Конституционный суд высказался о законе про пересадку органов

Конституционный суд высказался о законе про пересадку органов
Фото: EPA
Конституционный суд вчера обнародовал свое мнение по одному из самых острых и болезненных вопросов - о донорстве органов человека после его смерти.
Полвека прошло с того времени, когда еще мало кому известный врач Кристиан Барнард провел первую в мире пересадку сердца. Несмотря на то что трансплантология с тех пор стала признанным направлением в медицине, споры о том, что можно и что нельзя при изъятии органов, не утихают, а разгораются с новой силой.
С точки зрения медицины, как только пересадка органов начала делать первые шаги, встали совсем не медицинские проблемы - о согласии на изъятие органа у человека или его близких, о праве получить орган для умирающего и мнение семьи донора. Окончательного ответа и неоспоримого решения на все эти новые вопросы и десятки похожих нет и сейчас.
Заявителями в Конституционном суде оказались родные умершей после аварии девушки. Они оспаривали одну из статей Закона "О трансплантации органов и (или) тканей человека". Статья эта называется "Презумпция согласия на изъятие органов и тканей".
Трагедия в семье заявителей началась с того, что молодая москвичка оказалась жертвой дорожной аварии. В коме ее привезли в больницу. В реанимации она прожила несколько дней. И каждый из них мать приходила в больницу, общалась с врачами. Судя по ее заявлению, в день смерти ее к дочери не пустили.
Против виновника ДТП было возбуждено уголовное дело. Когда близкие знакомились с материалами этого дела, увидели заключение судебно-медицинской экспертизы. В нем было сказано, что некоторые органы у умершей изъяты для трансплантации. Близкие обратились в Замоскворецкий районный суд с иском к медицинским учреждениям - тем, где лечили девушку и где пересаживали органы. Родные настаивали, что органы взяли без их ведома и согласия. Но суд им отказал. С его мнением согласились и вышестоящие суды.
Аргументы судов были таковы. Федеральный законодатель, определяя условия и порядок изъятия органов у погибшего человека для трансплантации, прописал запрет на изъятие, если клиника была поставлена в известность, что человек при жизни или его близкие высказались против.
Но такого в этом случае не было.
Конституционный суд, выслушав доводы заявителей, напомнил, что его уже не первый раз просят проверить конституционность статьи закона о трансплантации.
Родные узнали правду об изъятии органов только из материалов уголовного дела об аварии
КС подчеркнул - законодатель, когда разрабатывал этот закон, избрал модель "презумпции согласия" на изъятие органов, если при жизни человек или его семья не высказались против. По мнению КС, эта статья не может быть неясной или неопределенной. Поэтому ее нельзя рассматривать как нарушающую конституционные права граждан.
КС заметил, что существо требований заявителей "фактически сводится к необходимости перехода от существующей в России модели презумпции согласия на изъятие органов после смерти человека к другой системе - неиспрошенного согласия".
Суть вопроса вот в чем: по нашему закону о трансплантации отсутствие выраженного отказа трактуется как согласие. То есть каждый человек практически автоматически превращается в донора после смерти, если он не высказал своего отрицательного отношения к этому. "Презумпция согласия" это одна из двух основных юридических моделей регулирования процедуры получения согласия на изъятие органов от умерших людей.
Второй моделью является так называемое "испрошенное согласие", которое означает, что до своей кончины умерший явно заявлял о своем согласии на изъятие органа. Либо член семьи четко выражает согласие на изъятие в том случае, когда умерший не оставил подобного заявления. Доктрина "испрошенного согласия" предполагает определенное документальное подтверждение согласия. Пример подобного документа - "карточки донора", поучаемые в США теми, кто высказывает свое согласие на донорство.
Не секрет, что прямое обращение врачей к пациенту или его родственникам (то самое "испрошенное согласие") из-за сложившихся исторических особенностей нашей страны часто не вызывает отклика. Поэтому для того, чтобы осиротевшие родные понимали, что они потеряли близкого, но спасли даже не одну жизнь, нужны годы серьезной просветительской работы.
После смерти человек может спасти несколько жизней - в том случае, если его органы подходят для пересадки. Врачи не работают с органами и тканями онкобольных, больных гепатитом и туберкулезом. В основном посмертные доноры - скончавшиеся от несчастных случаев или инсульта. Медики говорят, что люди просто не осознают - отказ от использования органов умершего человека фактически убивает еще нескольких людей, очередников, которые очень ждут помощи. Умерший человек может стать донором для нескольких пациентов.
Комментарии закрыты