Далее:

Робинзоны XXI века. Остров пока еще обитаем

Робинзоны XXI века. Остров пока еще обитаем
Фото:
По четыре месяца в году жители посёлка Мутный Новокузнецкого района живут отрезанными от «большой земли», к ним нельзя добраться ни по земле, ни по воде. Разве что по воздуху, но вертолёты туда давно не летают. В остальное время — только вездеход или военный грузовик может вброд пересечь три реки, чтобы попасть в посёлок. Как живут люди в Мутном, выясняла корреспондент «АиФ — Кузбасс».
Нет моста — нет людей
Виктор Иост
«До 90-х годов здесь проживало около 500 человек, — рассказывает Виктор Иост, родившийся и выросший в Мутном. — Были школа, детский сад, клуб, фельдшерский пункт, общежитие, а на улицах деревянные тротуары! Люди работали в лесхозе, на пилораме: заготавливали древесину, пихтовое масло, папоротник, лекарственные травы, разводили коров, лошадей, были даже охотники, как говорится, штатные. Круглосуточно было электричество».
Всё изменилось в 90-х годах, когда заезжие пьяные рыбаки сожгли мост через Среднюю Терсь. «В посёлок стало очень сложно добираться, практически невозможно весной и осенью. Люди начали уезжать из него. Посёлок начал пустеть, — вздыхает житель Мутного Пётр Толкмит. — Некому стало работать и учиться. Закрылся леспромхоз, пилорама, лесхоз, общежитие, школа. Ситуация ещё больше ухудшилась после разрушения в 1997 году моста через Верхнюю Терсь и в 1998 году — через реку Средний Маганак. Постепенно закрылись все административные здания».
На сегодняшний день в посёлке проживает около 30 человек, в основном это пенсионеры, которым и податься уже некуда — всю жизнь тут прожили. А у детей даже нет возможности забрать родителей к себе — сами неустроенные.
Теперь дорога в Мутный из ближайшего посёлка Осиновое Плёсо занимает минимум 2,5-3 часа. Есть риск машину угробить или вовсе утонуть! «Недавно ехали в посёлок на местном ЗИЛе, — рассказывает дачница Ирина Зырянова, — и в реке заглохли. Воды было по самые сидушки. Перелезли через окна на будку, так и ночевали там, пока вахтовка не приехала, которая ходит в посёлок два раза в неделю». Некоторым жителям повезло: у них есть свой транспорт. Ещё с советских времён, когда посёлок процветал, осталось несколько старых грузовиков и пара снегоходов, которым уже лет под 30-40!
«Весной и осенью живём тут брошенные и Богом забытые, — сетует жительница посёлка Татьяна Катаева. — Свет дают только на несколько часов в сутки. Нет у нас и квалифицированного медицинского работника. А мы ведь тут почти все пенсионеры со своими болячками. Случись что — помрём ведь! Вон уже сколько людей умерло-то, не дождавшись помощи! Инсульт был у женщины, так она кое-как домой доползла. Жители ей помощь оказывали, лекарства из города сами возили!» Мужчину с гангреной сами зимой на снегоходе в близлежащую деревню отвозили; женщина по дороге в больницу родила; полугодовалый ребёнок, не дождавшись медпомощи, умер. Зимой, случись что, больного кладут в корыто и цепляют к снегоходу… Закрыли в посёлке и последний магазин. Теперь жители на вахтовке ездят закупать продукты, кто сколько может.
Всё есть или ничего нет?
Как рапортуют власти, в посёлке есть медпункт и санитарка, все лекарства. На экстренные случаи в Мутном находится вахтовка, а в соседней деревне в 40 км «для экстренного реагирования имеется моторный катер и снегоход, транспортное сообщение до посёлка Мутный осуществляется без перебоев и ограничений». Однако, по словам жителей, они давно предоставлены сами себе, и помощи никакой не видят.
Андрей Замуленко
К кому только не обращались селяне — и в администрацию района, и в Совет народных депутатов, и в прокуратуру, и даже в суд! «Везде встречаемся с непробиваемой стеной, — говорит Андрей Замуленко, адвокат местных жителей. — В иске о нарушении прав жителей нам было отказано, потому что, как оказалось, администрация не бездействует и делает всё возможное! Никак не отреагировала на наше заявление Новокузнецкая прокуратура. Да, есть лодка, вахтовка и снегоход. Но этой техники жители давно не видят: она обслуживает десять посёлков! Как может оказать первую медицинскую помощь медработник, не имеющий даже среднего медицинского образования (по меркам города — санитарка). И как можно доставить тяжелобольного человека в больницу на снегоходе? Нам остаётся разве что молиться, чтобы ничего не случилось… »
Евгений Ильченко
Юрист Евгений Ильченко советует жителям повторно обратиться в суд, однако руководствоваться уже другой статьёй и требованиями: частью 2 ст. 11 Федерального закона от 21.12.1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». В этом случае местные власти ответственны за здоровье и жизнь людей. А поскольку такие обязанности не соблюдаются добровольно, местные власти можно принудить через суд это делать, в частности, обязать построить мосты по причине угрозы жизни и здоровью сельчан.
Предположительно на строительство мостов нужно 50 млн рублей. Мосты могли бы возродить посёлок. Здесь горные речки, горы, чистейший воздух. Но пенсионеры смирились, опустили руки и доживают последние годы вместе со своим посёлком. Через пару лет они рискуют стать отшельниками, как Агафья Лыкова. Но, быть может, в этом случае к ним прилетит вертолёт с подарками?
Оставить комментарий