Ещё

Бывший командир воздушного судна прокомментировал ЧП в Шереметьеве 

Фото: АГН "Москва"
Бывший командир воздушного судна, специалист по безопасности полетов Александр Романов прокомментировал Москве 24 ЧП с самолетом в Шереметьеве.
"Экипаж обычно сам смотрит за грозовыми облаками и сам обходит их — по локатору или визуально. Диспетчер может посоветовать что-то. Если есть опасные зоны, диспетчер может запретить лететь так, как просит экипаж", — сказал он.
Однако Романов подчеркнул, что это не тот случай, поскольку опасных, запретных зон не было.
"Версию помпажа из-за попадания разряда электричества я не рассматриваю. Потому что попадание молнии в самолеты предусмотрено в системах самолета. Статическое электричество через специальные разрядники беспрепятственно просто сбрасывается с крыльев, с концевых частей самолета.
Все самолеты, они этим оборудованы. Если у SSJ-100 произошло что-то экстраординарное, или попала какая-то молния, которая может повлиять на радио-, электро-, навигационное оборудование — это возможно", — пояснил он.
По мнению экс-командира, скорее всего, задымление уже было, поэтому самолет совершил жесткую посадку.
"Что-то было, что помешало экипажу выполнить нормальную посадку", — заключил он.
Самолет Sukhoi Superjet 100, следовавший по маршруту Москва — Мурманск, экстренно вернулся в аэропорт Шереметьево из-за возгорания на борту. Самолету удалось сесть только со второй попытки из-за сложных метеоусловий, отметили в Росавиации. При посадке у самолета подломились стойки и загорелись двигатели.
Погибли 13 человек, шестеро пострадали. Пилоты выжили.
Возбуждено уголовное дело, прокуратура и Ространснадзор начали проверки.
Комментарии6
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео