Далее:

Тайны полей сражений. Ивановец - о поисках пропавших без вести бойцов

Тайны полей сражений. Ивановец — о поисках пропавших без вести бойцов
Фото:
«Из молодых людей, которые побывали на местах боёв и на братских могилах, которые любят и знают историю Великой Победы, вырастут хорошие люди», — уверен командир областного поискового студенческого молодёжного объединения «Поиск» Виктор Егоров.
Другая жизнь
Татьяна Баланцева, vlad.aif.ru: — Виктор Валерьевич, как возникла идея создать отряд «Поиск»?
Виктор Егоров: — В своё время, ещё в советские годы, я работал в Пучеже учителем истории. У нас при школе действовал клуб «Турист». Вместе с ребятами занимались спортивным туризмом, ориентированием и краеведением. Ребята участвовали во всероссийских краеведческих конференциях, занимали первые места. О серьёзной работе по поиску останков бойцов Красной Армии заговорили в 1989 году на конференции секретарей райкомов комсомола. К участию пригласили и нас. Мы, конечно, откликнулись. С тех пор и занимаемся поисковой работой.
Т. Б. : — Где её ведёте?
В. Е. : — В Ивановской области боёв, к счастью, не было. А мы ведём свою поисковую деятельность в местах ожесточённых битв. Например, в районе деревень Мясной Бор и Мостки Новгородской области. Между ними около 7 км. В этом радиусе мы и работаем. Там воевала 2-я ударная армия Власова. Здесь видишь войну. Это совсем другая жизнь: лес, тишина, воронки и блиндажи, куда немцы сбрасывали трупы наших солдат, — чувствуется какая-то невидимая связь с душами погибших. Я, взрослый человек, не раз ощущал на себе это. Да и не я один. Бойцы словно просят захоронить их по-человечески, по нашим обычаям и традициям. Много раз приезжали туда и никогда не возвращались с пустыми руками. Самое малое, что находили, — останки четырёх бойцов. А максимум за одну поездку наш отряд поднимал останки 38 солдат. За 28 лет поисковых работ нашли и захоронили четыре сотни останков солдат Красной Армии, считавшихся пропавшими без вести.
Настоящее дело
Т. Б. : — Как ищете? Используете ли карты, какое-то специальное оборудование?
В. Е. : — Конечно, каждая экспедиция — это ответственная, серьёзная поисковая операция. Ощущаешь её ценность, социальную значимость, величие. Нужны обязательно карты, щуп, миноискатели. Землю щупом протыкаешь или с миноискателем идёшь. Он реагирует на пуговицу, ремень, пряжку, котелок, винтовку. А дальше начинаешь смотреть рядом. Первый способ — поиск верховых, которые под дёрном. Пули и осколки их сразили сразу. Второй способ — осмотр блиндажей, воронок, где могут быть бойцы. Молодые, неопытные поисковики расстраиваются, ведь на поверхности останков не видят. А на самом деле воронка заплывает за 70 лет слоем грязи. Он бывает даже полутораметровый. Отваливаешь землю, а там — останки воинов. Некоторые отряды находили по 100 бойцов, которые лежали в воронках.
Т. Б. : — А что ещё вы находите на местах боёв?
В. Е. : — Личные вещи — ложки, котелки. Если находишь останки немецкого солдата, при нем всё: именной жетон, каска, пуговицы, ремни и пряжки, тюбики с кремом, зубные щетки, пасты. А наши солдаты выползали полураздетые, разутые, иногда без винтовок. У многих и медальона-то с личными данными нет. Между тем, эбонитовый медальон помогает определить, кто же погиб. За 70 лет бумага внутри него истлевает. Привлекаем экспертов, чтобы восстановили. Да и не все солдаты, надо признать, медальон носили. Его называли «смертник» и выбрасывали. Некоторые верили, что если нет медальона, то не убьют. А кто-то был неграмотным, не умел писать. У них медальоны пустые.
Т. Б. : — Экспедиции затягивают?
В. Е. : — Один раз побываешь — второй уже невозможно не съездить. Затягивает, потому что это — настоящее дело. Есть поисковики от Бога. Их можно по пальцам пересчитать. Например, Сергей Чашкин, Иван Харитонов, которые знают, куда идти без металлоискателя — просто на щуп. Их душа ведёт. Бывает, по тропинке тысячу раз проходили и лишь спустя какое-то время нашли под ней человека. У поисковиков это называется «Земля отдаёт тогда, когда захочет». Среди членов нашего отряда — и старшеклассники, и студенты, и работающие люди. Они осознанно принимают участие в поисковой деятельности и понимают, что приносят пользу. В том числе и для родственников пропавших без вести бойцов, которые десятилетиями разыскивают братские могилы, где похоронены их отцы, деды и прадеды. Мы поддерживаем связи с поисковыми отрядами по всей стране. Всегда сообщаем родственникам о наших находках и приглашаем на торжественное захоронение останков. Если они успевают приехать, то передаём останки им, чтобы могли захоронить на родине павшего героя.
Это нужно живым…
Т. Б. : — Виктор Валерьевич, часто ли к вам за помощью обращаются родственники бойцов, пропавших без вести? Просят пролить свет на их судьбу?
В. Е. : — Мы считаем своим долгом помочь родственникам. За консультацией и помощью обращайтесь по телефону в Иванове: (4932) 59-47-29. Перелопатим тонны воды и грязи. Но все неимоверные усилия и старания окупаются, когда смотришь на бесконечно благодарных родственников бойцов. Нашли медальон старшего лейтенанта Прокопия Фёдоровича Феськова. Выяснили, что его внуки и правнук живут под Москвой, в Зеленограде. Привезли им медальон и личные вещи: ремень, пуговицы. Рассказали, что останки бойца захоронены в братской могиле. Нас очень тепло приняли, собрались все соседи — для них это было большое событие. Слёзы благодарности… А Сергей Чашкин, который и нашёл бойца, стал почти как член семьи. На братскую могилу потомки Прокопия Феськова привезли с собой гранёную плитку с фотографией, водрузили её и теперь каждый год бывают на мемориале в Мясном Бору. Таких случаев немало. Иногда находили бойцов и сообщали родственникам, которые уже давно потеряли надежду и бросили искать.
Т. Б. : — Сегодня дети плохо знают о подвигах своих предков в Великой Отечественной войне — самой страшной войне в истории человечества. Насколько важно, по-вашему, привлечь к участию в поисковых работах молодёжь?
В. Е. : — Эта польза неоценима. Историю действительно знают плохо: количество часов на её изучение, в частности, по теме Великой Отечественной войны, значительно уменьшили. А потом, преподавать этот курс нужно человеку увлечённому, который понимает значимость событий и может передать свой настрой школьникам. А у нас чаще всего преподают формально, в рамках программы. Проблема как раз в том, что нет заинтересованных учителей. А значит, нет и кружков. Нет и отрядов, которые могли бы вести поиски. Сейчас я работаю с трудными подростками. На встречах показываю фильмы о наших поисках и находках, о поведении родственников, которые спустя долгие годы наконец-то узнали о судьбе своих предков-бойцов, числившихся пропавшими без вести, смогли побывать на братской могиле. Их чувства не передать словами — нужно видеть. Все ребята заинтересованно смотрят и слушают. Это искренний интерес. Просто с ними про войну не говорят. А ведь так важно, чтобы молодёжь знала, чувствовала историю, чтобы была память о предках, совершивших подвиги. Верно сказано: это нужно не мёртвым. Это нужно живым. И я уверен, что при таком подходе наши дети вырастут хорошими людьми.
Досье
Виктор Егоров.
Командир поискового студенческого молодёжного объединения «Поиск» Ивановской области. Родился в Ивановской области, в 1988 году окончил исторический факультет Ивановского государственного университета. В настоящее время — начальник отдела, ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при администрации г. Иваново. Награждён золотой медалью Российского фонда мира «За миротворческую и благотворительную деятельность», медалями «Патриот России», «90 лет Вооружённых сил», «За заслуги в увековечении памяти погибших защитников Отечества», знаком «Ветеран поиска», медалью ордена «Доблести». Отмечен благодарностями Президента РФ, Правительства России, Министерства образования, губернаторов Новгородской и Ивановской областей, Российского фонда мира, Совета ветеранов РФ, Российского комитета ветеранов войны и военной службы, Центрального музея Великой Отечественной войны, Российского государственного военного историко-культурного центра при правительстве. Женат, воспитывает сыновей.
Оставить комментарий