В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Как в шутку заметил полковник в отставке, известный в Забайкалье историк и краевед , 21 июня начался его юбилейный месяц. Именно в этот день Алексей Владимирович отметил свое 90-летие, вот только по паспорту дата его рождения — 21 июля. — Когда мне исполнилось 16 лет, я пришел получать паспорт и увидел в нем ошибку. Свидетельство о рождении было написано от руки, поэтому молоденькие сотрудницы ЗАГСа не разобрали месяц моего рождения и записали вместо июня июль. Когда я стал возмущаться и требовать поправить неточность, они пригрозили вызвать милицию. Так что теперь юбилей можно отмечать целый месяц, — смеется Алексей Соловьев, начав рассказ о своей удивительной жизни, в которой есть главы сурового военного детства, верного служения комсомолу, работы в органах государственной безопасности. Сказку прервала война Как рассказал Алексей Владимирович, самым ярким и тревожным воспоминанием детства стало начало Великой Отечественной войны. 21 июня 1945 года Алёша встретил свой первый юбилей — десятилетие, а на следующий день мир для всех перевернулся. — Помню, что 22 июня было очень жарко, и под вечер мы с отцом собирались идти купаться на озеро Кенон. Отец меня торопил, а я заслушался по радио сказкой «Снежная королева» и просил его немного подождать. Радиоспектакль внезапно прервался, сначала была тишина, а затем зазвучали позывные: «Внимание! Внимание! Работают все радиостанции Советского Союза…» После этого объявил, что началась война, — поделился Алексей Соловьев. По его словам, наиболее тяжелое положение было в первые месяцы войны. Даже ходили слухи о том, что уже сдали врагу, а Иосиф Сталин где-то скрывается. Однако 7 ноября 1941 года по радио рассказали о параде на Красной площади и передали выступление Сталина. Эти известия приободрили читинцев. В 1943 году, когда Алёша Соловьев учился в пятом классе, к руководству мужской школы № 20 (ныне школа № 43) обратился один из руководителей Читинского отделения железной дороги с просьбой направить ребят поработать летом на железнодорожных предприятиях. — Меня тогда определили в вагонное депо, где ремонтировали военно-санитарные поезда, к стекольщику-столяру дяде Мише. Многие железнодорожники тогда ушли добровольцами на фронт, а трудиться приходилось женщинам и старикам. Вот и опыт пенсионера дяди Миши, работавшего в депо еще до революции, пригодился. Мой наставник был типичным представителем русского рабочего класса, и хотя его образование составляло только начальную школу, он разбирался в политике, был воспитанным и вежливым, — продолжил свой рассказ юбиляр. — Помню, что в военно-санитарных поездах привозили раненых бойцов и распределяли по читинским госпиталям, а санитарные поезда почти на месяц загоняли в депо на ремонт. Железную оболочку с них приходилось снимать, а окна были разбиты. Дядя Миша объяснил мне, что фашистские летчики обстреливали беззащитные санитарные поезда, несмотря на то, что видели изображенный на них красный крест. Хотя сами фашисты нередко обманывали советских бойцов, прикрывая свои бронепоезда красными крестами. Подростки работали по шесть часов в сутки, разумеется, за рабочее время успевали изрядно испачкаться мазутом. Однажды после рабочей смены нашего героя схватил за рукав милиционер и потащил в отделение, приняв его за беспризорника. Тогда юный Алексей гордо продемонстрировал защитнику правопорядка документ, подтверждающий, что он вовсе не бродяга, а работник вагоноремонтного депо. — По-настоящему счастливым событием моего детства стала весть о победе. Мы ее предчувствовали, ведь Берлин был взят уже 2 мая 1945 года. А 9 мая услышали по радио о том, что враг повержен. Мы, ребятня, бежали по улицам и кричали, что война закончилась. Один пожилой мужчина пристыдил нас, сказав, что такими вещами шутить нельзя. Потом был митинг на площади Ленина, на котором все ликовали и плакали, — рассказал Алексей Соловьев. С производства — на партийную работу После окончания школы в 1949 году Алексей собирался учиться в . Но его тетя, живущая в , позвала юношу к себе. Так он поступил в Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта, который окончил с отличием. — Сначала меня оставляли в Ленинграде, тем более что начальник Ленинградского паровозоремонтного завода курировал мой дипломный выпускной проект и был рад видеть меня в рядах своих сотрудников. Однако я решил уступить это место моему ленинградскому товарищу, который недавно женился, и его семья ожидала пополнения, а сам выбрал по направлению Вологодский ремонтный завод. Меня вызвали в государственную комиссию, спросили, почему я, будучи родом из Читы, не прошусь в родной город. Я ответил, что в списке распределения в Чите мест нет. Тогда позвонили в Читинский ПВРЗ, руководство которого знало меня по моей комсомольской деятельности. В 17-летнем возрасте я был секретарем школьной комсомольской организации и членом Железнодорожного райкома комсомола, — уточнил Алексей Владимирович. Нашего героя приняли мастером на родной завод, и тут же секретарь Читинского обкома комсомола Николай Саункин предложил ему вернуться в молодежную организацию. Молодой специалист сначала сопротивлялся, но все же вынужден был согласиться, и 13 ноября 1955 года его избрали секретарем райкома комсомола Железнодорожного района Читы. В начале октября 1958 года Алексей Соловьев стал секретарем Читинского горкома комсомола. — В 1961 году мне исполнилось 30 лет — комсомольский возраст закончился. Меня сначала хотели направить инструктором Железнодорожного райкома партии, однако назначили инструктором обкома. Через восемь месяцев избрали вторым секретарем Ингодинского райкома, а в 1964 году — первым секретарем. В то время в Ингодинском районе Читы развивалась легкая и пищевая промышленность, поэтому работы в качестве секретаря райкома было много, — отметил Алексей Владимирович. — Проводилась реконструкция молочного комбината, на мясокомбинате строился колбасный цех, реконструировали овчинно-меховую фабрику, строился железобетонный комбинат, завод силикатного кирпича, было несколько строительных управлений. Тогда мы с председателем районного совета Киселевым добились разработки генерального плана развития островной части Ингодинского района, что позволило строить на Большом Острове жилые дома. Тогда же был возведен хорошо известный нам сегодня мост через Ингоду, который до этого был деревянным и непригодным для движения большегрузов. На страже госбезопасности — В сентябре 1967 года меня пригласили в Читинский обком , секретарем которого был Михаил Иванович Матафонов. В кабинете в момент нашей встречи находился начальник областного Управления . Михаил Матафонов сообщил, что Царев просит меня к себе в КГБ начальником нового отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Руководить такими отделами по решению Центрального Комитета партии должны были первые секретари райкомов или вторые секретари горкомов. Конечно, я в госбезопасности в то время мало что понимал, но Царев обещал всему меня научить, и я согласился, — продолжил свой рассказ юбиляр. В Управлении КГБ в то время работали фронтовики, которые передали нашему герою ценный опыт. В результате уже через три года — в 1970 году Алексея Владимировича утвердили заместителем начальника Управления КГБ. — Председатель КГБ тогда говорил: «Если вы отдали человека под суд за антисоветскую агитацию и пропаганду, это брак вашей работы. Потому что шпион осуществляет тайную работу — его трудно разоблачить, а агитатор ведет свою деятельность открыто». Я 20 лет руководил, а потом курировал отдел защиты конституционного строя и борьбы с терроризмом. И за эти годы не было человека, которого мы отдали бы под суд за агитацию против советской власти, — подчеркнул полковник в отставке. — Это результат профилактической работы сотрудников нашего управления. Были в нашей практике случаи разоблачения людей, занимающихся шпионажем. Были те, кто нарушал государственную границу и нелегально попадал в нашу страну. Как-то раз задержали молодого человека, который был заброшен в Забайкалье китайской разведкой. Его судили, приговорили к восьми годам лишения свободы. Когда я беседовал с ним, то узнал, что отец молодого человека умер, а с матерью у него отношения не сложились. Поэтому после десятого класса он решил бежать в , надеясь найти там свое место, в итоге стал шпионом. Я тогда сказал ему, что свои личные обиды нельзя перекладывать на Родину и предавать ее. По решению руководства страны его досрочно освободили. Однажды пограничники задержали капитана китайской разведки, который выдавал себя за рядового солдата. — Его задача состояла в том, чтобы перейти границу и осесть в . Однако намеченные планы он осуществить не сумел — его задержали, потому что на рядового солдата он совсем не был похож. И медицинские эксперты установили, что натренированность его мышц соответствует офицерской подготовке. Позже задержанный сам признался в своих истинных намерениях. Юрий Владимирович Андропов поручил нам снять фильм об этом разведчике и о нарушителях пограничного режима. Мы долго работали над документальной картиной. Когда все было готово, направили фильм в Москву. Юрий Владимирович похвалил нас, но распорядился положить нашу работу в архив, поскольку отношения с Китаем в ту пору стали налаживаться. Так фильм до сих пор и лежит в архиве, не дойдя до зрителя, — поделился интересным фактом Алексей Владимирович. В 1974 году началась «стройка века» — БАМ. Сотрудники Управления КГБ не остались в стороне от этого великого дела. Их помощь понадобилась, когда в 1975 году в ЦК КПСС стали приходить провокационные сведения о том, что на БАМе происходят повальные случаи пьянства и хулиганства. Тогда создали группу из руководящих работников ЦК и включили в нее заместителей начальников управлений КГБ Читинской, Амурской, Иркутской областей, которые курировали оперативную работу на строительстве. Встречаясь с молодежью, сотрудники ЦК КГБ выяснили, что хулиганства на «стройке века» не было, работали прекрасные юноши и девушки — настоящие патриоты. Строительство БАМа для них было делом престижным. В то время на БАМе не работали заключенные, о чем до сих пор заявляют отдельные недоброжелатели. Это была настоящая комсомольско-молодежная стройка — гордость страны. — Были и казусные случаи в нашей Читинской области. Однажды мы выяснили, что местные оленеводы Каларского района, послушав новости страны, переключались на рабочую радиоволну, где были слышны переговоры райкома и райисполкома с областным руководством в Чите. Оленеводы первыми узнавали кадровые тайны, вплоть до того, кого из председателей того или иного колхоза планируют заменить. По просьбе областного и районного руководства мы установили закрытую связь. Тогда оленеводы стали жаловаться, что вместо полюбившейся им радиоволны доносится лишь шум, — рассказал наш герой. Алексея Соловьева и его коллег из КГБ наградили медалями «За строительство БАМа». Снимая гриф секретности В 1991 году Алексей Соловьев ушел в отставку. Тогда ему предложили возглавить Совет ветеранов органов по Читинской области. В этой должности наш собеседник работал до 2016 года, а потом стал заместителем председателя. Еще будучи комсомольцем, Алексей Владимирович увлекся историей и краеведением. Сначала кропотливо изучал историю комсомола. Когда уже начал работать в Управлении КГБ, в его ведении находился архив. Обычно из двух месяцев отпуска один он проводил в архиве. В июне 1998 года к нему обратился редактор газеты «Забайкальские областные ведомости» с просьбой публиковать в каждом номере статьи по материалам архивов КГБ. Начальник Читинского Управления Комитета госбезопасности генерал-майор Виктор Алексеевич Останин эту идею поддержал. Так в свет вышло более 100 очерков, которые позже составили книгу «Тревожные будни забайкальской контрразведки», изданную в 2001 году и переизданную в 2019 году. Публиковался Алексей Соловьев также в коллективных сборниках и забайкальских СМИ, немало его статей опубликовано и на страницах «Забайкальского рабочего». В 2006 году в Управлении УФСБ создали музей, в котором Алексей Владимирович заведует исторической частью. Высшее руководство ФСБ позволило посещать музей школьникам, студентам, работникам различных организаций. Алексей Соловьев проводил в нем экскурсии вплоть до начала пандемии коронавирусной инфекции и надеется вернуться к этому увлекательному делу, когда ограничения снимут. Заслуги Алексея Соловьева отмечены внушительным количеством наград. Так в 1977 году ему вручили орден «Знак Почета», в 2000 году — медаль «За заслуги перед Читинской областью». В 2003 году ему присвоили звание «Почетный гражданин Читинской области», а также наградили знаком «За службу в контрразведке», в 2011 году отметили медалью «За заслуги перед городом». В 2017 году Алексею Соловьеву присвоили звание «Почетный гражданин Читы». Также в его послужном списке имеются медаль к ордену «За заслуги перед Отечеством» II степени, медаль «За отличие в охране государственной границы». С 2016 года он носит звание «Почетный член Академии военных наук РФ». — Мне не раз поступали предложения работать в других регионах России, но по ряду семейных причин я отказывался, — добавил Алексей Владимирович. Алексей Соловьев с супругой воспитали троих детей — двух дочерей и сына. Сейчас Алексей Владимирович — богатый дед и прадед, у которого 10 внуков и 12 правнуков, старшему из которых чуть больше 20 лет, а младшей правнучке — только полтора годика. Несмотря на почтенный возраст, Алексей Соловьев ведет активную жизнь, продолжает писать статьи, приоткрывающие исторические тайны. Он полон творческих планов, а в его глазах — все те же озорные огоньки, которые заметны на снимках комсомольской поры. Быть может, именно так проявляет себя любовь к людям и жизни. Юлия Болтаевская.

Путь длиною в 90 лет
Фото: Забайкальский рабочийЗабайкальский рабочий