Газета.Ru 1 сентября 2018

35 лет назад над Сахалином был сбит корейский «Боинг»

35 лет назад советский истребитель выпустил две ракеты по южнокорейскому пассажирскому лайнеру, сбившемуся с курса и пролетавшему над Сахалином. Гибель «Боинга 747», который в СССР ошибочно приняли за американский самолет-разведчик, спровоцировала беспрецедентный международный скандал и антисоветские акции по всему миру. Роковой случай унес жизни 269 человек.
35 лет назад произошла одна из крупнейших катастроф в истории мировой авиации. Советские системы ПВО по ошибке сбили в небе над Сахалином самолет Korean Air Lines (KAL), выполнявший полет по маршруту Нью-Йорк — Сеул с остановкой в Анкоридже. Трагедия унесла жизни 269 человек — 23 членов экипажа и 246 пассажиров. Гибель рейса KE007 вызвала широчайший резонанс во всем мире, особенно в США и Корее, и привела к существенному ухудшению отношений СССР с Западом.
Похожий случай (с той лишь разницей, что массовых жертв по счастливому стечению обстоятельств удалось избежать) произошел с бортом KAL пятью годами ранее. 20 апреля 1978 года советские истребители-перехватчики атаковали рейс сообщением Париж — Анкоридж — Сеул. По неизвестным причинам судно значительно отклонилось от заданного маршрута и нарушило советско-финскую границу в районе Кольского полуострова. Агрессия против гражданского самолета, который был принят за самолет-разведчик, привела к повреждению крыла. Однако пилоту удалось совершить аварийную посадку на лед замерзшего озера Корпиярви в глухой карельской тайге.
В результате инцидента погибли два человека, еще 13 получили ранения.
Оставшиеся в живых 107 пассажиров и 12 членов экипажа вскоре были отпущены, причем СССР выставил Корее счет в размере $100 тыс. : в такую сумму якобы обошлось содержание незваных гостей. KAL отказались забирать поврежденный борт из-за дороговизны транспортировки, и тот был списан на металлолом.
Начиная с 1950 года, советские военные неоднократно атаковали или принуждали к посадке иностранные разведывательные и военные самолеты, случайно или намеренно вторгавшиеся в воздушное пространство страны. 4 августа 1961-го был открыт огонь по самолету авиакомпании «Iran Air», летевшему по маршруту Бейрут — Тегеран. И в тот раз летчикам удалось спасти судно от опасности, а затем успешно посадить его на юго-западном побережье Каспийского моря.
По сравнению с периодом, когда произошло ЧП с первым корейским «Боингом», к моменту атаки на второй геополитическое положение на планете существенно изменилось. На смену разрядке международной напряженности эпохи советского генсека Леонида Брежнева и американского президента Джимми Картера пришел новый острый виток Холодной войны. В 1983 году СССР возглавлял реакционер Юрий Андропов, а во главе США встал Рональд Рейган, известный непримиримым отношением к коммунистическому строю. В марте он назвал Советский Союз «империей зла».
В новых реалиях американские военные существенно нарастили разведывательную (с позиции СССР — шпионскую, незаконную) активность на Дальнем Востоке.
Взаимные провокации происходили в Охотском море. Особый интерес США вызывали секретные стратегические объекты Камчатки и Сахалина.
Ситуацию до предела накалил инцидент 4 апреля того же года, когда шесть американских штурмовиков на несколько десятков километров вторглись в пределы СССР и провели условное бомбометание по территории острова Зеленый в районе Малой гряды Курильских островов. В минобороны восприняли этот случай как болезненный щелчок по носу, устроив выволочку командиру местной ПВО, не остановившей наглых пришельцев.
По сути, учебная атака Зеленого обрекла любой самолет-нарушитель на большие неприятности: ошибка пилотов или вынужденное нарушение воздушной границы СССР грозили теперь самыми жесткими последствиями. Так получилось, что под раздачу попал гражданский рейс KE007, пилоты которого не собирались играть с советскими истребителями в кошки-мышки, но стали жертвами обстоятельств.
Между Нью-Йорком и Сеулом — более 11 тыс. километров: это один из самых длинных маршрутов между двумя столицами. В современных условиях полет выполняется за 14,5 часов.
«Боинг» вылетел из аэропорта Джона Кеннеди по штатному расписанию, а в ночь на 1 сентября планово приземлился в Анкоридже (штат Аляска) для дозаправки и отдыха пилотов. Около трех часов по местному времени борт взял курс на Сеул. По правилам, полет должен был пройти за пределами территории СССР. Предполагалось, что самолет обогнет Камчатку, а затем Курильские острова с юга и, пролетая над северной частью японского острова Хонсю, вскоре достигнет южнокорейской столицы.
Однако с первых же минут полета борт по неизвестным причинам начал отклоняться от намеченного курса. В какой-то момент с KE007 сблизился «Боинг»-разведчик ВВС США. Метки на советских радарных экранах слились, после чего одно судно вошло в пространство СССР, а другое вернулось на международную воздушную трассу.
Считается, что советские наблюдатели могли перепутать похожие по размеру и модификации самолеты, ошибочно приняв гражданский лайнер за вражеский самолет-шпион.
На портале Aviation Safety Network, отслеживающем авиационные происшествия, доступна стенограмма разговоров персонала KE007 перед трагедией. Из расшифровки ясно, что изначально полет протекал спокойно, ничем не отличаясь от сотен подобных рутинных рейсов. Командир экипажа и пилоты не проявляли ни малейших признаков тревоги. На седьмой минуте выполнения маршрута по громкой связи в салоне было объявлено, что в Сеуле сейчас три часа ночи, и весь полет составит тоже примерно три часа. До приземления пассажирам стандартно пообещали напитки и завтрак.
Мирное течение полета нарушили советские истребители, которые были подняты по команде с аэродрома Елизово близ Петропавловска-Камчатского, когда корейский «Боинг» неожиданно оказался над полуостровом Камчатка, пролетев чуть севернее самого города. Отклонение от курса составляло в этот момент свыше 300 км.
Далее лайнер продолжил путь над акваторией Охотского моря, а истребители, проводив его до сухопутных рубежей СССР, вернулись на базу.
Чтобы вернуться в рамки регламента полета, пилотам KE007 требовалось взять резкий курс на юг и достигнуть Японии. Однако они продолжили полет в юго-западном направлении, и вскоре повторно нарушили советскую воздушную границу над Сахалином. Отклонение теперь достигало 500 км, что трактовалось военными СССР как тяжелейшее преступление.
В сложившейся ситуации командир 40-й истребительной дивизии на Дальнем Востоке Анатолий Корнуков отдал приказ об уничтожении «Боинга». В 1998-2002 годах он занимал должность главнокомандующего ВВС России. Неоднократно рассказывая о принятом тогда решении всей своей жизни, Корнуков всегда подчеркивал, что основывался на нормах международного и советского права, считая полет корейского самолета провокацией американцев. Генерал армии ушел из жизни в 2014 году.
Непосредственным исполнителем приказа выступил майор Геннадий Осипович на Су-15. Он произвел предупредительные выстрелы, которые пилоты «Боинга» могли не заметить. При этом офицер не пытался связаться с корейскими летчиками по радио и не смог идентифицировать судно-нарушитель.
Осипович выпустил по цели две ракеты. Одна прошла мимо, другая взорвалась рядом с хвостом. Самолет вошел в спираль и через 12 минут после атаки рухнул в пролив Лаперуза в 37 км к юго-западу от Сахалина, разбившись о воду.
Информация о трагедии появилась в советской печати лишь 2 сентября.
«В ночь с 31-го августа на 1-e сентября самолет неустановленной принадлежности со стороны Тихого океана вошел в воздушное пространство над полуостровом Камчатка, затем вторично нарушил воздушное пространство СССР над о. Сахалин. При этом самолет летел без аэронавигационных огней, на запросы не отвечал и в связь с радиодиспетчерской службой не вступал.
Поднятые навстречу самолету-нарушителю истребители ПВО пытались оказать помощь в выводе его на ближайший аэродром. Однако самолет-нарушитель на подаваемые сигналы и предупреждения советских истребителей не реагировал и продолжал полет в сторону Японского моря», — так ТАСС преподнес случившееся у берегов Сахалина.
Реакцией на гибель «Боинга» стали антисоветские акции в США (62 жертвы, в их числе сенатор Лоуренс Макдональд) и Корее (82 пассажира и 23 члена экипажа). Люди устраивали шествия протеста и жгли флаги СССР. С испепеляющей критикой в адрес Советского Союза выступил президент Рейган, назвавший случившееся «преступлением против человечества, которое никогда не должно быть забыто», а также «актом варварства и нечеловеческой жестокости». Репутации СССР был нанесен колоссальный ущерб.
Неделю спустя, 9 сентября, Министерства обороны и иностранных дел СССР провели пресс-конференцию для отечественных и иностранных журналистов. В ходе встречи начальник Генштаба Николай Огарков с указкой в руках доказывал на схеме полета и карте района трагедии, что корейский «Боинг» на самом деле был не гражданским самолетом, а разведчиком.
«Неопровержимо доказано, что вторжение самолета южнокорейской авиакомпании в советское воздушное пространство было преднамеренной тщательно спланированной разведывательной операцией. Она управлялась с определенных центров на территории США и Японии, — заявил маршал. — Гражданский самолет для нее был выбран сознательно, не считаясь, а возможно, и в расчете на человеческие жертвы. Отсюда и все тяжелые последствия этого чрезвычайного «инцидента», как называют его в западной прессе. Естественно, что вся ответственность за происшедшее целиком и полностью ложится на ее организаторов».
Известно, что военные СССР не допустили американские корабли к месту ЧП.
Отечественным водолазам удалось оперативно обнаружить и поднять на поверхность черные ящики.
Впрочем, в Международную организацию гражданской авиации записи самописцев были переданы лишь десять лет спустя по личному распоряжению президента России Бориса Ельцина и никаких сенсационных подробностей не раскрыли.
Глава государства встретился с родственниками погибших. В процессе мероприятий Ельцин передал корейской стороне и американцам документы, связанные с катастрофой: расшифровку радиообмена экипажа KE007 с другими самолетами и со службой управления воздушным движением, текст магнитной записи бортового регистратора, справку об анализе информации аварийного самописца, заключения экспертных групп Минобороны, КГБ и Минавиапрома, тексты докладов Андропову от различных ведомств.
Несмотря на поисковые работы с участием советских, американских и японских специалистов, ни один фрагмент так и не был опознан как останки пассажира.
Есть сведения, что солдаты и офицеры из части, дислоцированной на сахалинском мысе Крильон, находили на побережье выброшенные приливом истлевшие фрагменты одежды, старую обувь, женские сумочки, зонты и другие вещи, которые были не очень похожи на элементы багажа респектабельных пассажиров…
Офицер ВВС Осипович умер в 2015 году. А в 2003-м он заявил «Комсомольской правде», что «Боинг» с пассажирами сбили… американцы.
«Им нужна была провокация, — приводил доводы подполковник в отставке. — Выйдет — хорошо. Не выйдет — тоже. ЦРУ все было выгодно. Так вот, было два самолета. Я сбил не пассажирский, а разведчика. А лайнер с пассажирами сбили американцы, чтобы потом заявить, что СССР — империя зла! И убедить мир в том, что на самом деле разведчика не было!
Многие получили у нас за сбитый мной самолет двойные оклады. Все, кроме меня. Есть справедливость? А про орден даже говорить не хочу! Вручили через год! «За успехи в боевой и политической подготовке».
Надо заметить, что и за рубежом нашлись те, кто отрицал американскую версию катастрофы. Например, француз Мишель Брюн в своей вышедшей в период поздней перестройки книге «Сахалинский инцидент» настаивал на том, что 1 сентября 1983 года в пределы СССР одновременно вторглись не менее девяти самолетов, а корейский «Боинг» якобы выходил на связь… спустя 45 минут после атаки Осиповича, которой, по его убеждению, не было.
«Для американцев, даже для тех, кто не верит американской версии событий, крайне трудно признать, что между советскими и американскими военными самолетами произошло серьезное столкновение, окончившееся потерями с американской стороны, столкновение, которое оставалось секретом все эти годы. Их колебания понятны. Но они не согласуются с тем, что показывает мое расследование», — говорится в книге Брюна. Далее он объясняет доказательства перехватов и уничтожения самолетов над Сахалином…
«Обилие деталей в заявлениях свидетелей позволяет нам выделить несколько эпизодов преследования и уничтожения самолетов-нарушителей разными пилотами-истребителями и находки нескольких различных остовов советскими водолазами на различных участках морского дна у берегов Сахалина, — убежден Брюн. — Тем не менее, именно российские документы, переданные ИКАО для отчета 1993 года и приложенные к Информационному сообщению №1, дают наиболее драматическое доказательство масштабов сахалинских событий и позволяют нам понять очевидные противоречия между японскими и американскими данными».
Отставной офицер японской разведки Иосиро Танаки в своей книге «Правда о полете KAL 007» делает вывод, что «американские спецслужбы сознательно направили пассажирский самолет в воздушное пространство СССР».
«Цель — вызвать переполох в модернизированной и значительно усиленной за год до трагедии системе ПВО советского Дальнего Востока и заставить включить «молчащие» в мирное время радиолокационные станции», — пишет автор.
Комментарии
29
Читайте также
Газовая подстанция горит под Липецком
1
Украинские консулы посетили задержанных моряков
Российские заключенные стали реже умирать
Неизвестные подожгли под Киевом храм УПЦ
1
Последние новости
Улюкаев оплатил 130 миллионов рублей штрафа
В китайском плену: туристы из России застряли на острове
Испугалась отца: что произошло после изнасилования в Уфе