Ещё

Между строк Transparency International 

Гость в студии «Голоса России» — Владимир Семенович Овчинский, доктор юридических наук, генерал-майор милиции в отставке, бывший советник Конституционного суда, бывший руководитель Российского бюро Интерпола.
Интервью ведет Армен Гаспарян.
Гаспарян: В рамках эфира «Голоса России» мы достаточно часто обсуждаем проблемы коррупции. Как известно, и президент страны Дмитрий Анатольевич Медведев, и глава правительства Владимир Владимирович Путин неоднократно затрагивали этот аспект в разного рода выступлениях.
В этом интервью поговорим об этом с доктором юридических наук, генерал-майором милиции в отставке, бывшим советником Конституционного суда, бывшим руководителем Российского бюро Интерпола Владимиром Овчинским.
Ряд западных, а также российских СМИ обожают цитировать доклад о коррупции, который подготовила Transparency International. Он стал настолько значимым и знаковым для определенного рода политиков и публицистов, что его воспринимают как некую истину в последней инстанции — монолит, от которого, собственно говоря, и надо отталкиваться во всех суждениях. В последнем докладе, который процитировали все кому не лень, Россию поставили на 143 место из 182 возможных. Насколько это объективно?
Овчинский: Всю свою сознательную жизнь я занимаюсь криминологией, то есть изучаю преступность. Я всегда это делал на практике, 27 лет работал в МВД, потом — в ОДКБ, потом — в Конституционном суде. Я написал массу книг. Я могу сказать, что рейтинг индекса восприятия коррупции Transparency International — это фальсификация. Любой здравомыслящий человек должен его выбросить в мусорное ведро. Это издевательство над разумом. Я говорю об это не сейчас, я говорю это все годы.
Сама Transparency International — полезная организация. Эта организация проводит и в мире, и в России очень интересные исследования. Она проводит очень интересные криминологические, антикоррупционные экспертизы законопроектов, различных решений. Что касается своей основной работы — ежегодного составления рейтингов о странах — это чистый блеф. Я приведу пример. По последнему рейтингу Transparency International, Россия стоит на 143 месте вместе с африканскими странами и с Белоруссией.
Гаспарян: Это Нигерия, Того, Уганда, Белоруссия, Азербайджан.
Овчинский: Вы, наверное, были в Белоруссии?
Гаспарян: Не был, к сожалению.
Овчинский: А я бываю там постоянно, практически каждый месяц. Читаю лекции, встречаюсь с сотрудниками правоохранительных органов, с политиками. Я могу сказать, что уровень коррупции в Белоруссии несравненно ниже, чем в России, по всем показателям. Кому-то не нравится авторитарный режим, который создали местные руководители. Он может не нравиться. Но тогда ставьте рейтинг «авторитаризм», а не «коррупция». К коррупции режим к Белоруссии никакого отношения не имеет.
Самой коррумпированной страной в рейтинге Transparency International являются (это последнее место — 183-е) Сомали и Северная Корея. Что касается Сомали, у меня вопросов нет — это пираты, это вообще неуправляемая территория.
Гаспарян: Регион нестабильности, как его называют.
Овчинский: Управляемый бандами. Но что касается Северной Кореи, кто из экспертов Transparency International там был?
Гаспарян: Это вообще самая закрытая страна.
Овчинский: Да. Какая коррупция в Северной Корее? Мы вообще не знаем, что там происходит. Я знаю информацию, что за коррупцию там сразу расстреливают — там нет ничего другого. Там не может быть коррупции. Это страна, которая построена в другом измерении. Мы живем на одной планете, а люди из Северной Кореи — на другой планете. Это несоизмеримо. Никто не может оценить этот уровень.
Если Россия поставлена на 143 место, то примерно на 60-м месте стоит Непризнанная республика Косово, которую возглавляют наркоторговцы и люди, которые торговали человеческими органами.
Гаспарян: Совершившие преступления против человечности.
Овчинский: Это вся верхушка. Косово — это преступники, международные и национальные, которые организовывали албанский наркотрафик по всей Европе. И что, они могут стоять выше России?
Или Индия. Я с огромным уважением отношусь к Индии, много раз там был и вижу, как они информационно развиваются. Но Индия стоит намного выше, чем Россия, хотя Индию весь 2011 год трясет. Там проходят даже не стотысячные, а почти миллионные митинги протеста. Там беспорядки на основе неприятия коррупции.
Я много раз спрашивал у сотрудников Transparency International, у международных чиновников и у Елены Панфиловой, которая возглавляет российское отделение (я к ней отношусь с огромным уважением), дескать, ребята, какие критерии в основе? Вы берете объективные данные, количество выявленных коррупционных преступлений? Вы берете количество привлеченных лиц, которые прошли суды, находятся в местах лишения свободы? Вы берете опросы населения? Они отвечают, мол, нет, мы ничего этого не берем.
Гаспарян: Тогда как же это высчитывается?
Овчинский: А у нас, говорят, есть эксперты, которые закреплены за теми или иными странами, и мы просим их поставить место той или иной страны в рейтинг коррупции. Я говорю, мол, а на основе чего? А на основе их личных, субъективных убеждений. Причем они не могут ставить рейтинги ниже или выше, чем предыдущие. И этот бред, это издевательство над всей человеческой логикой и наукой, вбрасывают в мировое пространство и говорят, дескать, ориентируйтесь на эти рейтинги.
Теперь давайте возьмем чисто игровую модель. Есть борьба с коррупцией, а есть использование борьбы с коррупцией для политической борьбы — как внутриполитической, так и внешнеполитической. В 2011 году рейтинги были предъявлены и на весь мир было заявлено, что Россия находится на 143 месте? За несколько дней до выборов.
Это было сделано не ко Всемирному дню борьбы с коррупцией, который 9 декабря. Ну объявите 7 декабря. Нет, они объявляют 1-2 декабря. Это еще один вброс в общественное сознание. Я вижу, что это сознательная акция, манипуляция российским и мировым общественным сознанием. Я вижу, что эти рейтинги — это то, что портит международные отношения.
Гаспарян: Это называется «раскачивание лодки».
Овчинский: Раскачивание моря. Раскачивание лодки — это национальное, а раскачивание моря — это портит… В газете Le Monde недавно появилась статья известного французского философа Андре Глюксманна и его обширное интервью.
Ориентируясь на рейтинги Transparency International, он говорит, что Россия — это вообще «криминальное» государство, что все руководство России надо смести, что руководство России — следующее после Каддафи. И статья называется «Путин — следующий после Каддафи».
Гаспарян: Ее, кстати, охотно цитировали в России определенного рода политики.
Овчинский: Его печатают на всех сайтах. Глюксманн — известный философ. А на чем он основывает свои данные? На рейтингах Transparency International. Он говорит, дескать, смотрите, Transparency International — великая организация — поставила Россию на один уровень с африканскими странами, и мы так должны относиться.
Тут же после статей Глюксманна, который создал идеологему, Европарламент принимает решение о том, что Россия неправильно провела выборы, что Россия коррумпирована. После всего этого — заседание Сената США, который рассматривает два вопроса: о коррупции в России и о результатах выборов.
Я сейчас человек свободный, я защищаю Россию. Каждый человек должен понимать, что творится. Ведь мы в России не рассматриваем вопрос о результатах выборов в США.
Гаспарян: По крайней мере, на уровне нижней палаты парламента этого точно нет, и на уровне верхней мы тоже не рассматриваем.
Овчинский: Мы же не рассматриваем вопрос о результатах выборов на Украине, в Молдавии или в Киргизии. Это прямое вмешательство во внутренние дела этого государства. Почему эти люди имеют право ставить эти вопросы? Меня как гражданина России это оскорбляет. И мне особенно противно, что все эти выводы делаются на основе выводов Transparency International.
Гаспарян: Тогда получается, что выводы Transparency International — это некий казус белли.
Овчинский: Выводы Transparency International — это элемент в идеологическом оружии не только против России, а против любых стран, которые можно поставить на то или иное место, а потом предъявить им: вот видите, мировое сообщество вас ставит на уровень неразвитых африканских стран, и к вам так будут относиться. Выполняйте наши требования!
За рейтингами Transparency International ничего нет. Если бы люди дали научное обоснование и сказали, мол, смотри, никуда не денешься — все именно так… А я вижу, что это не так.
Как бы мы ни относились к нашим правоохранительным органам (вы знаете, что я являюсь одним из главных критиков и реформы МВД, и системы уголовной юстиции, и системы учета, и борьбы с коррупцией), но давайте подходить объективно. Есть показатели — взяточников сажают с тюрьму. Только за 2011 год к уголовной ответственности за коррупцию Следственным комитетом привлечены 200 мэров, глав городов, депутатов.
Гаспарян: Сопоставимы эти цифры, например, с цифрами в странах Европы?
Овчинский: В каких странах? С Косово мы не будем сравнивать.
Гаспарян: С Косово грешно сравнивать.
Овчинский: Поэтому я не хочу сравнивать с Европой. Мы не можем это сравнивать со Швецией, Финляндией, даже с Эстонией на постсоветском пространстве. У нас уровень коррупции объективно выше.
Но у нас ведется борьба с коррупцией. У нас же не Сомали, где нет государственных институтов и вообще ничего. Это просто издевательство над нашей страной и над нашими гражданами, когда нас ставят на уровень африканских стран.
Пользователи Сети утверждают, что нашли в соли стекло
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео