Ещё

Как арестованный генерал СК заслужил черную репутацию 

Как «ночной губернатор» заслужил черную репутацию
Фото: СУ СКР по Волгоградской области
«Ночной губернатор» — именно так в Волгограде давно называли генерала СК , задержанного в связи с обвинениями по тяжелым уголовным статьям. Во вторник Лефортовский суд арестовал его на два месяца по подозрению в теракте. Чем этот крайне влиятельный человек запомнился жителям  — и как его деятельность может быть связана с провальными экономическими показателями региона?
Имя 60-летнего генерал-лейтенанта юстиции Михаила Музраева мало что скажет обывателю за пределами Волгоградской области, но в этом регионе оно знакомо практически каждому. Именно Музраев, больше десятилетия занимавший здесь должность главного следователя, считался самым влиятельным человеком в регионе при четырех его губернаторах — Николае Максюте, , и .
Отставка Музраева с должности руководителя регионального управления состоялась только в конце прошлого года. Тогда, по данным ряда источников, оперативными службами были собраны данные о его контактах с волгоградскими криминальными авторитетами, по совместительству — известными в регионе бизнесменами. Недавнее задержание одного из них — Евгения Ремезова, еще недавно контролировавшего Центральный рынок Волгограда, дало возможность привлечь к уголовной ответственности и Музраева. Согласившись сотрудничать со следствием, «авторитетный» бизнесмен стал утверждать, что на протяжении многих лет бывший глава управления Следственного комитета был покровителем целой преступной группировки.
Самым громким эпизодом в деле Музраева пока является его возможное участие в подготовке неудачного покушения на волгоградского губернатора Андрея Бочарова. В ноябре 2016 года дом чиновника в коттеджном поселке Волгограда пытались поджечь посреди ночи. В настоящий момент против Михаила Музраева и еще одного «авторитетного бизнесмена» возбуждены уголовные дела по ст. 167 (умышленное повреждение чужого имущества путем поджога) и ст. 105 УК РФ (покушение на убийство двух и более лиц, в том числе в связи с осуществлением лицом служебной деятельности).
Но попытка поджога дома губернатора может оказаться лишь верхушкой айсберга, поскольку группировка Ремезова и Зубкова действовала в Волгограде — предположительно под покровительством Музраева — много лет.
Территорию Центрального рынка Евгений Ремезов взял в аренду еще в 2003 году. В результате рынок превратился в «черную дыру» — объем потерь для городского бюджета оценивался в сотни миллионов рублей, при этом структуры Ремезова не вкладывали в развитие рынка ничего.
«Собственность изъяли и передали непонятным структурам, которые абсолютно не выполняли никакие требования», — так описывал ситуацию вокруг рынка Андрей Бочаров, принявший решение вернуть рынок под контроль муниципалитета.
После того, как Евгений Ремезов проиграл все суды, он и решил, по версии следствия, организовать покушение на губернатора.
Начиная с 2012 года группировка Ремезова отметилась еще в ряде криминальных инцидентов, среди которых поджоги, избиения, уничтожение имущества конкурентов. Какое участие в этой деятельности принимал Михаил Музраев, еще предстоит доподлинно установить.

Гроссмейстер политических разборок

Регионов, где правоохранительное начальство теми или иными способами пытается «отжимать» и контролировать бизнес-активы, в России много. Гораздо меньше территорий, где местные силовики еще и стремятся воздействовать на ход политических процессов, причем так, чтобы к ним обращались за помощью в борьбе с конкурентами. Есть основания предполагать, что именно такая система много лет назад и сложилась в Волгоградской области под чутким руководством Михаила Музраева.
Первой крупной «добычей» Музраева еще в 2006 году, когда он был заместителем прокурора Волгоградской области, стал мэр города-героя . Следователи вменили ему не только типично чиновничьи статьи УК (превышение должностных полномочий и незаконное участие в предпринимательской деятельности), но и ряд других составов типа незаконного хранения. В борьбе с мэром в ход пошли все атрибуты политической борьбы по-волгоградски: войны компроматов, заказные статьи в СМИ, «маски-шоу» и т.д. В июне 2007 году суд приговорил Евгения Ищенко всего к одному году лишения свободы — дело, в ходе которого защитников мэра выступал известный адвокат , разваливалось на глазах. Освободили Ищенко прямо в зале суда, зачтя ему срок, проведенный в , но к тому моменту мэр уже сложил полномочия.
«Меня новость о задержании не удивила. Сколько веревочке не виться, ей все равно придет конец. Михаил Музраев — сложный человек, который очень много сделал дурного. Это факт», — заявил бывший мэр Волгограда местному порталу V1.
За уголовными делами против Евгения Ищенко хорошо прочитывалась политическая подоплека. Мэр, которому на тот момент было 34 года, не скрывал, что хотел бы в дальнейшем стать губернатором.
Это могло прийтись не по нраву «политическому тяжеловесу» Николаю Максюте, возглавлявшему Волгоградскую область с 1997 года. Но нейтрализация потенциального конкурента не помогла Максюте сохранить кресло — в конце 2009 года он ушел в отставку, а на его место был назначен вице-губернатор Анатолий Бровко, ранее работавший в крупном металлургическом бизнесе. Перед ним стояла задача придать новую динамику развития промышленному региону, значительно пострадавшему от экономического кризиса, но вместе этого Бровко на протяжении двух лет своего губернаторства пришлось иметь дело с непрекращающимися скандалами. Следующего волгоградского губернатора Сергея Боженова начали «мочить» чуть ли не в первый же день его пребывания в должности, и в результате он пробыл во главе Волгоградской области чуть больше двух лет.
Распробовав вкус закулисной политической борьбы, Михаил Музраев и его подчиненные уже не могли остановиться. Еще в губернаторство Николая Максюты под пресс волгоградских следователей попали начальник регионального генерал-майор (3,5 года колонии с лишением звания), председатель Волгоградской городской думы Павел Карев (3 года), начальник по Волгоградской области генерал-майор (2 года условно) и его подчиненный, начальник , умерший во время следствия.
В нынешнем десятилетии фигурантами громких дел оказались председатель комитета по делам молодёжи Волгоградской области (7 лет колонии), вице-премьер регионального правительства Павел Крупнов (7 лет строгого режима), экс-министр сельского хозяйства (8 лет) и многие другие чиновники. Во всех перечисленных случаях волгоградская пресса высказывала большие сомнения в обоснованности обвинений.
Такая политическая атмосфера создала Волгоградской области репутацию региона, поставляющего скандалы и уголовные дела. При нынешнем губернаторе Андрее Бочарове таких инцидентов стало несколько меньше, но традиция неутихающих политических разборок никуда не делась. Например, смена глав Волгограда в какой-то момент стала настолько частой, что не каждый его житель вспомнит, сколько человек руководило городом-героем за последние несколько лет.
Только в конце прошлого года Михаил Музраев был снят с должности, но тень его присутствия в Волгограде по-прежнему ощущалось. Поэтому новость о задержании Музраева многие бывшие и нынешние волгоградские политики восприняли с большим оптимизмом.
«Михаил Кандуевич [Музраев] мог меня посадить типа «за наркотики», мог заказать бандитам, которых крышевал, — написал в своем Facebook политолог , вице-мэр Волгограда при Евгении Ищенко. — Он мог всё. В рамках внутриэлитных разборок. Но он меня уважал. И я уважал его. Он был крут. Настоящий начальник Волгоградской области при трех губернаторах. Я его предупреждал насчет кармы. Мне не нравится нынешний глава Волгоградской области. Но за одно то, что он закрыл всесильного Кондуевича, я бы за него проголосовал. Трех губернаторов заставил кланяться, споткнулся на четвертом».

Область черной дыры

Но самое печальным последствием перманентной войны всех против всех для Волгоградской области стало экономическое отставание от двух лидирующих регионов Юга — Ростовской области и Краснодарского края. Волгоградская область стала территорией, откуда просто бежит население.
Если в начале нынешнего десятилетия в ней проживало 2,6 млн человек, то к настоящему моменту оно сократилось на 100 тысяч жителей — нетипичная картина для южного региона.
Красноречиво выглядит и статистика жилищного строительства: по данным РИА «Рейтинг», в прошлом году в Волгоградской области было введено всего 0,243 кв. м жилья на одного человека (76 место по России). Для сравнения, можно привести показатели соседей: Воронежская область — 0,726 кв. м, Ростовская область — 0,557 кв. м, Саратовская область — 0,496 кв. м. Бизнес в данном случае лишь реагирует на настроения людей: зачем строить больше, если из региона утекает население? В различных исследованиях качества городской среды Волгоград не раз занимал последние места — например, в 2014 году был признан самым бедным городом-миллионником. А в 2017 году на вопрос журнала «Русский репортер» «Нравится ли вам жить в вашем городе?» утвердительно ответили лишь 38% волгоградцев (хуже оказался только Омск).
Фоном для депрессии стало закрытие ряда крупных предприятий Волгограда, бывших советских промышленных гигантов. Вот лишь неполный их список: , некогда крупнейший в стране производитель соединений хлора, , выпускавший танки даже во время Сталинградской битвы, металлургический , Волгоградский завод тракторных деталей и нормалей и многие другие.
Разумеется, во всех бедах региона нельзя винить коррумпированных силовиков и погрязшую в дрязгах политическую элиту. Но атмосфера постоянного конфликта и понимание основными игроками того, что над ними постоянно занесен дамоклов меч правоохранителей, внесла свой вклад в непростое положение, в котором оказалась Волгоградская область.
Сколько выпить: сомнительный ответ о полезных дозах
Комментарии10
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео