Далее:

Литовский Лондон - нашествие на Стратфорд!

Литовский Лондон — нашествие на Стратфорд!
Фото:
Бал королевы спорта опустит занавес, дав станцевать последнюю мазурку. Но эти соревнования навсегда сохранятся в сердцах литовских болельщиков, и будут греть их золотой медалью дискобола Андрюса Гуджюса. Но не только! Отнюдь не только! Были и другие литовские персоналии, сыгравшие на чемпионате мира не последние роли.
Жизнь в Тауэре
Впрочем, начать надо с констатации: Лондон — литовский город. Наших людей в Британии вообще, а в английской столице в частности, действительно, очень много. Так, что многие аборигены могут легко подсказать, где находится посольство Литвы. Более того, здание, на котором развивается государственный флаг балтийской страны, является неким Рубиконом. Лондонцы так и говорят: «Перейдете посольство Литвы — сразу поворачивайте налево. До Галереи Тейт — там уж рукой подать».
Действительно. Проверено собственными ногами. Соседство очень достойное: в галереи — полотна прерафаэлистов, коллекция Тернера, персональный зал английского классика пейзажа Констебла. Наконец, современное искусство. Оно, конечно, понимаемо, не всеми, так, как грязная сковорода в раме — мягко говоря, для большинства не комильфо.
Но так мы подобрались к главной проблеме чемпионата мира. Весь чемпионат мира его участников, журналистов и прочих гостей разил вирус желудочного гриппа. Жестокий, надо сказать. Проверено собственным нездоровьем… Очень неприятные симптомы, плюс тяжелый период восстановления. Поэтому в отеле «Тауэр», где и квартируют национальные команды теперь везде и всюду флаконы с дезинфицирующим средством Purell. Желудочный грипп — болезнь грязных рук, а так, как ситуация, действительно, разрослась до эпидемии, никто уже не шутит. Поливаются обильно.
Но именно это обстоятельство позволило понять, что и знаменитый отель — тоже «оккупирован» Литвой. Вместо «шведского стола» хозяева перешли на раздачу, для чего из кухни вышли девушки — почти все наши. Интересно, что тут же литовские атлеты стали стараться занимать столики не в обширном банкетном зале, а рядышком с линией питания. Ближе к своим. Литовцы всех стран объединяйтесь!
Кстати, кабы не инфекционная зараза жизнь в отеле «Тауэр» — очень комфортная. Отличные номера со всеми удобствами. А, какие виды из огромных панорамных окон — закачаешься! Крепость, знаменитый мост с башнями, Темза. Более того, старинный шлюз, бухта, яхтклуб, на чьих пирсах современные «посудины» и старинные каравеллы. Выглянешь и не поверишь, что Туманный Альбион — натуральное Средиземноморье.
Прыжок рождается на земле
Айрине Палшите — прыгунья в высоту, которой часто мешали всякие травматические коллизии. Но не зря она так формулирует собственное жизненное кредо: «Быть спокойной и сосредоточенной на своей цели. Независимо от того, как выступают другие конкуренты. Собственный опыт растет от чемпионата к чемпионату». Возможно, благодаря концентрации душевных сил ей и удалось в зимнем сезоне-2017 покорить двухметровый рубеж — 2,01, что заставило всех относиться к литовке всерьез, хотя летом ее рекорд скромнее — 1,98.
Но в Лондоне Палшите изначально хотела дерзать: «Если у вас есть шанс, то надо его принять, веря в себя. Просто пойти на это!». И в квалификации она «пошла», и все у нее получилось. Правда, в четверг для выхода в финал хватило высоты 1,92, но Айрине примчалась на ужин счастливой, чтобы со многими обняться, кое с кем расцеловаться и занять столик рядом с раздачей. Кстати, вот гурманские предпочтения Палшите: «Не бойтесь экспериментировать! Иногда самые безумные эксперименты в конечном итоге, как фирменное блюдо. Я люблю авокадо, креветки, макароны и гречку, и свеклу!».
Гречки в Лондоне нет…
Зато финал в прыжках в высоту состоялся в субботу. Как неудивительно, но почти все финалистки начали соревноваться с первой же высоты — 1,84. Исключением выступила лишь экзотическая американка Иника Макферсон, чей образ настолько был оригинален, что даже описывать — безнадежное дело. Впрочем, потому, как эта любительница эпатировать публику запорола первую же попытку на следующей высоте — 1,88, стало ясно, что время Иники скоротечно.
А вот Палшите не обожглась на пробах пера: и 1,84, и 1,88 взяла с первой попытки, пусть и без того потрясающего запаса, что имелся у Марии Ласицкене — россиянки, вышедший в этом году замуж за этнического литовца. Но мест на пьедестале три. И если первое априори отдавалось Ласицкене, то Палшите можно было метить в серебряные или бронзовые призеры. И то, как лихо Айрине справилась с 1,92 — это доказало.
Стало совершенно очевидно: литовская «высотница», как говорят в спорте, звенит. То есть, находится в нужном физическо-психологическом балансе. Когда голова дает правильные команды телу и конечностям, когда есть волнение, но оно не превышает нормы, а потому является полезным, стимулирующим. Не закрепощает, а, наоборот, позволяет выступать с куражом, что очень и очень ценно.
Но бывает — раз, и весь баланс испаряется, у спортсмена опускаются в бессилии руки, и он остается у разбитого корыта. Так, увы, случилось с Палшите. Для нее, как и для многих, роковой оказалась высота 1,95. В первой попытке Айрине должна была ее взять — отличный вылет, но совершила технический промах, ошибившись с точкой отталкивания. И всё. Ушла уверенность. Второй заход был откровенно ни о чём. В третьей попытке Палшите пыталась бороться, но неудачно. Тем не менее, и седьмое место на земле не валяется, если речь идет о чемпионате мира.
А золото досталось Ласицкене — 2,03. Кто бы сомневался!
Оставить комментарий