Далее:

На лодке вокруг света. Как школьный учитель Смургис стал мореплавателем

На лодке вокруг света. Как школьный учитель Смургис стал мореплавателем
Фото:
Есть во Франции маленький рыбацкий городок Ла-Трамблад, славящийся своими устрицами и улитками. Одна из его улиц носит имя липчанина Евгения Смургиса. Там его историю знает почти каждый. А вот в самом Липецке не многие ответят на вопрос: кто такой Смургис? Меж тем его имя дважды занесено в Книгу рекордов Гиннесса. Это человек, решивший сделать то, на что до него никто не решался: обогнуть на вёсельной лодке земной шар. В августе ему бы исполнилось 79 лет.
Жажда странствий
«Мыслишки мрачные в голове бродят. По идеальному плану сейчас уже должны парить пузо на Канарских островах, а ещё на берег Франции нога не ступала… Нет, самое большое дело жизни надо делать до конца», — эту запись Евгений Смургис сделает в своём дневнике 25 октября 1993 г.
Спустя три недели, 15 ноября, близ французского городка Ла-Трамблад местные обнаружили его лодку… пустой. И лишь на шестой день на тот же берег вынесло тело 55-летнего мореплавателя. Для многих смерть Смургиса стала полной неожиданностью: как человек, преодолевший на вёслах 48 тысяч километров, мог утонуть.
«Женьку с вертолёта береговой охраны предупреждали о надвигающемся шторме, — вспоминал друг путешественника Николай Песляк. — Знаете, даже если бы он поверил в смертельную опасность, всё равно не сошёл бы на берег. Не в его характере было сдаваться».
Евгений Смургис родился в 1938 году в Оренбурге в семье лётчика и некогда известного футболиста. От отца он унаследовал любовь к спорту. Был прекрасным лыжником, пловцом, легкоатлетом. Но больше всего в юности увлекался боксом. Именно он помог Евгению закалить характер и укрепить силу воли. Как истинный борец, он всегда настраивался на победу. В 1950 году семья переехала в Липецк. Евгений окончил пединститут и несколько лет работал учителем физкультуры в школе в таёжной деревушке Тулпан, куда попал по распределению. Однажды, охотясь на берегу реки, он увидел плывущую в лодке старушку. Та яростно сражалась со встречным течением, с трудом удерживая судно на плаву. Это произвело на Евгения сильное впечатление. Позднее он запишет в своём дневнике: «Забыв про рябчиков, понёсся домой. Воображение рисовало радужные картины. Ту же лодку, но сделать подлинее, нос и корму поднять, приладить хорошие весла — и в путь».
В лодке с… медведем
Первую лодку Смургису в 1967 году помог построить сельский умелец — пожилой охотник и рыболов. Название ей дали необычное — «МАХ-4», что означало «махай в четыре весла». На ней Евгений, пройдя 4500 километров, всего за несколько дней добрался до родного Липецка. Из карт у него был только школьный атлас по географии, из приборов навигации — обычный компас. Это был первым из многочисленных походов Смургиса по рекам СССР. Тогда-то он на всю жизнь заразился вирусом путешествий.
Но на зарплату сельского учителя особо не поплаваешь. Понимая это, Евгений круто меняет свою жизнь, переезжает жить на Дальний Восток, обзаводится семьёй. Зимой работает лесорубом, позже — промышляет охотой, а летом на заработанные деньги отправляется в плавание по рекам и морям. Он прошёл на вёсельной лодке путь от Риги до Владивостока. В путешествиях его сопровождали друзья — Николай Песляк, Василий Галенко и Валерий Лютиков.
«Однажды мы взяли с собой лайку, думали, веселее будет, — рассказывал Николай Иванович. — А она от нас сбежала. Мы остановились отдохнуть, на берегу шли съёмки какого-то фильма. Киношникам понравилась наша собака, они угостили её колбасой, и она так с ними и осталась. Наверное, их еда оказалась вкуснее, не то что наши консервы».
Провианта в дорогу Смургис брал немного — всё только самое необходимое: воду, консервы и сухпаёк. Остальное покупали в прибрежных магазинах во время остановок.
«Было дело, Женька вместе со Славой взял с собой медвежонка. Уж очень он любил животных, — поделилась родственница путешественника Лилия Смургис. — Он нашёл потерявшегося малыша в приморской тайге. Косолапого назвал Борей. Медвежонок рос не по дням, а по часам, и троим в лодке становилось тесно. Поэтому Борьку пришлось отдать в плавучий цирк в Волгограде».
Сквозь льды
Проплыв вдоль и поперёк Россию, Смургис решает покорить Арктику. Многие сочли его идею сумасшедшей. Если бы лодка перевернулась в северных водах, гребца ждала верная смерть от переохлаждения. Но родные не пытались его переубедить.
«Если он что-то решил, то обязательно доводил начатое до конца», — говорила Лилия Александровна.
Захватив побольше тёплой одежды и еды, 20 июля 1990 года Смургис в одиночку отправляется в путь. Стартовав из заполярного города Тиски, через две тысячи километров он достиг легендарного мыса Челюскин. Путешествие далось нелегко. Когда плыть между льдами становилось невозможно, он вытаскивал лодку из воды и начинал прорубать каналы, чтобы тащить по ним судно. После его спрашивали: не одиноко ли было на Крайнем Севере? На что он отвечал: об этом просто некогда думать, нужно грести, готовить пищу, вести дневник, и так 24 часа в сутки!
«При любом удобном случае Женя старался отправить письмо родным, — продолжал Песляк. — Зайдёт ли на остановку в порт или встретится с кораблём в море, обязательно передаст весточку, что с ним всё в порядке. Ведь на берегу его ждали жена и сын».
Когда сын подрос, Евгений стал брать его с собой в походы. И однажды они вместе решают совершить кругосветное путешествие. Накануне у Смургиса-старшего спросили, не страшно ли — в океан на простой деревянной лодке?
«Страшно садиться в лодку первый раз, — ответил Смургис. — А когда за плечами 42 тысячи километров, она становится подобием дома, твоей крепостью… Когда знаешь, как поступить в экстремальной ситуации, тревога, неуверенность притупляются. Но вообще-то, пока человек ценит свою жизнь, ему не избавиться от чувства страха. Оно присуще каждому из нас, просто им нужно научиться управлять».
Боролся до конца
Четвёртого июня 1993 года Евгений и Александр Смургисы под холодной пеленой дождя и порывистым ветром покинули Мурманск. Следующая остановка — Лондон. Однако до него ещё нужно было доплыть. Казалось, удача отвернулась от путешественников. Всё было против них: встречные течения, бешеные ветра, беспощадные штормы. На отдых не было ни минуты, отец и сын гребли не переставая. В пути они потеряли якорь, сломали вёсла, пережили неприятную встречу с российскими пограничниками, принявшими их за шпионов. «Унизительный допрос, шествие под дулами автоматов на заставу. Проверка документов, унизительное хамство», — запишет в дневнике Евгений.
Наконец, Смургисы достигли берегов туманного Альбиона. Но к этому времени у них не осталось ни копейки денег — взятые с собой 450 долларов были потрачены, а лодка нуждалась в ремонте.
«Англичане отнеслись к нашим ребятам с пониманием и помогли собрать нужную сумму, — рассказывала Лилия Александровна. — Жене с Сашкой пришлось экономить на всём. Чтобы пообедать, продавали значки и вымпелы, которые захватили с собой».
За месяц лодку отремонтировали, и Евгений продолжил путь, но уже в одиночку. Организм сына не выдержал перегрузок: он заболел, и отец отправил его домой в Липецк.
«По плану он должен был идти внутренними водами: по рекам, каналам до выхода в Атлантику, а там Америка и далее, — вспоминал Николай Песляк. — Но Женя выбирает более короткий и очень опасный путь: вдоль побережья».
Такое решение стоило ему жизни. Через несколько дней Смургиса нашли мёртвым. Одна из последних записей в его дневнике звучала так: «Если придут за моей жизнью, я буду отбиваться до последнего». И никто из родных не сомневается: так оно и было.
Главное Липецк Оренбург Псков Еще 1 тег
Оставить комментарий