на Донбассе», а когда появился реальный террорист, то заложников смогли освободитель только после того как президент выполнил его требования.

А сколько у нас в стране людей с нарушенной психикой и с оружием? Немало. Вот об этом стоит прежде всего задуматься», — пишет канал.

Комментарии 5
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео