Ещё

Девять дней после гибели «Локомотива»: хоккеистов погубила неправдоподобно глупая ошибка пилотов 

Сегодня, 15 сентября, — девять дней с момента гибели в авиакатастрофе ярославской хоккейной команды «Локомотив». Погибли все — хоккеисты, тренеры, массажисты, врачи. Всего — 37 человек из команды. Самому старшему из хоккеистов было 38, младшему — 18. СМИ в этот день разделились. Одни вспоминают пассажиров рокового рейса, большинство же вновь возвращаются к версиям трагедии.
Причина крушения Як-42, полностью исправного, заправленного качественным топливом и вылетавшего в хорошую погоду, до сих пор не названа, а предварительные результаты расследования не ответили ни на один вопрос. Единственная версия, которую пока не исключили, — ошибка пилотов. Однако в чем именно они ошиблись и по какой причине — пока не ясно.
Картину, которая вырисовывается у следствия на данный момент, собрала воедино «Комсомольская правда». Сначала все шло, как положено: пилот доложил диспетчеру о готовности к взлету и получил разрешение. 7 сентября в 16 часов лайнер вырулил на полосу и начал разбег. Самолет проехал всю взлетно-посадочную полосу и выехал за нее на гравий, не успел набрать безопасную высоту, столкнулся с антенной курсового маяка, загорелся и рухнул.
Командиром экипажа был 44-летний Андрей Соломенцев. Однако за штурвалом, как установлено, был второй пилот, 49-летний Игорь Жевелов. Этот трагический полет был для него обучающим: раньше он летал на других самолетах, и опыта полетов на Як-42 у него не было. Сотрудники аэропорта «Туношна» под Ярославлем, откуда хоккеисты вылетали в Минск, в один голос говорят, что Соломенцев сильно нервничал перед полетом, и было заметно, что он явно не в себе.
Звучат предположения, что из-за своего нервозного состояния, вызванного, вероятно, семейными проблемами, командир экипажа вовремя не заметил ошибку второго пилота и не успел принять экстренных мер. Эксперты говорят, что Як-42 безопасный самолет, может летать на двух двигателях, способен совершить посадку с неисправностями, а вот взлететь без достаточной тяги категорически не может. Отсюда делаются предварительные выводы, что пилот пытался поднять самолет в воздух, когда еще не была набрана достаточная мощность двигателей.
Это крушение само по себе уникально — впервые в истории российской авиации Як-42 упал на взлете, отметил в интервью КП Владимир Герасимов, заслуженный летчик России, специалист по безопасности полетов, принимавший участие в расследовании многих авиакатастроф.
Он предполагает, что когда самолет начал набирать скорость, пилот потянул штурвал на себя и совершил так называемую «лейтенантскую ошибку», которую допускают молодые, неопытные или неквалифицированные летчики. «Попытка поднять лайнер при малой тяге двигателя сродни самоубийству!» — восклицает Герасимов.
Более того, по его мнению, ни командира, ни второго пилота, несмотря на их возраст, нельзя назвать опытными. У Соломенцева налет — 1500 часов, у Жевелова — 400 часов. «На самом деле это мало. В авиации принято считать, что у второго пилота должно быть больше тысячи, а у командира — три тысячи часов налета», — говорит летчик.
Впрочем, нужно уточнить, что эти цифры отражают то время, которое Соломенцев и Жевелов налетали именно на Як-42. В целом же командир налетал 6900 часов, а второй пилот — 13 тысяч часов.
Международный авиационный комитет (МАК) расшифровал «черные ящики» упавшего самолета, но экспертиза так и не дала ответов на вопрос, почему при ясной погоде и других благоприятных обстоятельствах воздушное судно, едва оторвавшись от земли, задело крылом радиолокационный маяк и рухнуло, развалилось на части и загорелось, пишет «Труд».
Глава МАК Татьяна Анодина озвучила результаты расшифровки самописцев: «Установлено, что взлетная масса самолета была в пределах допустимой, при проверке экипажем до взлета всех каналов управления все работало в штатном режиме, и руль высоты отклонялся также в штатном режиме. Двигатели работали до момента столкновения с препятствиями, перед взлетом стабилизатор и закрылки были в положении взлета. Разовых команд, свидетельствующих об отказах авиатехники, на записи параметрического самописца пока не выявлено».
Специалисты надеются, что картина станет более ясной после расшифровки речевых самописцев, фиксировавших разговоры экипажа. Также будут продолжены технические экспертизы.
Один из крупнейших российских авиационных экспертов страны, заслуженный летчик-испытатель, герой России, начальник авиации Московского округа внутренних войск МВД Магомед Толбоев сказал «Комсомольской правде»: «Полную картину можно будет восстановить только после того, как станет ясно, какую скорость набирали пилоты, как они выводили двигатель на взлет, или же сразу выбрали максимальный режим, или же они в процессе разбега доводили двигатель до взлетного режима».
"Они начали разгон с первой рулежки, у них за спиной остались 500 метров из 3000 — такова длина взлетно-посадочной полосы в Ярославле. На оставшихся двух с половиной тысячах метров Як-42 может три раза взлететь и три раза сесть. Но непонятно, почему столько они пробежали", — говорит Толбоев.
"Точка невозврата — примерно за тысячу метров до конца полосы. Все полосы оборудованы спецзнаками. Вот этот круг промелькнул — ты уже или должен оторваться, или экстренно тормозить. Но решение нужно принимать почти мгновенно. Опытный летчик сразу убрал бы шасси и проехался по грунту. Самолет бы сломался, побился бы, но люди остались живы", — рассуждает он.
По его словам, единственный выживший в катастрофе — бортинженер Александр Сизов, который постепенно идет на поправку, сможет рассказать следствию обо всех обстоятельствах трагедии. «Бортинженер — член экипажа, который контролирует показатели скорости, высоты. Он наверняка владеет полной информацией, что же все-таки там произошло», — говорит Толбоев.
В свою очередь «Московский комсомолец» продолжает настаивать на версии того, что экипаж допустил «ошибку блондинки» — начал разбег с не выключенным стояночным тормозом. Магомед Толбоев допустил, что такое возможно, однако Минтранс заявил, что на взлетно-посадочной полосе не было следов, которые бы подтверждали это.
Но МК отстаивает им же озвученную версию, приводя мнения экспертов. Например, летчик Сергей Кнышов, командир Ил-96, объяснил: «Ручка стояночного тормоза находится внизу, у педалей. Ее и правда можно не заметить. В истории авиации были такие случаи. Более того, если командир себя плохо чувствовал и передал управление второму пилоту, возможно, второй пилот просто растерялся, не заметил».
Один из опытнейших пилотов КБ Яковлева, просивший не называть его имени, также высказался в пользу версии «ошибки блондинки». По его словам, такие случаи были: один из последних — в Краснодаре и как раз с Як-42, правда, без столь тяжелых последствий. Как полагает газета, сомнения экспертов вызывает не столько техническая сторона вопроса, сколько неверие в то, что пилоты могли допустить столь серьезную оплошность.
Это неполный текст новости
Пользователи Сети утверждают, что нашли в соли стекло
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео