Далее:

Средневековая проблема в XXI веке: просвещение против чумы

Средневековая проблема в XXI веке: просвещение против чумы
Фото:
Ссылка на материал «КС» с пометкой «вести с фронта» появилась в группе ВИЧ-диссидентов в социальной сети «ВКонтакте». Информацию о том, что врачи Ямала ждут запрета подобных организаций и следят за резонансным судебным процессом в Тюмени по случаю гибели ребенка от СПИДа, здесь приняли в штыки. Читая комментарии, убеждаюсь: среди членов сообщества немало тех, кто уверен, что СМИ за такие материалы приплачивают СПИД-центры… Что тут скажешь?.. Что заставляет людей не идти в СПИД-центр, заведомо зная, что они заражены, или если есть серьезные подозрения? Люди боятся гонений. К тому же современный человек устроен так, что перед любым походом к врачу заглядывает в Интернет. Лично я всегда так делаю. Стоит только углубиться в тему, можно легко найти интернет-сообщества ВИЧ-диссидентов. Готовясь к написанию материала, лично просидела в одной из этих групп несколько часов. Они таким вот испуганным, оказавшимся порой наедине с диагнозом людям дарят надежду на жизнь. Это потом ты, возможно, поймешь, что надежда была ложной… А пока тебя попотчуют «достоверными» историями о том, как люди долго и почти здоровыми живут много лет без антиретровирусной терапии. Страшно то, что если ВИЧ заражен ребенок, для родителей здесь предусмотрена куча шаблонов заявлений с отказом от медицинского вмешательства различного рода. Вдобавок «доброхоты» всячески настроят вас против любой медицинской помощи. Всё это имеет массовый размах: только в одной группе больше 15,5 тысячи подписчиков. Для сравнения: группа Всероссийской акции «Стоп ВИЧ/СПИД», которую поддерживают известные и авторитетные в стране люди, насчитывает 13,8 тысячи человек. Сообщество с названием «Профилактика ВИЧ/СПИДа в России» собрало и вовсе 2800 подписчиков, при том что оно находится в верхних строчках поиска. Разница налицо. ВРАЧЕЙ С ЛЕКЦИЯМИ ПУСКАЮТ НЕ ВЕЗДЕ Конечно, реальное состояние здоровья диссидентов, которые описывали свои истории, никто из медиков не оценивал. Да и известно, при хорошем здоровье иммунитет человека способен долго бороться с вирусом, болезнь протекает незаметно, но итог всегда один… Народ мало знает о ВИЧ, говорят врачи ГБУЗ ТО «Центр профилактики и борьбы со СПИД», при этом не очень хочет просвещаться. Врачи каждый день по графику работают в разных аудиториях: наркодиспансеры, центр временного содержания несовершеннолетних, детские лагеря, школы… В трудовые коллективы пробиться или трудно, или невозможно. Часто руководитель в разговоре просто отвечает: «У нас таких нет», рассказывает врач отдела профилактики Галина Лютикова. – Если уж удалось договориться, люди просят рассказать по-быстрому, уложиться минут в пятнадцать, аргумент простой: «Зачем нам это надо, а если надо будет – прочитаем в Интернете». Но ведь в Интернете не всё. Там можно укрепить только теоретические знания; бытовые, житейские – нет. А ложь от правды, как мы знаем, отличить может только просвещенный, – говорит о простых истинах врач и добавляет, что часто лекция затягивается. Те, кто пришел на 15 минут, остаются на час-полтора. Ведь информация прикладная: как защититься правильно! К сожалению, бороться с диссидентами словом не всегда эффективно. Весьма устойчивый миф о том, что препараты, которые выдают в СПИД-центре, больше вредят, чем помогают, опровергает завотдела профилактики учреждения Павел Восквицов: – Это первые, разработанные 30 лет назад, подавляли иммунную и нервную систему. Сейчас препараты совершенно другие. На Западе уже давно одну таблетку в сутки принимают, у нас пока по схеме три-четыре в комплексе с поддерживающей терапией при постоянном контроле уровня вирусной нагрузки. НЕСОВЕРШЕНСТВО ЗАКОНА ПОПРАВЯТ ОСЕНЬЮ? – Лечение ВИЧ-инфици-рованных детей мы начинаем с рождения, и они доживают до совершеннолетия с прекрасным иммунитетом, никаких вторичных заболеваний нет. Если родители отказываются от лечения, вы видите, чем это заканчивается. Думаю, в будущем надо решать этот вопрос с юридической позиции. ВИЧ-инфицированные родители вправе выбирать: принимать им терапию или нет. Но если речь идет о ребенке, они не могут запросто решить: жить ему или нет. Закон в этом отношении пока несовершенен, и мы видим результат, – комментирует Галина Викторовна. Но! Гибель девочки от ВИЧ не только подняла шумиху в СМИ и получит развязку в суде над ее матерью. В новостных лентах 7 июля появилась информация о том, что после этого случая зампред думского комитета по вопросам семьи Оксана Пушкина готовит на рассмотрение в нижней палате парламента законопроект об обязанности родителей отправлять детей на лечение. Рассмотрение его планируется в осенней сессии. ОТМЕЧЕН ПРИРОСТ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ Статистика тюменского центра говорит о том, что процент вновь выявленных носителей ВИЧ растет. Например, за прошлый год прирост составил 6 %, предварительная цифра по нынешнему – 14. Она пока выведена карандашом, ее будут пересчитывать в конце года, но всё же. Причем в статистику попали не только наркоманы и проститутки, но и социально благополучные, даже пенсионеры. Седина в бороду, как говорится… Типичное заявление сделала моя подруга: – Зачем мне проверяться, у меня кроме мужа никого нет. В сомнительные места мы не ходим. Но ведь даже в любимом человеке нельзя быть уверенным на все сто, твердят врачи. И это доказывает описанный выше случай с девочкой, которую мама лечила народными средствами и скрывала болезнь от мужа и родных. Беспечность каждого еще и в том, что мы думаем, что с нами этого не произойдет. А там, мало ли, может, мы относимся к тому единственному проценту людей, невосприимчивых к вирусу.
А как бы поступили вы, если бы узнали о болезни?
«КС» решил провести эксперимент и задал всего два вопроса двум обычным женщинам, не имеющим отношения к медицине. – Если бы вы узнали о своем положительном ВИЧ-статусе, рассказали бы об этом близким и стали бы принимать лечение?
Елена, 44 года: – Я априори не эгоист. Подумала бы о муже, о своих родителях. Мужу, наверное, сказала бы, потому что это его безопасность. Попросила бы не говорить никому больше. Подставлять близких – это подло. Лечилась бы точно.
Мария, 32 года: – Рассказала бы супругу. Если бы узнала во время беременности, быстрее бы побежала в специализированную больницу. Лечиться, без вариантов! Жить-то надо и малыша спасать.
– Если бы вы узнали о ВИЧ- статусе друзей, стали бы настороженней к ним относиться? Елена, 44 года: – Нет. Это глупо и несовременно. Это такая же болезнь, как все остальные. Необразованные люди гоняют, шпыняют таких людей, такие же необразованные в этом плане люди не лечатся. Так же общались бы. Одна знакомая спит с ВИЧ-инфици-рованным, предохраняется, бегает по больницам – проверяет кровь. Я с ней недавно общалась. И что? Распространяться об этом не надо, считаю, от недалекого ума люди начинают гнать больных. Общество агрессивно настроено, это в определенной форме нацизм.
Мария, 32 года: – Если б узнала о больных друзьях, наверное, стала бы общаться осторожнее с ними. Хотя, как я узнала бы… Если они меня по-честному предупредили, значит, выполняют все нормы безопасности, пьют таблетки и прочее… Если они мне рассказали, значит, уважают меня и не хотят заразить. Общались бы, наверное. Тем более что у меня есть приятель с гепатитом В. Сначала это немного смущало, сейчас нормально.
СТАТИСТИКА Под прицелом – ямальцы от 20 до 49 лет С начала года диагноз ВИЧ поставили 1019 жителям Тюменской области. На Ямале за этот же период выявлено 144 человека, в Югре – 830. Таков сводный лист от 30 июня, в нем количество выявленных за полгода, поясняют в ГБУЗ ТО «Центр профилактики и борьбы со СПИД». Дальше – анализ, который только подтверждает общие тенденции: количество заболевших мужчин за прошлый год – 58,8 процента, женщин – 41,2. Половой путь заражения – 31 процент, наркотический – 30, по оставшимся информации нет, эпидрасследование не закончено, больные в розыске. Почти все вновь выявленные в прошлом году – это взрослые (98,6 процента), доля детей – чуть больше одного процента. О них не говорят как о зараженных, дети родились от больных матерей и до полутора лет будут на учете. Если матерью были соблюдены все предписания врачей, то малыша снимут с учета. В прошлом году в Тюменской области родилось 345 таких детей, на Ямале – 44 (за первое полугодие 2017-го – 24 малыша). Еще одна важная графа – смерть. В прошлом году с диагнозом ВИЧ в Тюменской области умерло 515 человек, на Ямале – 58. Самая весомая строчка – смерть от СПИДа, дальше – сопряженные с ним болезни: туберкулез, болезни органов дыхания, сердечно-сосудистые заболевания. Попали в сводную таблицу и суициды, передозировка, несчастные случаи. По возрасту заболевших «КС» дали следующую информацию: 64 процента от всех выявленных в Тюменской области относятся к возрастной категории 25–39 лет. На Ямале значительная часть заболевших – люди от 20 до 49 лет. На 30 июня в округе зарегистрирован 3031 ВИЧ-инфицированный, в том числе 241 человек из коренных малочисленных народов Севера. К цифрам статистики нужно относиться спокойно, говорит Павел Восквицов. По его словам, прирост наметился за счет высокой выявляемости: «Это то же самое, что нет рака в глухой сельской местности, потому что нет онколога».
Оставить комментарий