Ведомости 30 июля 2012

Как ВТБ работает с заемщиками

Несколько историй об извлечении банком «дополнительной инвестиционной прибыли».
История с цистернами
Бывший сотрудник КГБ предприниматель Александр Бессонов разрабатывал проект для «Газпрома», связанный с производством удобрений. После того как в «Газпроме» в 2001 г. поменялось руководство, проект Бессонова посчитали непрофильным и он стал развивать его самостоятельно. В феврале 2004 г. Бессонов обратился в ВТБ за кредитом на $100 млн для своей компании ООО «Украгрохимпромхолдинг». На деньги ВТБ и свои собственные средства компания собиралась купить 2500 цистерн для аммиака у ЗАО «Транс-аммиак». Владелец обеих фирм — Бессонов (здесь и далее по данным СПАРК).
В апреле 2005 г. ВТБ заключил с «Украгрохимпромхолдингом» кредитное соглашение. Бессонов представил в банк контракт с «Транс-аммиаком», подтверждающий «целевое использование кредита», и получил деньги. А вскоре объявил о банкротстве «Украгрохимпромхолдинга» и «Транс-аммиака».
По заявлению сотрудника ВТБ возбудили уголовное дело. По мнению банка, Бессонов похитил $100 млн В ходе расследования выяснилось, что лишь 1,056 млрд руб. было потрачено на цистерны, а 1,512 млрд руб. ушло на личный счет Бессонова.
Находясь под следствием, Бессонов рассказал свою версию о кредитной сделке (материалы уголовного дела есть у «Ведомостей»). В качестве условия выдачи кредита топ-менеджеры ВТБ предложили отдать 1,8% «Украгрохимпромхолдинга» кипрской Toulino Trading Ltd., «действующей в интересах ВТБ и связанной с ним отношениями контроля через Русский коммерческий банк на Кипре». В состав правления «Украгрохимпромхолдинга» от ВТБ вошел Владимир Яценко — тогдашний вице-президент ВТБ и сват президента ВТБ Андрея Костина (представитель ВТБ «Ведомостям» родство подтвердил). Toulino должна была заключить договор с компанией Бессонова «Транс-аммиак» и продать ей 1,8% «Украгрохимпромхолдинга» «по фиксированной стоимости, обеспечивающей для ВТБ дополнительную инвестиционную прибыль в размере $7,5 млн». Бессонов утверждал, что такую схему разработали сотрудники ВТБ под руководством тогдашнего первого зампреда правления банка Вадима Левина.
Бессонов также рассказал следователям, что в 2005 г. был сформирован «резервный фонд» в $17 млн — для уплаты процентов по займу ВТБ. И в течение 2005 г. Бессонов передал наличными $17 млн сотрудникам ВТБ, а те их отдали «для хранения» Яценко. Последний $5 млн передал начальнику службы безопасности ВТБ «для оплаты процента по кредиту».
«Левин начиная с июня 2005 г. требовал от меня (через Яценко) досрочно исполнить обязательства по выкупу 1,8% долей «Украгрохимпромхолдинга» у Toulino Trading… — писал в показаниях Бессонов. — Левин дал крайний срок до мая 2006 г. сделать перевод так называемой «дополнительной инвестиционной прибыли» в размере 7,5 млн долларов США в Русский коммерческий банк на Кипре на счета Toulino Trading Limited» (до июля 2005 г. Русский коммерческий банк на Кипре возглавлял родственник Яценко и Костина Андрей Серебряков). Интересно, что, войдя в правление «Украгрохимпромхолдинга», Яценко получил от Бессонова «мерседес».
Яценко говорил следователям, что все было по-другому. Вот его версия. Яценко координировал выдачу кредита Бессонову от ВТБ и вошел в правление «Украгрохимпромхолдинга» как представитель ВТБ. Никаких денег Бессонов ему не передавал. Про $7,5 млн «дополнительной» прибыли — правда, но это было решение кредитного комитета банка; ВТБ хотел получить инвестиционный доход за счет обратного выкупа в апреле 2007 г. доли «Украгрохимпромхолдинга» у Toulino Trading. «Мерседес» тоже был, но Яценко использовал его исключительно в служебных целях.
Бессонов был осужден на 13 лет, его заместитель Федор Михеев — на 11 лет.
Никого из менеджеров ВТБ среди обвиняемых не было. В августе 2007 г. следователь московской прокуратуры выделил в отдельное производство уголовное дело в отношении «неустановленных лиц», отметив в постановлении, что «одним из элементов разработанного Бессоновым плана явилось подыскание в ОАО „ВТБ“ лиц, не являвшихся членами организованной преступной группы и соучастниками преступления, которые, действуя из личной корыстной заинтересованности, могли оказать помощь в получении кредита без надлежащей оценки финансовых рисков операции».
Яценко уволился из ВТБ еще во время следствия и сейчас работает в банке «Глобэкс», главный акционер которого — ВЭБ. Левин ушел из ВТБ в 2009 г., сейчас он член совета директоров «Металлоинвеста». Оба они оставили вопросы «Ведомостей» без ответов.
«Решение по данному кредиту полностью соответствует стандартной кредитной процедуре, утвержденной в ВТБ, — сообщил представитель банка. — Однако имело место сознательное введение в заблуждение банка. В результате ВТБ подал заявление о возбуждении уголовного дела, по которому были осуждены Бессонов и Михеев, приговоренные судом к 13 и 11 годам соответственно за мошенничество и легализацию средств, полученных преступным путем». Что же касается передачи денег менеджерам банка, то «это ложь Бессонова». «Его аналогичные заявления не получили своего подтверждения в ходе судебного разбирательства», — объяснил представитель ВТБ.
«Ведомости» обнаружили кипрскую Toulino в отчетах еще одного заемщика ВТБ — ОАО «Группа „Разгуляй“. ВТБ кредитует „Разгуляй“ с начала 2000-х, в марте 2009 г. долг был 6 млрд руб. Как минимум с 2004 г. до декабря 2005 г. Toulino владела 15% этой компании. Основатель (и член совета директоров) „Разгуляя“ Игорь Потапенко Toulino вспомнить не смог. „У нас очень много акционеров“, — сказал он и заверил, что появление компании среди акционеров „Разгуляя“ не было условием получения кредита от ВТБ.
История с заводами
В 2007 г. ВТБ выдал $225 млн в кредит созданному в том же году „Руссагропрому“ для покупки молочных заводов у группы „Нутритек“, принадлежавшей структурам „Маршал кэпитал“ Константина Малофеева. После того как в прошлом году „Руссагропром“ объявил дефолт, ВТБ подал в Высокий суд Лондона иски к Малофееву и его структурам (»Нутритек», «Маршал кэпитал холдингз»), заявив, что «Нутритек», будучи под общим контролем с «Руссагропромом», обманом вовлек банк в соглашение. «Нутритек» и «Руссагропром» действительно были не чужие друг другу: например, гендиректор «Руссагропрома» Евгения Кремнева работала финансовым директором «Нутритек-агро», а «Руссагропром-холдинг» указывал тот же телефон, что «Маршал эстейт» и еще четыре компании под руководством Малофеева и его брата.
В материалах суда есть интересная деталь: в ноябре 2007 г., т.е. в период получения кредита, «Руссагропром» заключил соглашение с белизской Dalford Consultants Ltd. на оказание консультационных услуг за $3,5 млн плюс премия (success fee), размер которой привязан к стоимости 10% акций молочных заводов. Представители банка признали, что никаких услуг белизская компания не оказывала, принадлежала она «ВТБ Москва», а схема была нужна для минимизации налогов.
Малофеев ситуацию не прокомментировал.
«ВТБ представил исчерпывающую информацию по данному делу Лондонскому суду. В соответствии с требованиями суда мы не можем комментировать детали процесса», — сообщил представитель банка, а про консультации белизской фирмы сказал, что «данный вопрос относится к структуре сделки и представляет банковскую тайну».
История с месторождениями
Компании Федора Хорошилова с 2005 г. получали кредиты от ВТБ и его кипрской «дочки» на освоение месторождений. Хорошилов, который в 1998-2002 гг. руководил тюменским филиалом «Сибнефти», имел лицензии на освоение трех месторождений в Западной Сибири, намеревался бурить там скважины и добывать нефть.
В 2008 г. Хорошилов приостановил выплаты по кредитам, и в июне 2009 г. ВТБ начал подавать на него иски в Высокий суд Лондона, их общая сумма в итоге составила около $800 млн  В суде Хорошилов рассказал о подробностях кредитных сделок. По его словам, условия он обсуждал с членом правления ВТБ Андреем Пучковым, который курирует юридические вопросы, и с Левиным. Одно из них состояло в том, что в октябре 2005 г. компания Хорошилова заключила с кипрской Pancia Limited опционное соглашение на 20% в «Технефтьинвесте» — владельце нефтяных лицензий. А в октябре 2006 г. по устной договоренности с Пучковым и Левиным, что ВТБ продолжит финансировать проекты, Хорошилов, как он утверждал в суде, заплатил Pancia Limited $114 млн  Хорошилов подал к ВТБ встречный иск, потребовав компенсации ущерба от ареста его активов. В этом иске он поставил под вопрос честность сотрудников ВТБ, и в частности Пучкова, в связи с Pancia. Летом 2010 г. Хорошилов представил суду документы «из неназванного источника», касавшиеся владения Pancia Limited. Слушания были отложены.
У Хорошилова, по его словам, состоялся разговор с Пучковым. В итоге ВТБ дал Хорошилову девять месяцев на урегулирование долга, а он отозвал встречный иск. Но урегулирование не состоялось, и процесс продолжился.
Хорошилов сообщил суду, что по его поручению частные детективы исследовали деятельность Pancia и выяснили, что она связана с Пучковым. Представитель ВТБ в суде назвал представленные Хорошиловым документы подделкой. А по поводу Pancia сказал, что она была частью схемы Хорошилова по реструктурированию и рефинансированию его бизнеса.
В России против Хорошилова возбудили уголовное дело о мошенничестве (завышение запасов на месторождениях).
«Группа ВТБ предоставила компаниям Хорошилова кредиты на общую сумму более $800 млн При рассмотрении кредитной заявки ВТБ был введен в заблуждение относительно стоимости активов. В настоящий момент ведется предварительное следствие и судебное разбирательство. Хорошилов объявлен в международный розыск», — сообщил представитель ВТБ. Никаких устных договоренностей Хорошилова с Пучковым и Левиным не было, настаивает он, Пучков не имеет к Pancia никакого отношения, а представленные суду документы о Pancia «фальшивые, что подтверждено официальными органами Кипра, и именно это и стало причиной отзыва Хорошиловым иска из Лондонского суда».
Хорошилов, которому передали просьбу «Ведомостей» дать комментарии, на связь не вышел.
История с центром
В годовом отчете за 2008 г. ВТБ указал среди крупных заемщиков ИГ «Создание». Кредит — 5,7 млрд руб. предназначался для строительства гостинично-делового центра (ГДЦ) «Парк Победы».
Летом того же 2008 года вице-президент ВТБ, курирующий девелоперское направление, Павел Косов стал единственным владельцем московского ООО «Маяковка». До того «Маяковкой» владел ее гендиректор и председатель советов директоров «Создания» Александр Репринцев.
«Маяковка» была проектом «Создания», сказали «Ведомостям» по телефону, указанному как телефон «Создания». Правда, отвечает теперь по этому телефону компания «Финпром», она же значится на сайте ГДЦ «Парк Победы» как соинвестор проекта.
Тем же летом 2008 г. мобильный телефон и адрес, указанный при регистрации «Маяковки», появился в объявлениях о продаже офиса неподалеку от станции метро «Маяковская» (на Садовой-Кудринской ул., 21, корп. 5) площадью 881 кв. м по цене $15000 за 1 кв. м (итоговая цена получилась $13,2 млн) и магазина площадью 147 кв. м (цена не обозначалась).
«Ведомости» дозвонились до Репринцева. Он не стал отрицать, что дружен с Косовым, но о «Маяковке» «не помнит». Как же не помнит, если был ее владельцем? «Это какой-то сюрреализм», — ответил Репринцев. К кредиту он тоже, по его словам, отношения не имеет.
«Косов был соучредителем компании «Маяковка», — признал представитель ВТБ, но как Косов им стал и почему это совпало с выделением займа — не ответил. «ВТБ финансировал компанию „Финпром“, входившую в группу „Создание“. „Финпром“ исправно обслуживает свой кредит. Этот кредит не является проблемным», — заключил он.
Обыкновенная история
Насколько часто банки входят в капитал кредитуемых компаний, чтобы получить «дополнительную инвестиционную прибыль»? Аналитик Fitch Ratings Александр Данилов говорит, что это распространенная практика не только в России, но и в мире: банки закладывают в кредитный договор условие о владении миноритарным пакетом заемщика. В России, по его словам, так поступают почти все крупнейшие банки.
Сколько могут попросить с заемщика за «консультационные услуги»? «Размер отката при получении значительного кредита в госбанке может составлять примерно 10% от суммы в зависимости от сложности ситуации, — делится бывший банкир, подчеркивая, что не имеет в виду конкретный госбанк. — Если в качестве отката передаются наличные, то обычно эти суммы не столь значительны, они нужны для околобанковской деятельности, решения мелких процедурных вопросов с чиновниками и оплаты различных удобств для топ-менеджеров. Для получения более существенных откатов используются офшорные компании, на которые от получателя кредита идут отчисления. Наконец, существенные откаты могут быть не связаны напрямую с перечислением денег — откатом становится доля в том или ином бизнесе».
Комментарии
Читайте также
Бомж ограбил мужчину в центре Москвы
В Третьяковке закрыли зал с поврежденной картиной Репина
В удмуртской колонии ликвидировали пожар
Суд отложил вопрос об аресте вандала из Третьяковки
1