Ещё

Уничтожение Ил-20 в Сирии могло стать местью со стороны США 

Уничтожение российского самолета в сирийском небе серьезно усложняет и без того непростую ситуацию в регионе, но вместе с тем дает России шанс упрочить там свои позиции, считают опрошенные «Ридусом» политологи. Главное — сохранить выдержку и грамотно использовать сложившееся обстоятельства. Судя по сдержанным заявлениям российских властей, они это тоже прекрасно понимают.

Кто виноват?

Эксперты поддерживают официальную позицию Минобороны РФ, где главными виновниками инцидента назвали израильских летчиков, которые просто «подставили» российский самолет.
«Всем специалистам понятно, что под прикрытием нашего самолета Ил-20, предполагая, что в этом направлении сирийские системы ПВО действовать не будут, был нанесен удар», — пояснил министр обороны Сергей Шойгу на военной коллегии.
Российский Ил-20 был сбит сирийским комплексом ПВО С-200 вечером в понедельник, 17 сентября. На борту находилось 15 человек, все они погибли. Армия обороны Израиля (IDF) возложила ответственность за инцидент на сирийские ПВО, которые вели беспорядочный огонь и не удостоверились в том, что в небе не было российских самолетов. При этом, по словам Шойгу, о проведении операции израильская сторона предупредила российскую «только за минуту».
«Предупреждать за минуту нельзя, это не предупреждение — это издевательство. Этого времени было, безусловно, недостаточно, чтобы увести самолет в безопасную зону», — отмечает политолог Каринэ Геворгян.
По ее мнению, вся эта история вообще сильно смахивает на очень серьезную провокацию, своего рода месть со стороны США за крах несбывшихся надежд. Вашингтон уже потирал руки в предвкушении раскола в союзе Турции, России и Ирана из-за обострения обстановки в Идлибе. Никто не ожидал, что российская сторона готова приостановить уже начавшуюся там операцию против террористов, которая весьма напрягала Анкару.
Однако ситуацию удалось удержать в дипломатическом поле: после напряженных 4-х часовых переговоров между президентом РФ Владимиром Путиным и его турецким коллегой Реджепом Эрлоганом были достигнуты важные договоренности, взаимодействие сохранено. На такой случай в США готовили новую провокацию с химоружием, но и с этим, по мнению политолога, российская сторона обошлась весьма изящно, представив все заранее.
«Я понимаю, какое огорчение это могло вызвать у тех, кто готовил эти сценарии в Вашингтоне. В данном случае Израиль не побоялся стать инструментом обиженных американцев, потому что, с моей точки зрения, Путин обыграл всех в этой игре», — констатирует Геворгян.
Вряд ли можно считать простым совпадением тот факт, что операция израильских военных началась практически сразу после переговоров Путина и Эрдогана, и не где-нибудь у Голанских высот, а в районе Латакии, неподалеку от российской авиабазы, полагает эксперт.
«Им там что делать? Кто им там угрожает? Где Латакия, а где Израиль»? — риторически вопрошает она.
Также слабо верится, что израильская армия, известная своей эффективностью, забыла вовремя предупредить русских о том, что собирается обстреливать эту местность.
«Израиль гарантирует свою безопасность предварительно, пытаясь уничтожить всех, кто теоретически может ему угрожать. Так себя вести, конечно, нельзя. И недопустимое поведение привело к очень серьезному инциденту. Из этого инцидента возврата назад не будет», — предупреждает политолог Владимир Брутер.
Конечно, прямого вооруженного столкновения между Россией и Израилем опасаться пока не стоит, полагает он, но Сирия и Иран могут получить новые системы ПВО, которые будут уже не просто сбивать израильские ракеты, а стрелять по израильским самолетам. И это приведет к дальнейшей эскалации конфликта, а инциденты будут становиться все более опасными.

Что будет дальше?

Немотивированное убийство российских военнослужащих, тем более в таком количестве, безусловно, не может оставаться без ответа, иначе значительно ухудшится отношение россиян и к операции в Сирии, и к российским властям как таковым, отмечают эксперты. Другое дело, каким будет этот ответ.
«Россия не может не отвечать, в том то и проблема. Посмотрел бы я на реакцию Израиля, если бы случайно сбили израильский самолет», — замечает Брутер.
По его словам, отношения с Израилем никогда не были ни тесными, ни близкими. Но Россия давала Израилю определенные гарантии безопасности, и их соблюдала. После инцидента с Ту-20 ситуация для всех участников сирийского театра военных действий усложнилась и стала еще менее управляемой, считает эксперт, но прогнозировать, как именно будут развиваться события, он не рискует.
«Во что это выльется, к чему приведет, я пока не знаю. Это зависит от выдержки, в том числе, и России. Но Россия не может оставлять такие инциденты без ответа. А Израиль-то будет продолжать бомбить. Вызов становится все более напряженным, а количества возможных ответов у России больше не стало», — говорит политолог.
Отношения России с Израилем уже ухудшились, признает Геворгян. Однако она считает, что российская сторона вполне может развернуть ситуацию в свою пользу, добившись определенных уступок по важным политическим вопросам. В той же Сирии, например, Россия заинтересована сохранить за собой стационарные базы и быть единственной мощной легитимной силой в регионе, и инцидент с самолетом может помочь в решении этой задачи.
«Надо уметь даже из кислого лимона делать лимонад. И данную ситуацию можно использовать, чтобы выжать из нее все. Потери уже есть, это факт. А раз так, они не должны быть напрасным, и приобретения должны быть большими и долгоиграющими. У меня есть предположения, что можно было бы получить, как можно было бы обыграть это в политической сфере, поставить определенные условия по некоторым вопросам. Но я думаю, что в публичное пространство такого рода предположения лучше пока не запускать», — рассуждает политолог.
По ее мнению, «выяснение отношений» будет проходить за закрытыми дверями, наверняка в очень жестком режиме, но не будет выплескиваться в дипломатическое поле и, тем более в общественное.
«Как бы нам не было больно, обидно, досадно и горько, это не означает, что российская сторона по дипломатическим линиям начнет пороть горячку. А на это, собственно, и рассчитывают», — предупреждает Геворгян.
О том, что пороть горячку Россия не собирается, говорит и реакция ее властей. Путин уже заявил о том, что гибель Ил-20 похожа на цепь случайных трагических обстоятельств, и призвал не сравнивать ее с историей трехлетней давности, когда турецкий истребитель сбил российский Су-24 на севере Сирии.
В нынешней ситуации необходимо «серьезно разобраться», сообщил президент. Он также добавил, что позиция России изложена в заявлении Минобороны, которое было полностью согласовано с ним.
«Что касается ответных действий, то они будут направлены прежде всего на дополнительное обеспечение безопасности наших военнослужащих, наших объектов в Сирии, и это будут такие шаги, которые заметят все», — заключил президент.
Комментарии315
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео