Ещё

Красноярский край требует перемен? 

В  произошёл крупный, но не не заметный для широкой общественности политический скандал — обнаружила колоссальных масштабов нарушения в вырубке и продаже леса. Попытки вынести факты коррупции и криминала на публичное обсуждение региональной Счётной палатой привели к практически единогласному сопротивлению региональной элиты, которая всеми силами пыталась «замолчать» проблему. Позже данные подтвердились в расследованиях, проведенных федеральными ведомствами, однако никак на ситуации в Красноярском крае это всё равно не отразилось — расхищение лесных богатств региона продолжается, не встречая никаких преград. Об этом заявила бывшая глава Счетной палаты Красноярского края на пресс-конференции о ситуации в лесном хозяйстве региона.
«Мы выявили колоссальные потери, связанные с продажей леса на бирже. Мы выявили колоссальные хищения леса, когда идут пожары. Пожары не тушат для того, чтобы потом вырубать лес. Идёт расхищение этого леса. Именно это я сказала на этой сессии», — заявила Давыденко.
Анализ Счётной палаты охватил три вопроса: насколько эффективны тушатся пожары, как реализуются инвестиционные проекты и как продают лес на бирже, как работают региональные. С соответствующим докладом Давыденко и выступила в декабре 2018 года на коллегии счётной палаты, а затем безрезультатно попыталась озвучить результаты в Заксобрании.
По данным проверки, экспорт древесины в Красноярском крае за 2018 год составил 48 млрд рублей, из них 33 млрд было вывезено в  (70%) и лишь 1,5 млрд получил бюджет края. На этом фоне бросается в глаза чрезвычайно низкие зарплаты местного населения.
«У лесников, которые занимаются вырубкой леса — (зарплата составляет) примерно от 12 до 27 тыс. рублей. Есть лишь одна территория, северная, Богучанская, где заработная плата 47 тыс. рублей — но это с учётом северного коэффициента», — указала она.
По словам депутата красноярского Законодательного собрания Ивана Серебрякова, региональные власти приложили максимум усилий, чтобы не допустить выхода темы вырубки леса на уровень федеральной повестки.
«Это я говорю с полной ответственностью — это даже было видно на моменте, когда депутатскому корпусу, законодательному собранию был предоставлен отчёт Счётной палаты, и поступил он в Счётную палату в 2018 году, в декабре-месяце. Потом рассмотрение этого отчёта откладывалось на февраль, потом на март, потом на апрель, потом на май-месяц и потом уже на совете законодательного собрания Красноярского края руководитель Счётной палаты сказала, что будет зачитывать отчёт — для депутатов прошло полгода, а реакции со стороны нет и исполнительной власти, почему нет реакции со стороны правительства, губернатора», — отметил Серебряков.
Давыденко надеялась на положительный эффект от придания публичности, что депутаты будут заинтересованы в исследовании вопроса. Однако этого не произошло. Более того, дошло вовсе до прямых угроз и шантажа в её адрес — третьего лица в регионе.
«Здесь самое удивительно в другом — в нежелании замечать проблему, нежелании выносить её в публичное пространство, когда лес объявляется нашим национальным достоянием… Ни у кого из депутатов Заксобрания не возникло ни одного вопроса по поводу цифр, которые были приведены главой Счётной палаты. Наоборот, эта тема была приведена к личной неприязни и так далее. Я тогда вышел и возмутился — что здесь вообще происходит?» — прокомментировал Серебряков.
В то же время Серебряков, как парламентарий, добился ответа на депутатские запросы.
«Люди слышали заявление (главы) Красноярского края, как у нас прекрасно всё происходит на бирже Красноярского края, как замечательно идёт торговля. И вот в цифрах: за период 2018—2019 годы через биржу реализовано древесины по санитарной рубке только за первое полугодие — 2 млн кубометра леса. Это официальные данные, которые даны мне за отчёт. Но в бюджет поступило при этом всего 780 млн рублей. Думаю, не сложно поделить цифры и получить среднюю стоимость в 350 рублей за кубометр леса. В 2018 году эта цифра была ещё меньше — 290 рублей», — привёл данные Серебряков.
В соседних областях, таких как Иркутская область, Омск, Томск, цифры отличаются радикально, отметил он.
«За тот же период по Иркутской (объём) составил порядка 80 тыс. кубометров, средняя цена порядка 1000 рублей. То же самое по соседним регионам. Поэтому о каких успехах Красноярской биржи можно заявлять? 80 тыс., 70 тыс., 50 тыс., а тут — два миллиона. И по цене в два с половиной раза меньше, чем это в соседних субъектах. И древесина идёт из-под санитарной рубки — качество древесины совершенно одинаково», — указал депутат.
При этом после отстранения Давыденко были проведены аналогичные расследования и на федеральном уровне — так, генпрокурор Чайка подтвердил фактически «весь доклад по пунктам», добавил Серебряков.
«Сейчас по результатам проверки Счётная палата РФ сказала то же самое, только оказалось ещё хуже — уже в масштабах всей страны. Но у нас на тему леса был запрет. Нельзя было говорить на эту тему. Мы обнародовали результаты — и потом последовали уже и (отчёты) в (федеральной) Счётной палате, в Генпрокуратуре», — отметила Давыденко.
Видео дня. На курсы по охране заманивают пикантным танцем на шесте
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео