Lenta.ru 5 сентября 2018

Польский президент разбился под Смоленском по вине экипажа. Поляки не верят

Катастрофа Ту-154 в апреле 2010 года под Смоленском, в результате которой погибли высокопоставленные польские политики, в том числе президент страны Лех Качиньский с супругой, не дает покоя Польше. Казалось бы, расследование давно завершено: доказано, что к трагедии привели ошибки командира воздушного судна, 35-летнего капитана польских ВВС Аркадиуша Протясюка. Однако конспирологи продолжают утверждать, что Ту-154 то ли взорвали, то ли сбили, то ли вмешались в работу его электроники. Именно поэтому под Смоленск прибыла очередная группа специалистов из Польши, которая уже в 12-й раз попробует установить истину. Почему дело смоленской катастрофы никак не уйдет в прошлое, выяснял корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.
Пир конспирологов
Девять представителей Польши — сотрудники прокуратуры республики, специалисты и переводчики — прибыли в Смоленск 2 сентября. Они пять дней будут работать в ангаре, где хранятся обломки. Их цели заявлены туманно — проверка некоторых возможных версий катастрофы Ту-154; от подробных комментариев и МИД Польши, и посольство воздерживаются. По официальной версии, польская делегация намерена провести 3D-съемку каждого из обломков самолета. Затем это позволит создать компьютерную модель авиакатастрофы и вкупе с планом осмотра места происшествия (там указано положение каждого из фрагментов на земле) восстановить полную картину произошедшего.
Такой подход должен помочь тщательному изучению всех версий катастрофы — в том числе умышленной. По данным «Ленты.ру», будет проверяться информация о некоем устройстве, установленном в самолете при его профилактическом ремонте в России в 2007 году. Кроме того, польские специалисты планируют искать следы взрывчатых веществ и другие «внешние воздействия». Еще одна версия — умышленная передача искаженной информации на борт самолета, которая и привела к недопустимо низкому снижению борта и столкновению его с деревьями. Впрочем, как это можно выяснить при осмотре обломков, не вполне понятно.
Формально основанием для повторного расследования стало аннулирование в апреле 2018 года доклада государственной комиссии по расследованию авиапроисшествий Республики Польша, опубликованного 29 июля 2011 года. Он датирован 1 июля 2011 года; сторонники версии теракта на борту Ту-154 используют эту задержку с публикацией как одно из доказательств вины тогдашнего премьер-министра Польши Дональда Туска (ныне председателя Евросоюза), которому якобы была выгодна смерть Качиньского.
В докладе 2011 года не было данных об умышленном характере катастрофы под Смоленском, но содержался вывод о низком уровне подготовки пилотов 36-го специального авиаполка польских ВВС. Был в документе и вывод о том, что руководитель полетов намеренно не информировал экипаж об истинной погоде и о реальном положении Ту-154 в пространстве — но уже через три дня это было опровергнуто Межгосударственным авиационным комитетом, причем тогда впервые были обнародованы расшифровки переговоров диспетчеров с экипажем.
В них четко звучали и рекомендации немедленно уйти на запасной аэродром, и предупреждения о снижении ниже глиссады (траектории посадки), и даже звуки автоинформатора, предупреждавшего о критически малой высоте. Тем не менее аннулировать выводы в Польше решили только семь лет спустя. Формальным основанием для этого стало заявление, что Дональд Туск, будучи премьер-министром страны, полностью контролировал ход работы комиссии и фальсифицировал выводы в свою пользу.
Польский десант
Возобновление расследования катастрофы Ту-154 под Смоленском в Польше было инициировано в 2016 году: в республике считают, что к смерти президента, летевшего на траурные мероприятия в Катынь (там захоронены польские военнослужащие, расстрелянные НКВД СССР в 1940 году), причастны либо Дональд Туск, либо власти России, недовольные политикой Качиньского.
По последним данным социологических опросов, только 20 процентов поляков верят в официальную версию произошедшего, а остальные убеждены: авиакатастрофа была спланирована заранее. Впрочем, мало того, что ни один из фактов не подтверждает эти конспирологические версии, — специалисты убеждены: выводы международного авиационного комитета убедительны и логичны.
Столь политически сложная ситуация (юридических сложностей в расследовании не оказалось) вынудило СКР принять свои меры, абсолютно формальные. Все представители Польши вначале пройдут тщательный досмотр по правилам международной организации гражданской авиации (полный контроль вещей с помощью интроскопов, проверка на наличие взрывчатых веществ и посторонних предметов). Затем они переоденутся в специальные костюмы, исключающие появление посторонних веществ в помещении.
Лишь после этого польские специалисты в сопровождении следователей СКР и российских переводчиков будут допущены в ангар, где смогут наблюдать за осмотром обломков — им самим ничего трогать не разрешат. По словам одного из сотрудников следственной группы, это будет сделано «для исключения попадания на вещественные доказательства не имеющих отношения к произошедшему предметов и материалов». Фактически Россия намерена не допустить даже теоретической возможности фальсификации выводов о катастрофе — и будет действовать в строгом соответствии с международными криминалистическими требованиями.
Без темных пятен
— Польские коллеги 11 раз приезжали в Россию для работы с вещественными доказательствами, — рассказала в беседе с «Лентой.ру» официальный представитель СКР Светлана Петренко. — При их участии неоднократно проводились осмотры как места крушения самолета, так и его фрагментов. В настоящее время СКР исполняется очередной запрос компетентных органов Республики Польша об оказании правовой помощи. Поэтому с 3 по 7 сентября в их присутствии будет проведен дополнительный осмотр агрегатов, узлов и конструктивных элементов самолета, хранящихся в Смоленске.
По словам Петренко, криминалисты СКР обеспечат при этом применение современной криминалистической техники, которая потребуется для фиксации хода и результатов осмотра. В ведомстве считают, что на сегодняшний день основная работа по уголовному делу выполнена, а его материалы составляют более 700 томов. Допрошено более 500 свидетелей, осмотрено более 17 тысяч вещественных доказательств, среди которых различные фрагменты самолета, предметы и документы как на русском, так и на польском языках, проведены полторы тысячи судебных экспертиз. Потерпевшими по уголовному делу признаны более 80 человек.
У российского следствия не осталось вопросов относительно причин произошедшего: к трагедии привела совокупность факторов. Это, с одной стороны, непринятие командиром экипажа своевременных действий по уходу на запасной аэродром при фактических метеоусловиях на аэродроме в Смоленске. С другой — ошибочные действия экипажа в условиях снижения вне видимости наземных ориентиров, продолжение захода на посадку, а также отсутствие должной реакции и требуемых действий при неоднократном срабатывании системы раннего предупреждения приближения земли.
Все остальные версии, в том числе высказанные польской стороной, были тщательно проверены. В частности, версия о взрыве проверялась в числе первоочередных и своего подтверждения не нашла. К таким же выводам пришли и специалисты Межгосударственного авиационного комитета по итогам проведения собственного расследования.
— Поэтому проведение дополнительного осмотра фрагментов самолета — это исключительное пожелание польской стороны, которое мы готовы выполнить в рамках тесного сотрудничества при расследовании этого уголовного дела, — отметила Светлана Петренко.
Смертельный бардак
Расследование уголовного дела о катастрофе Ту-154 под Смоленском продолжается восемь лет. У отечественных следователей уже нет вопросов: формально расследование гибели 96 человек — пассажиров и членов экипажа — можно прекращать в связи со смертью лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Это — командир воздушного судна, 35-летний капитан ВВС Польши Аркадиуш Протясюк. Именно он несет ответственность за все действия экипажа, и именно он, согласно выводам авиакомиссии, должен был прислушаться к российскому руководителю полетов, рекомендовавшему лайнеру уйти на запасной аэродром.
Приказать руководитель полетов не мог — ведь борт был «литерный» (с государственной делегацией). Как показали расшифровки «черных ящиков», командир самолета игнорировал информацию диспетчера и пытался совершить посадку в условиях густого тумана. И он же перед четвертым заходом вручную ввел в компьютер неверные данные о давлении у земли, чтобы исключить работу автоматического информатора (как бы «заткнул» его). Но тем самым обманул высотомер.
По российским законам, к уголовной ответственности должно быть привлечено и его руководство, точнее, командование: на 10 апреля 2010 года капитан Аркадиуш Протясюк, в соответствии с польскими законами, не имел допуска к командованию самолетами Ту-154 и Як-40, так как у него вышли сроки допусков. Аналогичная ситуация — и со вторым пилотом, майором Робертом Кживна, и со штурманом, поручиком Артуром Зентаком. Из всего экипажа только бортмеханник, хорунжий Анджей Михайляк в установленные сроки сдал все необходимые экзамены на Ту-154. Но в данных условиях СКР вряд ли будет привлекать к ответственности иностранных военных.
Но, с другой стороны, формально прекращать следствие нельзя: еще есть международные поручения о правовой помощи, которые не исполнены. Между тем хранение разбившегося Ту-154 требует денег: поэтому следственная группа до сих пор продолжает существовать и исполнять свои обязанности.
…В 2016 году останки погибших в авиакатастрофе поляков, захороненные на родине, были эксгумированы. Ничего подозрительного польские эксперты так и не нашли.
Теперь вот ищут в самолете.
 Ещё 13 источников 
Комментарии
215
Читайте также
Водителю скорой приписали огромный штраф
Серийных угонщиков задержали в Красногорске
На Кавказе вновь вспыхнули беспорядки
2
Пассажиров такси в Москве ограбили с топорами