Почему забыли про трагедию? В Перми вспомнили жертв «Хромой лошади» 

Почему забыли про трагедию? В Перми вспомнили жертв «Хромой лошади»
Фото: АиФ Пермь
Кого уже освободили?
Время неумолимо: уже семь лет прошло с того страшного пожара, который унёс жизни 156 человек, оставив без родителей и детей десятки семей. Для родных погибших 5 декабря начинается «поминальный месяц». Многие в этот день приходят к мемориалу в сквере Уральских добровольцев — напротив входа в здание бывшего клуба.
В отличие от прошлых лет, в этот понедельник не было традиционных траурных мероприятий. Не проводили молебен, не зажигали свечи, не звучала печальная музыка. Если в прошлые годы политики и первые лица города тоже приходили вспомнить жертв пожара, то нынче их у мемориала не видели. Правда, говорят, , глава администрации Перми, побывал на месте трагедии утром и возложил цветы. А ещё  выделили близким погибших автобус до Северного кладбища.
Не исключено, что о трагедии в «Хромой лошади» благополучно позабыли и большинство фигурантов уголовного дела по пожару в ночном клубе. Ведь многие из них уже на свободе. Владимир Мухутдинов, экс-глава краевого Госпожнадзора, избежал уголовной ответственности за истечением срока давности преступления, и его освободили в суде. Первыми по УДО из колонии вышли Наталья Прокопьева и , сотрудники Госпожнадзора. В прошлом году по амнистии к 70-летию Победы досрочно освободились Сергей и , пиротехники, и , исполнительный директор клуба.
За решёткой из девяти признанных виновными сегодня остаются трое: , коммерческий директор клуба, Олег Феткулов, арт-директор, и Анатолий Зак, владелец «Хромой лошади».
Где сидит Зак?
Зак, отмотавший две трети срока, не оставляет попыток выйти по УДО. Сейчас он сидит в одной из самых известных колоний в России — Сегежской ИК-7 (Карелия). В своё время там отбывал наказание Ходорковский, а недавно разгорелся скандал на всю страну из-за информации, что в колонии якобы практикуются пытки и жесткое отношение к сидельцам.
В ноябре Сегежский городской суд отказал Анатолию Заку в УДО. Сейчас его адвокаты оспаривают это решение. Среди прочих аргументов они напирают на то, что их подзащитный тяжело болен.
— Лично мне всё равно: выйдет он или будет сидеть от звонка до звонка. Для нас уже ничего не изменится, мою дочку Ирину (Устинову, работала менеджером бара в «Хромой лошади». — Авт.) не вернуть. Понёс ли он и другие обвинённые заслуженное наказание? — задаёт риторический вопрос и продолжает: — Зак хотя бы расплатился с потерпевшими. От остальных получаем какие-то копейки. Мы-то ладно — пенсионеры, мы проживём. А как быть потерпевшим, которые продолжают лечиться? Как быть тем, кто поднимает детей погибших? Им ведь деньги нужны сейчас! О каком заслуженном наказании можно говорить?!
В гибели своей дочери женщина до сих пор винит Светлану Ефремову и Дер­бенёвых.
— Это Ефремова позвонила и вызвала мою дочь на работу в тот вечер в клубе. Хотя это была не её смена, и Ирина не должна была работать. Виноваты и пиротехники. Если бы не злополучный салют, наши дети вернулись бы домой живыми. А потом Ефремова заявляла, что моя дочь и другие погибшие сотрудники не были работниками клуба. И только благодаря Наташе Безе, которая помогала нам доказать свою правоту, их признали работниками «Хромой лошади» (Наталья Безе, у которой в пожаре погибла одна дочь и пострадала вторая, не пропустила ни одного судебного заседания по «Хромой лошади». — Авт.). Наташа боролась за наших детей, за потерпевших, за родных погибших, а себя не уберегла. Недавно её не стало: умерла от рака, — добавляет Лариса Титова.
Спустя восемь лет «Хромая лошадь» продолжает собирать свой страшный урожай.
Видео дня. Даву и Бузову заподозрили в примирении
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео