В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

От «Алёнки» до «Балтимора»: 2020 год в Воронежской области

2020 год для , как и для других регионов, прошёл, прежде всего, под знаком пандемии. Однако уходящий год принёс региону и другие события — печальные, радостные, скандальные и шокирующие. ИА REGNUM предлагает читателям краткий обзор самых громких событий 2020 года в Воронежской области.
От «Алёнки» до «Балтимора»: 2020 год в Воронежской области
Фото: ИА RegnumИА Regnum
Коррупция
Одним из самых громких коррупционных скандалов в регионе в 2020 году стало возбуждение дела против теперь уже бывшего ректора Воронежского опорного вуза, депутата Воронежской облдумы от Сергея Колодяжного.
Уже почти год — с марта 2020-го — Колодяжный находится в . Уголовное дело в отношении Колодяжного возбудили после того, как заявление о передаче ему 2 млн рублей написала бывший проректор этого же вуза. Следователи вскрыли схему, по которой сотрудники вуза получали премии, а начисленные деньги возвращали в ректорат. Следователи называли тогда сумму в 70 млн рублей. Сам Колодяжный все обвинения в свой адрес отвергал.
Еще одно громкое коррупционное дело 2020 года — в отношении экс-руководителя департамента строительной политики и экс-главы городского управления стройполитики Владимира Пешкова. В декабре 2019 года в отношении экс-чиновников возбудили дело о превышении должностных полномочий при заключении муниципального контракта на строительство пристроек к детским садам. В октябре 2020 года суд вынес приговор — Гречишников получил три года условно, Пешков — два года.
Другое громкое коррупционное дело, начатое в 2019 году, довели до суда уже в 2020-м. Речь идёт о деле, возбуждённом в отношении экс-главы департамента культуры Воронежской области Эмилии Сухачевой из-за злоупотреблений при организации благотворительного вечера «Рождественские встречи». Следствие сочло, что экс-чиновница и ее родственник присвоили разницу между реально выплаченными гонорарами для приглашенных звезд и обозначенными в смете. Речь шла о присвоении 870 тыс. рублей.
В 2020 году воронежские следователи возбудили дело в отношении бывшего заместителя мэра Воронежа, а на момент задержания главы Агентства инноваций и развития региона . Молодого чиновника обвинили в получении взятки в полтора миллиона рублей.
Ещё один чиновник мэрии, попавший под статью, — теперь уже бывший замглавы администрации Левцев.
Его задержали в октябре, следователей заинтересовал период его руководства предприятием «Облкоммунсервис». По версии СК, в 2017 году он взял в кассе 1,5 млн рублей под авансовый отчет. В итоге деньги он не вернул, отчет не предоставил. Левцев сам покинул пост заместителя мэра.
«Памятник» без памятника
В Воронежской области в 2020 году произошло сразу несколько скандалов, связанных с архитектурным наследием.
В июне 2020 года в центре города, на улице Кольцовской был снесён дом Вигандтов — здание, построенное в конце XIX века, известное краеведам и просто воронежцам, но так и не признанное памятником культурного наследия. В здании располагался цех хлебозавода 4, а когда он закрылся, здание пришло в упадок, было признано аварийным и в итоге пошло под снос.
В конце 2020 года разразился новый, ещё более громкий, скандал. В самом центре Воронежа были снесены постройки XIX века — здания на территории бывшего хлебозавода 1, работавшего ещё до недавнего времени. Территорию предприятия не так давно приобрела в собственность местная строительная компания, она и занялась сносом. Постройки не были признаны объектами культурного наследия, однако за несколько недель до сноса общественники добились включения их в перечень объектов, обладающими такими признаками. Но и это не помогло — несмотря на протесты горожан и шумиху в СМИ, территорию в центре города «освободили» от старинных зданий, чтобы построить очередной жилищный комплекс.
Цинизм ситуации не только в том, что город потерял исторические здания, которых не так уж и много, но ещё и в том, что приказ о признании комплекса хлебозавода объектом культурного наследия был выпущен, когда признавать уже было нечего.
Спорный генплан
2020 год для Воронежа стал годом обсуждения и принятия нового генерального плана развития города — до 2041 года. Последний генеральный план города был принят в 2008 году и, по заявлениям властей, уже не мог соответствовать современным городским реалиям и нуждам.
Проект генплана (за 70 млн рублей) разработали специалисты Института генплана , и в августе 2020 года представили его на общественное обсуждение. Главной концепцией генплана разработчики сделали «компактный город», предполагающий развитие основного городского ядра с учетом комплексного развития отдельных периферийных территорий.
Надо сказать, что проект нового генплана не оставил равнодушными ни горожан, ни депутатов гордумы. В ходе общественных обсуждений поступило более тысячи предложений, которые разработчикам предстояло рассмотреть и учесть.
Возник и целый ряд спорных вопросов, в связи с чем документ несколько раз выносился на обсуждение депутатами. В числе основных претензий к документу, прозвучавших со стороны городских парламентариев, — недоработанность, незнание города и его проблем и даже фактические ошибки. Несмотря на это, в декабре 2020 года депутаты гордумы проголосовали за генплан. Руководитель управления главного архитектора Воронежа Людмила Подшивалова тогда заверила, что все замечания по проекту генплана устранены, отдельные моменты обещают учесть в правилах землепользования и застройки.
Трагедии 2020-го
В 2020 году Воронежская область несколько раз выходила на федеральный уровень с трагическими и шокирующими новостями.
Так, на всю страну прогремела история с убийством профессора химического факультета Воронежского госуниверситета — подозреваемыми по делу стал аспирант убитого профессора и его друг, специалист по IT. Профессор проживал один, и когда в марте он перестал отвечать на звонки и не появился на работе, его сестра сообщила в полицию о пропаже брата. СК возбудил дело об убийстве. А в июле на съёмной квартире в Воронеже правоохранители обнаружили останки, которые, как установили, принадлежали пропавшему профессору. Останки были обнаружены в баках — после убийства преступники, по версии следствия, расчленили тело и попытались растворить его в кислоте.
По подозрению в совершении преступления были задержаны аспирант химфака и его приятель. Следствие считает, что аспирант вместе с другом пришли к профессору домой, прижали к лицу платок с хлороформом. Хозяин дома скончался, причины его смерти следователи не называют. Целью нападавших стали сбережения преподавателя. Оба фигуранта дела свою вину так и не признали, их судьбу теперь решит суд.
В конце мая Воронежская область вновь оказалась в федеральных криминальных сводках. В Бобровском районе пропала девятилетняя девочка, причем исчезновение девочки заметили не сразу: семья многодетная, родители уехали на рыбалку с ночевкой, а когда вернулись и не обнаружили ребенка, решили, что она ушла к бабушке. Ее искали полицейские, волонтёры, спасатели. Тело ребёнка нашли в заброшенном доме — в сундуке. Подозреваемого вычислил сразу, им оказался 16-летний мальчик, сосед семьи, как казалось, друживший с девочкой.
Как считает следствие, вечером 25 мая юноша отвел девочку в заброшенный дом, попытался раздеть и изнасиловать, девочка оказала сопротивление, ей даже удалось вырваться. Но насильник догнал ее и задушил, а тело спрятал тут же, на месте убийства.
В августе произошла ещё одна трагедия, также в многодетной семье. В посёлке совхоза «Воронежский» Новоусманского района пять человек — двое детей и трое взрослых — погибли в сливной яме от отравления сероводородом. Яма располагалась на территории домовладения, где жили супруги с четырьмя детьми. 23 августа двухлетняя дочка хозяев дома провалилась в яму — на глубину около шести метров. Это увидела её мать и бросилась спасать ребенка, следом за матерью в яму прыгнула восьмилетняя девочка, а затем отец. На помощь к ним бросились и соседи — 23-летний парень и его 52-летний отец. Из всех спастись удалось только последнему — его госпитализировали. Без родителей остались дети шести лет и двух месяцев, их взяла на воспитание бабушка.
Но, наверное, самым громким и шокирующим скандалом для Воронежской области стала бойня на военном аэродроме «Балтимор». Утром 9 ноября 20-летний солдат срочной службы напал с топором на офицера, отнял у него оружие, расстрелял трёх солдат, двух из них убил, одного ранил. Нападавший скрылся с оружием, и в течение нескольких часов город, затаив дыхание, следил за разворачивающимся буквально на глазах боевиком. Задержали «балтиморского стрелка» днём 9 ноября, он направлялся в Орловскую область к бабушке и дедушке.
Следователи восстановили картину событий: около 05:20 9 ноября рядовой , находившийся в наряде, выхватил топор из пожарного щита и бросился на майора . Ударив его топором, он выхватил у офицера пистолет, а затем застрелил его. После этого Макаров трижды выстрелил в другого рядового — . На шум выбежал ефрейтор Сергей Кожокин, по которому он также открыл огонь. Затем, прикрываясь Кожокиным, Макаров зашёл в спальню. Он выстрелил в спящего рядового Микаила Акталиева, а затем застрелил Кожокина. В бойне выжил только Виктор Фирсов.
Макарову удавалось скрываться несколько часов, в итоге его задержали в 50 км от Воронежа — на угнанном автомобиле он пытался добраться до родственников. Родные и одноклассники Макарова в один голос заявляют о том, что он не был агрессивным человеком, хотя характер у него и непростой. Бабушка Макарова сообщила СМИ, что у ее внука были сложности в общении с сослуживцами. Суд отправил Макарова под арест. От показаний он отказался, и пока причина, которая подвигла его на тройное убийство, неизвестна.
Пожары в октябре
В конце сентября — начале октября в Воронежской области из-за сильной засухи — дождей не было почти два месяца — один за другим стали возникать ландшафтные пожары. Только за выходные 2 4 октября в регионе было зафиксировано 85 природных лесных пожаров.
Во всех случаях спасатели называли причиной человеческий фактор. Так, поджог сухой травы стал причиной пожара в Аннинском районе. Огонь с приусадебного участка местного жителя в селе Старый Курлак перекинулся на луг и в пойменный лес. Выгорела лесная подстилка на площади 81,5 гектара, но лиственные насаждения не пострадали.
В районе длительное время пожарные не могли справиться с огнём на территории местного заповедника, а в Павловском районе в огонь уничтожил несколько жилых домов — люди чудом успели выбежать.
Хайп на «Алёнке»
В конце 2020 года Воронежская область неожиданно «прославилась» скандалом с арт-объектом — история вышла в духе «хотели как лучше, получилось как всегда».
Кованный арт-объект, изображающий легендарную основательницу села Новая Алёновка, на месте которой стоит сегодня , установила инициативная группа к 250-летию села. На открытии уроженец села Новая Алёновка Борис Смольянинов заявил в беседе с телеканалом «Нововоронеж КТВ», что Алёнка «наш челлендж, наш стартап, наш брэнд, наш хайп, пиар, оберег».
«Хайп» действительно получился — причем такой, которого инициаторы установки памятника вряд ли ожидали. Фото «Алёнки» в считанные часы распространилось по соцсетям. Жители Нововоронежа в большей степени ужаснулись такому подарку городу: «страшная», «жуткая» — это самые мягкие эпитеты, которыми наградили арт-объект.
Власти пошли навстречу нововоронежцам. Уже 21 декабря памятник демонтировали и отвезли на временное хранение, но «хайп» на этом не закончился. В администрации Нововоронежа сообщили о десятках заявок от желающих забрать «Алёнку» из разных городов России. Не остался в стороне и Воронеж — местный бизнесмен решил, что арт-объект будет неплохо смотреться рядом с одним из его ресторанов.
готов приютить воронежскую «Алёнку»
Однако в этом усомнилась мэрия Воронежа и запустила опрос горожан, хотят ли они видеть «Алёнку» в городе. Кстати, среди желающих приютить «Алёнку» оказался и лидер Владимир Жириновский. Он вступился за памятник, заявив, что «Алёнушка» не уродливая, а вполне нормальная скульптура».