Ещё

«Упырь. Обычный человек такое совершить не мог» 

Жестокое убийство многодетной матери Натальи Дмитриевой, вызвавшее народное волнение в поселке Псебай, заставило многих вспомнить о трагедии в другой кубанской станице — Кущевской. Откуда такой беспредел и зверство в самом южном, солнечном и позитивном регионе страны? Почему власти пытаются скрыть происходящее? Правда ли, что местные жители вынуждены безропотно терпеть выходки отморозков со связями и постоянно жить в страхе? Ответы на эти и другие вопросы искал на месте корреспондент «Ленты.ру».

Последний вечер

Кафе «Ивушка» в Псебае со стороны похоже на зарешеченный навес для авто. Заведение находится в самом центре поселка и портит его, как безвкусной своей внешностью, так и отрицательным влиянием на местную молодежь. В нем и рядом с ним любили проводить время местные хулиганы. В нем же вечером 13 мая, в компании подруги Веры, провела последний вечер своей жизни Наталья Дмитриева.
Она была с мужем Алексеем, но он пошел домой раньше, дабы дать возможность подругам спокойно пообщаться, а самому позаботиться о детях, коих у Дмитриевых пятеро и младшему только два года.
Примечательно, что самое злачное заведение Псебая, соседствует с самым ангельским — детским садом «Малышок», напротив и чуть левее — красивый сквер с часовней, фонтаном и памятником Владимиру Ленину. Администрация в двух минутах ходьбы, рынок.
В «Ивушке» к женщинам подсела компания 16-летнего Максима и юноши старались вести себя прилично. Почти всех из этих ребят Дмитриева знала с детства. А Максим так и вообще, говорят, бывший одноклассник ее сына, одно время сидевший с ним за одной партой.
От кафе до дома Натальи не больше семисот метров. Никаких темных и опасных закоулков по пути. С центральной Советской улицы нужно свернуть налево в частный сектор, миновать один перекресток, свернуть направо на следующем. Дальше прямо — до пешеходного мостика через горную речку. И еще пятьдесят метров.
Никакой боязни перемещаться по поселку в темное время суток у местных жителей отродясь не было, но все же молодые люди вызвались проводить женщин до дома. Возможно, потому что те перебрали с выпивкой? Максим с 20-летним другом Савелием пошли с Натальей. Третий парень — Андрей — с ее подругой.
И вот, когда компания уже дошла до мостика, произошло то, над чем теперь гадают все псебайцы и правоохранители во главе со старшим помощником председателя Следственного комитета России Комиссаровым.

Невыносимая жестокость

По данным следствия, Максим и Савелий отправились провожать Наталью, уже «имея умысел, направленный на совершение насильственных действий сексуального характера». Однако обстоятельства произошедшего настолько противоречивы, что сделать однозначный вывод о том, что творилось в пьяных головах фигурантов дела без судебной экспертизы, — невозможно.
Наталью ударили сзади по голове камнем и насиловали буквально не сходя с дороги. При этом, предположительно, женщина была не только жива, но и находилась в сознании. Затем ее изрезали, порвали рот, отрезали часть уха. Предположительной причиной смерти стало удушье, и в следствии указывают на то, что задушил ее именно Максим.
«Голову не просто разбили, а размочалили так, будто собирались сделать тело непригодным для опознания. Значит, действовали осознанно и хотели избежать наказания?» — рассуждает один из псебайцев, кому (не по собственной воле) пришлось видеть растерзанное тело знакомой.
«На Наталье не было никакой одежды, кроме лифчика. Кишки наружу выпустили, когда палкой влагалище разворотили. Зачем? Тут всего три варианта: либо скрывали следы изнасилования, либо получали удовольствие, как маньяки, либо просто глумились над убитой», — говорит собеседник «Ленты.ру».
Провожатых Дмитриевой запечатлела не только память ее подруги, но и камера видеонаблюдения «Ивушки», а значит, попадание в круг основных подозреваемых был предопределен. Насильники явно не думали о том, что их ждет завтра, даже если сперва собирались лишь «развлечься» и отпустить свою жертву. Ведь комплекция мужа Натальи позволила бы ему порвать обоих пацанов на части, не прибегая ни к чьей помощи, а у него еще двое взрослых крепких сыновей.
Удивляет само место, выбранное для совершения нападения, которое явно не назовешь ни укромным ни тихим, при том что таких в поселке полным-полно. Там, где нашли растерзанное тело Натальи, теперь поставили букет цветов — его видно издалека и почти со всех сторон. По крайней мере, днем.
Место это всего в нескольких шагах от прозрачной сетки забора одного из ухоженных огородных участков. Живущая там пожилая женщина рассказала, что никаких криков в ночь трагедии не слышала. «На то, что происходит что-то неладное, по ее словам, обратили внимание собаки соседа напротив. Несмолкающий лай вынудил его выйти осмотреться, но спасать уже было некого», — сказала она.
Однако другая соседка утверждает, что Дмитриева даже вступила в диалог со своими мучителями, просила их о пощаде. И это было слышно, как и мужской голос, несколько раз повторивший фразу: «Жизнь или…». А потом глухие удары камня…
Невмешательство жильцов окружающих домов представляется теперь чем-то невероятным, ведь истязания продолжались, предположительно, около полутора часов.
«Судмедэксперта выворачивало, о чем вы говорите? — вспоминает один из дежуривших в ту ночь казаков, прибывших на место преступления вместе со следственно-оперативной группой. — Нам говорят: идите, ищите. А кого, где? Ночь на дворе».
Одного из двух фигурантов не пришлось долго искать — пьяный Савелий спал в кустах неподалеку. Максима задержали позднее. По словам источника «Ленты.ру», подросток озвучил весьма своеобразную версию произошедшего. «Говорил так: "Подошли мы к мосту, и у Дмитриевой вдруг кишки выпали, кровь потекла". И вот он решил добить ее, чтобы не мучилась», — отметил источник.

Народный гнев

Череда безумия с поимкой юноши не прекратилась, а перешла в какую-то еще более невероятную стадию. Так, утром 15 мая на сайте краевого следственного управления, появилась новость о возбуждении по факту произошедшего уголовного дела в отношении подростка по первой части статьи 105 УК, то есть об убийстве без каких-либо отягчающих обстоятельств, чьего-либо соучастия и намеков на изнасилование.
Причин для появления такого сообщения могло быть всего три: банальная ошибка при наборе текста постановления или новости об этом, полная профнепригодность судмедэксперта или сознательное желание скрыть чудовищные обстоятельства происшествия. Но от кого?
В поселке с населением в десять тысяч человек, любое тяжкое преступление — событие года. А тут такой ужас! Уже очень многие были в курсе того, в каком состоянии нашли тело Дмитриевой, и знали о том, кто именно пошел провожать ее домой в тот злополучный вечер.
Максим известен в поселке как бросивший школу после девятого класса хулиган, избалованный богатым и влиятельным в местных кругах родителем. «Тот уже не раз отмазывал его от полиции и даже в открытую заявлял об этом. Мол, вот заплатил пятьсот тысяч… Вокруг Максима сбилась шайка. За ними уже несколько нападений на людей, грабежи. Употребляют соли наркотические. При этом сам-то пацан этот —дрыщ дрыщем. Обнаглел до безумия. Плюнул в лицо главе местной администрации, когда тот ему замечание сделал 9 мая», — рассказал местный житель.
Мало того, парня и его друзей молва причисляет к некоей таинственной криминальной организации «Псебайское центральное единство» (по аналогии с «Бандитским центральным единством» или «Арестантским уркаганским единством»). Так что в версию о банальной ошибке или о «слепоте» судмедэксперта никто не поверил. Люди решили спросить с власти по полной программе и в рамках закона. Вышли на митинг 18 мая, видео с которого, распространенное в сети, вызвало ажиотаж всероссийского масштаба.

Власть

«Митинг был согласован. Никаких беспорядков у нас не наблюдалось», — говорит Алексей Букин, который после увольнения по собственному желанию главы администрации Псебайского городского поселения Павла Жарова взял бразды правления как его заместитель.
Алексей ни от кого не прячется, смотрит собеседнику в глаза, говорит уверенно и дружелюбно. Попасть в его кабинет может любой желающий. Достаточно зайти в здание администрации и подняться на второй этаж. Никакой охраны и бдительных секретарш.
Тишина и спокойствие, царящие в коридорах и кабинетах псебайского «Белого дома», как и в самом поселке, на девятый день после резонансного убийства, резко контрастируют с тем, что пишут в соцсетях и СМИ. Эхо несуществующего бунта прорывается сюда в виде бесконечных телефонных звонков.
Пока Букин отвечает по сотовому: «Нет, парень никогда раньше ни за что не привлекался. Проводился как-то профилактический совет в школе, и все… Родители очень хорошие у него. Я их лично знаю. Они в шоке», — в соседнем кабинете звонит городской, оттуда стучат в стену, и Алексей берет вторую трубку.
«Сейчас, подождите… Да, Букин… Жаров уволился по собственному желанию. Проблемы со здоровьем серьезные. Да, есть инициативная группа: одиннадцать человек туда входит. С ними регулярно проводят встречи следователи, доводят последнюю информацию, отвечают на вопросы. Потом… Телефон? — чиновник берет в руки список. — Нет, телефона у меня пока нет. Пожалуйста».
Закончив оба разговора, Букин обращается к сидящему напротив корреспонденту. «Нам скрывать нечего. Спрашивайте», — говорит он. Никакого бандитского «ПЦЕ» в поселке, по его словам, никогда не было.
«Да, люди говорили об этом на площади, но почему же раньше никто не обращался?» — сетует мужчина.
Он признает, что проблемы с прячущейся где-то молодежью есть и связаны они с принятием регионального закона №1539, который запретил появление несовершеннолетних лиц в общественных местах с 22 до 6 часов без сопровождения родителей и полный запрет на нахождение их в развлекательных заведениях в позднее время.
«Раньше они были перед глазами, а теперь их приходится выискивать», — говорит чиновник.

Пацаны

Детей — от мала до велика — в Псебае очень много. Они бегают по округе вместе с домашней птицей, радуясь очередному теплому солнечному дню, коих на Кубане с избытком. И растут эти дети не как трава: младшие — в нескольких поселковых детских садах, старшие — в псебайских школе и гимназии. Работают целых два дома культуры. Еще отдельная школа искусств, военно-патриотический клуб «Рассвет» — борьба, стрельба и так далее. Казаки водят желающих в походы по близлежащим горам. В общем, досуг на любой вкус.
Однако ночью, как известно, город засыпает и просыпается мафия. «ПЦЕ? Да было такое, но сейчас уже нет. Просто баловались, писали на заборах. Этим много народу занималось. Да все кому ни попадя. Типа, по приколу. Есть же АУЕ? А у нас свое такое, — рассказывает один из местных пацанов. — Максим такое же отношение к ПЦЕ имел, как и все. У него своя компания, в которой он старшим был… Тот еще придурок, но чтобы такое сотворить? Ребята вообще не понимают, как он такое сделал. Да и мог ли?»
Парень рассказывает, что многие ребята ведут ночной образ жизни, отличный от дневного, но интересы у большинства мирные: выпить да потусить. Масла в огонь подливают те, кто приезжает к родственникам или друзьям из города — с деньгами, травкой и солями, чтобы оторваться тут по полной, «ведь ментов-то у нас почти нет».
«Конечно, Макс жил одним днем. Не учился, не работал, — продолжает молодой человек. — Родители с ним сладить не могли. Все думали, видимо, что дурь с возрастом пройдет, потому и заступались за него где надо, заносили денег, чтобы не ломать жизнь пацану. Только думаю, что у Макса проблемы были с обычной жизнью и поэтому он такой весь отчаянный».
На просторную территорию гимназии забрались два петуха. Один из них напал на другого и стал бить его клювом в голову. Тут же через ограду с улицы перепорхнул третий и отогнал драчуна. Рядом учебный корпус, окна которого смотрят на живописный горный склон, украшенный скалистыми обрывами. Красивый вид загораживают стопки учебников на подоконниках. Звенит звонок, и ребятня бегом покидает классы, разбегаясь по ухоженным газонам.
Чистые и опрятно одетые мальчики и девочки идут к машинам, на которых за ними приехали родители, или на автобусные остановки, раздобыв где-то мороженое. А через какой-нибудь час, переодевшись, разбегаются по окрестности в поисках приключений.
Вот, два крепких мальчугана десяти-двенадцати лет залезли в маленький горный ручей — один из многочисленных в Псебае. Третий мальчишка повис на мостке, глядя не моргая на своего товарища, который нагнулся над мутным потоком и засунул в него руки. Через несколько мгновений парень выдергивает их вместе с яркой блестящей рыбиной. Мальчик восторженно кричит с моста, а рыбак надменно замечает: «мелковата…» — и кидает рыбу не глядя куда-то за плечо.

Райский уголок

Поселок Псебай — это райский уголок на юге Краснодарского края, у которого есть все основания называться курортом, хоть он и вдалеке от моря. От столицы региона до сюда 250 километров. Сначала нужно добраться до Майкопа. Оттуда до Лабинска. Дальше все время на юг — к Главному Кавказскому хребту. Путь этот не такой уж сложный и длинный, как кажется на первый взгляд: дороги хорошие и пробок нет. А какие пейзажи!
Особенная прелесть — последние три десятка километров, отделяющие Псебай от районного центра — поселка Мостовской. Здесь ровные как стол поля впереди упираются в горы — такие прям обои для «рабочего стола», хоть и без снежных вершин.
Сам Псебай, состоящий из трех частей, находится на высоте 640 метров над уровнем моря, вытянувшись на 12 километров по живописной долине горной реки Малая Лаба. Эта местность богата ценными лесными и горными породами. Природные ресурсы обеспечивают местных жителей работой, хоть и пыльной. Дают надежду на завтра.
Еще относительно недавно поселок был самостоятельным райцентром, и хоть статус этот утрачен, такие блага, как больница с амбулаторией, к примеру, сохранились.
Местность привлекает любителей отдыха в горах, и особенно маунтинбайкеров. Есть турбаза, гостиница со всеми удобствами.
Здесь же природный заказник. В горных лесах полно дичи, на которую приезжал охотиться еще внук Николая I Сергей Михайлович Романов. Для него в 1898 году в Псебае даже построили дачу на 11 комнат.
Сегодня здание, которое местные зовут Царским домом в аварийном состоянии и загорожено глухим забором. Прямо напротив него разместили казачий штаб — в здании детской библиотеки, которое тоже может в любой момент рухнуть. Несмотря на то, что в прошлом Псебай официально был казачьей станицей, бравые служилые рубаки здесь с жиру не бесятся. Даже форма у них куда скромнее, чем у тех, кто недавно стегал нагайками протестующих в столице.
«Да, вот стараемся здесь работать с молодежью», — показывает кубанец небогатое устройство штаба: на веранде висит перемотанная боксерская груша, рядом стопка матрасов и простреленные мелкими стальными шариками щиты деревянных грудных мишеней. На стенах черно-белые демотиваторы, распечатанные на простых листах А4. В углу охолощенные автоматы Калашникова.
«Оружия у нас нет никакого, — перехватывает взгляд журналиста казак. — Ходим на дежурства так, как есть. Был случай, тут в соседнем поселке одного задерживали. Ранил двоих наших. Хорошо что пистолет заклинило».
Служилые очень переживают за то, что произошло с Натальей Дмитриевой, и особенно их расстраивает народное негодование в их адрес: «Во всем казаки виноваты». Но сил следить за порядком всей этой территории, по их словам, при нынешнем раскладе никак не хватит. Реальные полномочия есть только у четверых участковых, но на них и вся бумажная работа.
«А Максим нормальный парень был, реагировал на замечания-то…», — озадаченно произнес один из них.
Псебайское кладбище находится на горном склоне. Оно достаточно большое: поселок основан на месте разгромленного в 1856 году адыгского села и унаследовал его название, которое в переводе на русский означает: «Богатый водой» (Бай Псы). Могила Дмитриевой находится в верхней части кладбища. Здесь, где открывается живописный вид на долину, 16 мая Наталью хоронили всем поселком.
Ее знали и любили почти все. Красивая и талантливая Наталья пела в народном ансамбле «Лель», ставшем лицом поселка далеко за его пределами. Но есть среди жителей поселка и те, кто видел в ее поведении неподобающие черты, а в ее по-медвежьему сильном и надежном супруге — наивную доброту. Однако и такие замолкают на полуслове, дабы не дать повода оправданию действий насильников и убийц.
«Мое личное мнение — это откровенные сатанисты. И у Максима, если не ошибаюсь, была в соцсетях кличка «Упырь», — говорит настоятель Свято-Преображенского храма, украшающего центр Псебая, отец Георгий. — Обычный человек такое совершить не мог в любом состоянии. Они мстили этой бедной женщине и не раскаиваются. Возможно, что это делалось и в назидании другим, чтобы их боялись, чтобы показать свою силу. Возможно были какой-то наставник, ведь были еще нападения».
В Псебае вообще не встретить неприветливого человека. Даже хмурые полицейские, дежурящие возле ДК «Юбилейный», где теперь одно за другим проходят совещания с наезжающими в поселками волнами проверяющих и руководителей всех мастей, готовы пообщаться, если не затрагивать тему убийства.
Трудно эту приветливость на лицах и общую атмосферу псебайского благополучия примирить с лютой жестокостью, проявленной его отпрыском. Но чем ярче солнце, тем чернее тени. Жители в общении с журналистом просят не указывать их имена, и, даже убедившись, что их не называют, лишь некоторые готовы делиться чем-то кроме горя и недоумения от пережитого ужаса.
«Не дайте им прикрыть дело, — говорит женщина. — Они уже инициативную группу запугали так, что прямо кошмар. Аж какие-то статьи им приводят. Не дали снимать на похоронах. И тех, кто собирался ехать на передачу по центральному ТВ, тоже развернули. Кто? Да начальство! Зачем? Чтобы внимания не привлекать к своим делишкам. Тут же лес, понимаешь? Дела темные».
А еще в Псебае очень много слухов и никому другому, кроме опытных и независимых от местных родственных и «деловых» связей следователей не удастся отделить зерен от плевел, доказать виновность или невиновность Максима и других участников событий.
Комментарии376
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео