Далее:

Чего добивается наш министр от школьных учителей

Чего добивается наш министр от школьных учителей
Фото:
С добрым утром!
На дворе у нас сентябрь. И хотя учеба в школах Грузии начинается теперь не с первого числа, все равно для наших учителей сентябрь — месяц новогодний. В этом смысле им необыкновенно повезло. Только вдумайтесь — целых два Новых года! Повезло и в том, что учителей своих, кем бы мы в жизни ни стали, мы никогда не забываем.
Что касается остального… Во вчерашней утренней колонке о грузинском лари я уже проводил мысль о том, что на сегодняшний день самым универсальным способом оценки людей и их заслуг являются деньги. Как же наши учителя смотрятся в таком сугубо материальном плане?
Торопиться не будем, поскольку однозначно ответить на вопрос невозможно. Ниже объясню, почему. И еще потому, что его лучше обсудить с министром образования и науки Грузии господином Александром Джеджелава.
Как правило, высокопоставленные чиновники от просвещения, задерганные проявлениями нашей родительской любви к детям (причем исключительно к своим собственным), не особенно охотно делятся своими планами. Александр Джеджелава — и этого у него не отнять — никогда не отмалчивается! А его умение оказываться в центре общественного внимания просто поражает!
Так что, если не возражаете, мы устроим нечто вроде обзора и заочного чаепития с ним. Уверен, побеседовать в такой форме он не откажется. Тем более, что использовать мы будем его собственные высказывания в различных средствах массовой информации.
Для начала несколько слов о самом министре. То, что Александр Джеджелава на золотую медаль окончил математическую школу, говорит как за него, так и само за себя. Смею вас уверить, что человеку бесталанному закончить «комаровскую школу» вообще не по силам. Закончить на золотую медаль — по силам даже далеко не всем талантам.
Мой виртуальный собеседник, как мне кажется, совершенно искренен в высказываниях. Причем его идеи даже при самом критичном отношении, безусловно, являются плодом нешаблонного ума. Вот только…
Джеджелава, надо полагать, отменный математик. Однако математическая логика слишком узко заточена, чтобы всесторонне охватить явление социальное. Выдвигая аргументы, имеющие право на жизнь, министр часто упускает из виду, что они могут быть истолкованы и в прямо противоположном смысле.
Как человек креативный, если судить по биографии, Джеджелава явно не силен по части растолковывать свою позицию, полагая, что всем все ясно и так. Между тем, он должен понимать, что любая фраза, брошенная политиком, может быть легко вырвана из контекста. По собственному опыту знаю, что исключить возможность двоякого толкования публично произнесенных слов — очень непростое искусство.
Прежде чем коснуться учительской зарплаты, поговорим об инициативе министра перевести школьников на здоровое питание. То есть, как было сказано, раз в неделю снабжать учащихся полнокомплектных школ Грузии свежими яблоками.
В целом, подход здравый. Но не слишком ли много сопутствующего абсурда? Почему только яблоками? Чем провинился контингент школ малокомплектных? Наконец, о каком здоровом питании речь, если кормить детей фруктами будут только раз в неделю?
Другой пример — грузинская народная сказка «Комбле». По мнению Джеджелава, раз у Комбле всего две овцы (кстати, по тексту их три), он плохой пастух. Подобные сказки надо, мол, создавать заново. Но там вообще не об овцах!.. Это об удачливом мошеннике, которому все сходит с рук! Древний фольклор, плод дохристианского мифологического мышления. И тут ни министру, ни самому господу Богу ничего не поделать. Во всяком случае более поздний европейский Кот В Сапогах не меньший жулик, чем наш Комбле.
Возможно, познакомившись в какой-то мере с образом мысли и предпочтениями министра, мы легче поймем его в главном вопросе, ради которого я затеял все это чаепитие. Положение школьных учителей. Надо сказать, в его лаконичной позиции намертво сплелись арифметические, экономические, психологические, нравственные аспекты. Даже не знаю, с чего начать.
Почему у учителей в Грузии такая низкая зарплата? Александр Джеджелава рассуждает так:
— В педагогической сфере должны работать те, для кого преподавание — «хобби». Если в педагогике будут очень высокие зарплаты, туда придут люди, которые не любят детей, и это большая угроза.
Надо полагать, не самым удачным образом использовав понятие «хобби», министр имел в виду предназначение, преданность и увлеченность профессией. Будучи математиком, он легко бы мог подставить в эту формулу вместо педагогической сферы любую другую. Результат вряд ли стал бы иным. Работу свою должен любить и врач, и писатель, и каменщик, и портной, и ученый… А если платить будут мало, высока вероятность, что ею займутся люди неграмотные и никчемные. Это не менее очевидно, чем неподкупная любовь к детям. И не менее серьезная угроза.
В конечном счете Джеджелава делает заключение:
— Зарплата учителей, безусловно, должна быть адекватной.
Правда, на мой взгляд, это слишком неявно вытекает из предыдущей аргументации. Поэтому возьму на себя труд высказать собственную позицию и кое-что уточнить.
Начну с того, что низкая зарплата учителей в Грузии — это тоже отчасти миф. Политический. И его эффективно эксплуатируют в своих интересах претенденты на народную любовь. На самом деле (речь, естественно, о Грузии, а не, скажем, о Швеции) учителя зарабатывают отнюдь не намного меньше, а, подчас, и больше, чем профессора вузов, врачи, журналисты и многие другие категории служащих. Естественно, в общей своей массе.
Впрочем, зачем мне навязывать вам свое мнение, если вы, живя на зарплату, в состоянии сами сделать выводы. Так, согласно официальным данным, учитель-ментор получает — 1100 лари, ведущий учитель — 965 лари, старший учитель — 800 лари. Да, для этого необходимо сдать квалификационные экзамены. Но не станете же вы лечиться у врача, который ничем свою квалификацию не подтверждает?!
Тут Джеджелава снова начинает противоречить сам себе:
— Недопустимо экзаменовать человека, которого в течение 30 лет экзаменовала сама жизнь.
Ну хоть убейте, не поверю, что это компетентное мнение принадлежит лично ему! Подобное мог бы изречь журналист, типа меня. Хотя я бы точно воздержался. Слишком сентиментальная формулировка. А из уст опытного менеджера современного типа вдобавок отдает утопической обрядностью.
А вот изречение совершенно не банальное: «Учитель прикасается к вечности: никто не может сказать, где кончается его влияние». Обидно, что это не наш министр. Это Генри Адамс, американский писатель и историк.
Мы хорошо помним наших школьных учителей. И сегодня, думая о них, я понимаю, что любили или не любили мы их не за строгость или снисходительность. И даже готовы были простить своенравие, если они по-настоящему владели знаниями и умело передавали их нам.
В одном не могу не согласиться с нашим министром:
— Мы совершили преступление, когда на протяжении 25 лет кидали камни в учителей…
Правда, сам я камней не кидал. Уверен, что вы тоже. Тем не менее, наш долг попросить у них прощения за все.
И смиренно преклонить колени.
Счастливого вам дня!
Оставить комментарий