Ещё

Евгений Зиничев: вложенный в предупреждение ЧС рубль сэкономит 12 рублей 

Евгений Зиничев: вложенный в предупреждение ЧС рубль сэкономит 12 рублей
Фото: ТАСС
27 декабря в  отмечается День спасателя, ставший не только днем рождения , но и праздником всех тех, кто ежечасно тушит пожары, спасает человеческие жизни и приходит на помощь в самый отчаянный момент. В преддверии праздника министр по чрезвычайным ситуациям дал интервью ТАСС и рассказал, к чему стремится МЧС, какой экономический эффект приносит один рубль, вложенный в предупреждение ЧС, и почему ответственность за безопасность населения должны нести все уровни власти.
— Евгений Николаевич, вы в должности главы МЧС уже полтора года. Можете дать оценку состоянию дел в министерстве?
— Наша основная стратегическая цель — защита населения и территорий, а основные функции — предотвращение, спасение, помощь.
Существующая система реагирования на чрезвычайные ситуации, как я уже говорил, была грамотно структурирована и хорошо себя зарекомендовала. Но любая даже самая лучшая система должна развиваться и совершенствоваться.
Мы проанализировали действующие механизмы, посмотрели, что можно доработать или перенастроить, куда необходимо двигаться, чтобы работа МЧС стала еще более эффективной. Вывод был очевиден — надо стать технологичнее и современнее.
Кропотливая работа с экономическим блоком правительства позволила нам получить дополнительное финансирование на техническое оснащение наших подразделений. А это и новая техника, и современное снаряжение спасателей.
Мы же не просто ликвидируем чрезвычайные ситуации, в результате нашей деятельности возникает экономический эффект.
— 2019 год как раз в системе МЧС был Годом предупреждения. Какие цели вы перед собой ставили и каких результатов удалось добиться?
— Почему 2019 год решили объявить Годом предупреждения? Потому что многие природные явления имеют циклический характер, то есть повторяются из года в год. Мы тратим колоссальные средства на их ликвидацию, не задумываясь над тем, что ЧС можно либо предотвратить, либо снизить его негативные последствия. И это значительно дешевле. Можно затратить сравнительно небольшие средства и впоследствии получить значительную экономию, в то же время защитить людей и объекты экономики.
И это неоднократно доказано на практике.
— Какие примеры эффективного предупреждения ЧС вы можете привести?
— Наводнение в  и  в августе этого года. Объем подтоплений там был в сотни раз больше, чем в , а объем ущерба в разы меньше. В Иркутской области, в , затопило более 23 тыс. жилых домов и приусадебных участков, а в Хабаровском крае — 3,2 тыс. Разница ощутима. Благодаря превентивным мерам удалось защитить .
В середине июля, когда стало известно об угрозе наводнения, на Амуре была построена дополнительная дамба, которая на некоторых участках достигала высоты 7,5 метра, город не пострадал. Потратили 70 млн рублей, а если бы этого не сделали, то ущерб составил бы 2 млрд А самое главное, что, сработав на упреждение стихии на Дальнем Востоке, удалось избежать человеческих жертв.
— Вам прогноз погоды помог в этом?
— Учитывая тот факт, что  хоть и обладает разветвленной сетью гидропостов, но их количество пока незначительно, да и материальная база изношена, мы изучали и анализировали информацию из разных источников, включая международные гидрометеослужбы. Так вот, уже за две недели до наводнения прогноз по Амурскому бассейну был неутешительным. Мы обратились в правительство, и было принято решение выдать со складов наливные дамбы. Дополнительно усилили группировку наших сил. Губернаторов настроили на четкую работу. Это помогло избежать трагедии.
— А почему в Иркутской области не удалось предотвратить тяжелые последствия?
— События в Иркутской области оказались быстротечными и масштабными. Первые прогнозные данные Росгидромета были размытыми и приблизительными. Изначально специалистами прогнозировался подъем воды в реках в основном за счет переувлажнения почвы, но неправильно был спрогнозирован объем осадков. Количество выпавших отличалось от предполагаемых в три раза.
Дамба, построенная в Тулуне, была изначально рассчитана на больший подъем воды, чем это было при предыдущих подтоплениях. Поэтому прогнозы не вызывали беспокойства. Когда стало понятно, что ситуация очень сложная, в зону стихийного бедствия были направлены дополнительные силы и средства.
— Почему жители не верили прогнозам и предупреждениям?
— Находясь в Тулуне, я спрашивал жителей: «Вас предупреждали?» Мне отвечали: «Никто нас не предупреждал». Но в ходе общения стало понятно, что оповещение все-таки было. Люди не могли поверить в такой масштаб бедствия, потому что последний раз так значительно вода поднималась в 80-х годах, поэтому и дамба была построена со значительным запасом.
Сначала люди просто наблюдали за происходящим. Все рассчитывали, что дамба устоит, вода уйдет. Но в этот раз воды оказалось намного больше.
— 31 декабря — год со дня еще одной масштабной ЧС, магнитогорской трагедии. Вы следите за судьбой маленького Вани, спасение которого 1 января стало новогодним чудом?
стал очень тяжелым испытанием для всех граждан нашей страны в канун новогодних праздников. Надежды, что найдем живых при разборе завалов, было мало. Но Ваня — это действительно чудо! И это его заслуга, что он выжил в таких условиях, ну и, конечно же, спасателей, которые его нашли.
У нас все ведомство следит за его судьбой. Его навещают наши коллеги, те, кто непосредственно участвовал в спасательной операции, кто услышал плач ребенка, кто достал и взял его на руки.
И кстати, не только я рассматриваю это как чудо. Хочу остановиться на одном интересном моменте.
Один из волонтеров, который помогал нам на площадке, оказался священнослужителем, он и указал нам на нее. Это была икона Богородицы Семистрельная, как принято считать в народе, ограждающая от «всякого зла», «дарующая благодать» и «смягчающая сердца».
Эту икону впоследствии передали в собор Вознесения Христова в Магнитогорске.
— Трагедии, подобные Магнитогорску, труднопрогнозируемые. Но как, на ваш взгляд, можно если не предупредить, то хотя бы минимизировать возможные последствия таких катастроф?
— Конечно, чрезвычайные ситуации техногенного характера в отличие от природных спрогнозировать нельзя. Но избежать катастрофических последствий и минимизировать потери — это в наших силах. Поэтому необходимо проводить внеплановые тренировки и учения, чтобы органы исполнительной власти понимали, как действовать в случае ЧС.
Сейчас мы формируем и единое информационное пространство, в рамках которого в автоматическом режиме планируем обмениваться с органами власти и регионами мониторинговой и прогнозной информацией.
С 1 октября мы запустили автоматизированную информационно-управляющую систему РСЧС (Единой государственной системы по предупреждению и ликвидации ЧС), которая объединила все существующие информационные системы и ресурсы МЧС. Она позволяет рассчитывать количественные показатели риска, проводить моделирование последствий ЧС природного и техногенного характера. В нее уже внесена информация по 780 тыс. объектов.
— Космический мониторинг помогает в работе?
— Безусловно. Благодаря ему нам удается осуществлять оперативный контроль практически на всей территорией РФ и даже соседних государств. Совместно с  мы работаем над увеличением группировки наземных станций, сейчас их уже шесть, планируем открыть еще одну в . Это позволит получать данные дистанционного зондирования Земли со всей Арктической зоны.
— МЧС запустило интерактивный Атлас природных и техногенных опасностей и рисков. Какую практическую помощь он может оказать?
— Это открытый информационный ресурс, предназначенный как для рядовых пользователей, так и специалистов. Для граждан он интересен тем, что в туристической поездке они могут знакомиться с особенностями того или иного региона, получать прогнозные данные, встраивать маршрут независимо от способа передвижения — пешим ходом или на автомобиле. Информация о потенциальных и актуальных угрозах будет автоматически предоставляться на пути следования. При помощи атласа можно зарегистрировать туристический маршрут, для этого достаточно будет заполнить форму регистрации, и все сведения автоматически будут переданы в МЧС России.
Для специалистов и руководителей регионов будет доступна расширенная версия атласа, она содержит статистические и оперативные данные, появится возможность моделировать развитие обстановки и получать экспертную поддержку при принятии решений. — Он работает в полном объеме?
— Пока еще нет. Но атлас прошел успешные испытания в регионах Северного Кавказа, и с 1 декабря мы приступили к его опытной эксплуатации во всех субъектах. Будем наполнять базовые данные, исправлять ошибки. В 2020 году планируем довести до ума и запустить в полном объеме.
— И все же, на ваш взгляд, какой система предупреждения и реагирования на ЧС должна быть в идеале?
— Идеальная картина, когда все службы, все федеральные органы исполнительной власти готовы к реагированию, оказанию помощи еще до начала события, когда заранее принимаются все необходимые решения, происходит оперативный обмен информацией. Регионы обязаны нас информировать о чрезвычайном событии, соответствующие соглашения подписаны. Росгидромет должен предоставлять прогноз о возможных опасных явлениях заблаговременно. Вся информация в автоматизированном режиме должна стекаться к нам. Мы же в свою очередь строим модели возможных последствий, принимаем меры, подключая и ресурсы всех необходимых ведомств. В идеале должно быть так.
В защите населения от чрезвычайных ситуаций важна не столько роль МЧС, сколько роль всей системы РСЧС в целом. Усилиями одного министерства справиться с масштабными ЧС невозможно, поэтому в Единую государственную систему предупреждения и ликвидации ЧС входят все федеральные органы исполнительной власти, а также региональные структуры и службы. И важно, чтобы все они понимали свою ответственность в этих вопросах.
— Как я понимаю, еще есть к чему стремиться. Какие дополнительные меры вы предлагаете для повышения уровня реагирования на ЧС?
— Во-первых, по поручению президента мы планируем ввести ответственность за неполную и недостоверную информацию о чрезвычайных событиях, которую мы получаем из других федеральных органов исполнительной власти. К сожалению, мы сталкиваемся с тем, что некоторые из них используют безответственный подход: хочу — дам информацию, хочу — нет. Но ситуация меняется.
Во-вторых, во время наводнения в Амурской области летом этого года мы столкнулись с еще одной проблемой — это отказ местного населения от эвакуации, несмотря на угрозу затопления. В итоге мы были вынуждены держать на таких территориях спецтехнику, плавсредства со спасателями, хотя они были остро необходимы в другом месте. Мы обратились к президенту, и он дал поручение внести изменения в законодательство, чтобы в случае ЧС была возможность обязательной (принудительной) эвакуации населения. Сейчас по закону ее можно осуществить лишь в двух случаях — при введении режима контртеррористической операции и режима чрезвычайного положения.
— Если говорить о защите населения, у нас сейчас существуют две системы — РСЧС и гражданской обороны. Вам не кажется, что они фактически дублируют друг друга? Нет ли планов по их объединению?
— РСЧС и система гражданской обороны по своим функциям действительно дублируют друг друга, и задачи у них фактически одинаковые — это защита населения и территорий во время ЧС. За исключением одного: у гражданской обороны есть еще задачи на период военного времени. И для меня это было очевидно сразу.
Я несколько месяцев назад поручил нашим профильным научным учреждениям посмотреть на задачи МЧС под другим углом. Мы ищем оптимальное решение. Возможно, будет создан новый закон, объединяющий РСЧС и ГО. Сейчас они регламентируются двумя законами — 28-м ФЗ «О гражданской обороне» и 68-м ФЗ «О защите населения», которые в некоторых положениях даже противоречат друг другу.
Кроме того, МЧС осуществляет два надзора — и в области РСЧС, и в области гражданской обороны, что тоже, на мой взгляд, неправильно.
— Давайте поговорим о пожарах. С 2019 года МЧС России изменило систему их учета, исключив понятие «возгорание», поменялся и учет погибших. Насколько такая система оправданна? Сильно ли изменилось количество «статистических» пожаров?
— До 1 января 2019 года были разделены такие понятия, как «пожары» и «возгорания». «Возгоранием» считали тот случай, когда якобы не возникало ущерба. Вот, например, сгорел сарай, собственника не нашли, заявление о возмещении материального ущерба никто не написал. А фактически пожарная техника выдвигалась, горючее использовалось, пожарные работали. Это затраты, а значит, и ущерб существует. И экологический ущерб присутствует. Поэтому мы убрали понятие «возгорание». Теперь все случаи учитываются как пожары.
Изменили мы и систему подсчета пострадавших на пожарах. Раньше человек, травмированный или получивший ожоги, считался живым, если его живым заносили в скорую помощь, даже если он через минуту мог скончаться. Сейчас погибшим на пожаре считается лицо, умершее в течение 30 дней после происшествия в результате полученных травм.
Разумеется, в этом году количество статистических пожаров увеличилось, как и погибших. По нашим оценкам, за этот год число пожаров составит до 500 тыс., что примерно в четыре раза больше, чем в 2018 году. За десять месяцев 2019 года количество погибших возросло более чем на 13%, это почти 7,7 тыс. человек.
Если взять статистику 2018 года и сложить в ней все пожары со всеми случаями возгорания, то получится, что у нас в целом идет динамика снижения, примерно на 2%. Конечно, это не совсем корректное сравнение, поэтому показательным будет следующий год. Тогда можно будет провести сравнительный анализ, исходя из новых правил ведения статистики.
Но в целом, я считаю, новая система учета пожаров даст более объективную картину реального положения, позволяет оценить работу подразделений пожарной охраны, проанализировать слабые места, чтобы понять, где нужно усилить работу и федеральных органов исполнительной власти, и субъектов РФ. Объективная статистика нужна как правильный диагноз в медицине.
— Предварительные выводы уже можно сделать по новой статистике, где чаще горит и какие основные причины гибели людей?
— Чаще всего объектами пожаров становятся жилые строения — 91%. Основные причины возгорания — неисправная электропроводка, нарушение правил эксплуатации электроприборов, и, как ни странно в XXI веке, 16% пожаров возникает из-за печного отопления, ну и нельзя забывать о неосторожном обращении с огнем, в том числе в состоянии алкогольного опьянения.
Самое страшное, что часто сообщают о гибели детей. В основном это ребятишки из многодетных, социально неблагополучных семей. 69% погибших из них — в возрасте до семи лет.
С этим мириться нельзя! Невозможно изменить ситуацию только усилиями государства, необходимо объединить усилия общества и каждого отдельного человека.
— Что нужно делать для повышения уровня пожарной безопасности населенных пунктов? Какие проблемы наиболее остро стоят в этой сфере?
— Обеспечение пожарной безопасности — это комплексная проблема, и для ее решения нужны нестандартные, я бы сказал, инновационные подходы, особенно на удаленных и труднодоступных территориях. Пожарная обстановка в первую очередь зависит от эффективности работы органов местного самоуправления в сфере реализации ими первичных мер пожарной безопасности.
Нами подготовлен законопроект, который закрепляет понятия «ландшафтный (природный) пожар» и «лесной пожар». В случае его принятия будут разделены сферы ответственности между органами власти в области тушения ландшафтных пожаров и предусмотрены внеплановые проверки населенных пунктов при введении особого противопожарного режима.
Кроме того, мы внесем изменения и в Правила противопожарного режима в Российской Федерации. Населенные пункты, граничащие с лесными участками, будут ежегодно разрабатывать к началу пожароопасного сезона паспорта территорий садовых товариществ и детских лагерей, подверженных угрозе лесных пожаров.
— Насколько реальную помощь оказывают добровольные пожарные? В небольших населенных пунктах без них, наверное, не обойтись.
— У нас насчитывается свыше 600 тыс. добровольных пожарных, на вооружении у которых более 17 тыс. единиц спецтехники. В этом году они участвовали в тушении почти 17 тыс. пожаров, из них более 4,5 тыс. было потушено без привлечения профессиональных огнеборцев.
Отдельно хочу отметить волонтеров, которые оказывают существенную помощь в проведении поисково-спасательных операций, активно помогают в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, оказывают адресную помощь пострадавшим.
И в большей степени их помощь востребована как раз в труднодоступных, отдаленных населенных пунктах и сельской местности, где нет поблизости подразделений Федеральной противопожарной службы и профессиональных спасателей.
— Госпожнадзору в 2020 году могут вернуть контроль над строительством объектов с массовым пребыванием людей. Каких еще нововведений стоит ждать и в связи с этим планирует ли МЧС расширять штат пожарных инспекторов?
— Численность пожарных инспекторов будет увеличена на 2300 человек. В течение трех лет мы планируем оснастить подразделения надзорной деятельности современными техническими средствами и техникой. Ожидается, что сотрудники пожарного надзора получат 2 тыс. автомобилей повышенной проходимости.
Помимо того что нам вернут контроль над строительством объектов с массовым пребыванием людей, планируется, что изменится и сам подход к проверкам зданий. Мы будем осуществлять проверочные мероприятия объекта в целом, а не отдельные торговые места. Как можно магазинчик проверять отдельно от всего здания, если это общая система оповещения, пожаротушения?
— Что, на ваш взгляд, можно сделать еще для повышения уровня безопасности таких объектов, как ТРЦ?
— Должно быть одно ответственное лицо, управляющая компания — если это большой торговый центр, — которая отвечает за пожарную безопасность. Конечно, это нагрузка на покупателей — издержки на содержание. Но бизнес должен быть в том числе и социально ответственным, думать не только о своей прибыли.
— Бизнес пока не стал более ответственным.
— У нас все мыслят в коротких временных категориях и быстрых денег. Здесь и сейчас. Быстро заработать, а дальше — будет как будет. Многие не думают на среднесрочную, долгосрочную перспективу. Мы просим не жалеть деньги на превентивные мероприятия. Бизнес часто думает: а может, ничего и не произойдет? А произойдет — нас здесь уже не будет. Примерно так люди часто рассуждают, но не думают о цене человеческой жизни.
— Бизнесмены всегда опасаются и давления, и коррупционных проявлений. Как выдержать баланс между снижением давления на бизнес и проверками?
— Любой надзор — это коррупционноемкая деятельность. Определенные риски, конечно, есть, и уповать на моральные, этические нормы приходится в последнюю очередь, надо быть реалистами. Поэтому мы ставим задачу — убрать условия для совершения коррупционного преступления. Среди вариантов решения данной проблемы — фиксировать на видео надзорные мероприятия на объекте, а также развивать обратную связь с предпринимателями.
— Самое многочисленное подразделение МЧС — это пожарные. Удалось ли решить проблему численного некомплекта пожарных частей? Как эта работа будет продолжена в 2020 году?
— Комплектование дежурных караулов пожарно-спасательных частей в этом году было одним из приоритетных направлений нашей работы. И результат уже есть. Мы укрупнили дежурные караулы пожарно-спасательных подразделений, снизили количество вакантных должностей по категориям «пожарный» и «водитель пожарного автомобиля».
В целом укомплектованность в подразделениях ФПС уже увеличена на 20%. И в 2020 году мы эту работу, безусловно, будем продолжать.
Кроме того, в течение года мы плотно и кропотливо работали с , и уже в августе нам удалось поднять зарплату работникам ФПС, неаттестованным пожарным, с 16 тыс. до 24 тыс. рублей, планируем, что в 2020 году она вырастет до 32 тыс. рублей.
— Как в целом осуществляется техническое перевооружение МЧС? Есть ли дефицит спецтехники? Что планируется закупать в первую очередь?
— Дефицит пока сохраняется. В последние годы МЧС закупало две единицы техники, а восемь списывалось по сроку службы. И то, что подлежало списанию, зачем-то вписывалось в техническую оснащенность, и выходило на бумаге так, что обеспеченность техникой составляла чуть ли не более 80%, но цифру-то любую нарисовать можно. Если техника ржавеет или ее ресурс превышает 30 лет, она никуда не поедет.
Сейчас ситуация постепенно исправляется. Впервые в этом году мы вышли на более-менее приемлемый уровень. Сейчас реальная картина такова, что обеспеченность техникой составляет более 50%.
В первую очередь новейшими образцами техники, оборудованием и снаряжением будут оснащаться пожарная служба, специальные пожарные части, воинские и другие спасательные формирования.
— Планируется ли расширять парк авиационной техники?
— Что касается авиации, дежурные силы у нас размещены в каждом федеральном округе и могут оперативно применяться на территории всей страны. В этом году ежедневно на дежурстве у нас находилось пять самолетов и 26 вертолетов, благодаря чему летом нам удавалось и пожары тушить, и последствия наводнения ликвидировать. Всего авиапарк МЧС составляет 79 единиц — 22 самолета и 57 вертолетов. Но, безусловно, авиапарк требует и ремонта, и даже замены.
Все предложения по развитию авиации МЧС мы направили в правительство, организована работа с  и .
В 2019 году мы получили самолет Бе-200, ожидается поставка еще трех воздушных судов — двух вертолетов Ми-8 и одного вертолета легкого класса «Ансат». В 2020 и 2021 годах планируем закупить два вертолета Ми-26 и два Ми-8. Кроме этого, нельзя забывать, что на МЧС возложена задача по обеспечению безопасности в Арктической зоне. Для обеспечения безопасности этого региона нами совместно с  планируется дооснащение подразделений МЧС России вертолетами Ми-8 в арктическом варианте исполнения, их можно будет применять в условиях Крайнего Севера.
Также планируется закупка более 200 беспилотных авиационных систем различных типов с дальностью применения до 250 км.
— Мир вступил в эпоху цифровизации, внедряются искусственный интеллект, роботы, беспилотные автомобили. Насколько это актуально для МЧС России?
— Во-первых, в системе МЧС роботы используются уже более 20 лет. Во-вторых, ключевые направления развития робототехники и искусственного интеллекта закреплены в нашей Концепции развития робототехники в системе МЧС России до 2030 года.
Наиболее перспективными для нас видятся технологии комплексного применения робототехники. В первую очередь это необходимо при проведении поисковых операций с применением беспилотных авиационных систем, в том числе и в условиях Арктики.
— Временами первоисточником информации о ЧС становятся социальные сети. Вам это помогает или мешает в работе?
— Действительно, первичные данные о некоторых чрезвычайных происшествиях мы узнаем из интернета. Безусловно, они оперативно проверяются, и нам это дает возможность организовать реагирование по горячим следам.
Но то, что некоторые очевидцы происшествия сначала фиксируют произошедшее на телефон, выкладывают это в интернет, а не звонят в оперативные службы, чтобы вызвать помощь, скорее свидетельствует об изменении жизненных принципов, о неправильной расстановке приоритетов.
— Беспечность очень часто становится причиной многих трагедий. Что с этим делать?
— Задача МЧС заключается не только в спасении, но и пропаганде, в обучении населения в области гражданской защиты, правилам личной безопасности, здорового образа жизни. Культуру поведения надо формировать с детского возраста. Мы активно ищем новые методы обучения и воспитания детей совместно с Минпросвещения, другими органами власти и общественными организациями. Им необходимо как можно больше давать наглядного и обучающего контента. Зачастую эффективно донести до взрослых необходимую информацию получается только через детей. Обучение детей должно проводиться в игровой форме, которая легко усваивается, — это может быть квест, фильм и мультфильм.
Мы делаем акцент на практическую подготовку населения к действиям в чрезвычайных ситуациях, обучаем правилам личной безопасности в повседневной жизни, навыкам оказания первой помощи. В подсознании людей должно отложиться, что в первую очередь они сами ответственны за свою безопасность.
В целом профилактика должна иметь направленный характер на всех уровнях — федеральном, региональном и местном. И в этих вопросах огромную роль должны играть средства массовой информации.
— Впереди новогодние каникулы, в этот период, как правило, растет число пожаров и погибших в них. Какие меры принимает МЧС для снижения трагических последствий?
— Основные риски в это время связаны с массовым скоплением детей и повышенной пожарной нагрузкой. Мы ежегодно проводим профилактическую работу по снижению рисков при проведении новогодних и рождественских мероприятий, обеспечиваем пожарную безопасность и на общероссийской новогодней елке в Кремле, и в других местах, где проходят новогодние праздники.
На таких объектах дежурят сотрудники Государственной противопожарной службы, совместно с полицией обеспечивается контроль за потенциальными стихийными местами продажи пиротехники. Для запуска петард, фейерверков и салютов в каждом регионе предусмотрены свои места.
Но главное, на что хочу обратить внимание, — это соблюдение требований пожарной безопасности, которые написаны, как говорят, кровью не только простых граждан, но и пожарных. Мы же со своей стороны приложим все усилия, чтобы праздники прошли без серьезных потерь.
Беседовала Татьяна Хан
Видео дня. Коммунальщики в Видном убирали невидимый снег
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео