Ещё

Пожар в Академии наук 1988 года: от чего загорелись старинные книги 

Пожар в Академии наук 1988 года: от чего загорелись старинные книги
Фото: Кириллица
История знает немало случаев, когда старинные рукописи и редкие фолианты навсегда пропадали в огне. Иногда причиной всему были стихийные бедствия, а порой книгохранилища поджигали люди. Одной из крупнейших культурных катастроф такого рода стал пожар, случившийся 14-15 февраля 1988 года в Библиотеке (БАН) СССР. Несмотря на то, что потери оказались огромными, причины возгорания до сих пор остаются невыясненными.
Библиотечные беды
Как известно, знаменитая Александрийская библиотека тоже пережила сильный пожар, в результате которого были навсегда утеряны труды многих античных авторов. Случилось это прискорбное для мировой культуры событие в результате военных действий 48-47 годов до нашей эры, когда древнеримский полководец Юлий Цезарь вмешался в династическое противостояние между Птолемеем XIII и его сестрой Клеопатрой за власть над . Подобные несчастья не редкость. Профессор , возглавивший БАН СССР после пожара в 1988 году, написал статью «Учит ли История тому, что она ничему не учит?» (журнал «Библиотечное дело», № 2 за 2003 год). В ней автор привел слова главного хранителя императорского книгохранилища , которого звали Ню Хун (545-610 гг.) Этот специалист своего дела еще в начале VII века перечислил пять главных бедствий, способных причинить ущерб учреждениям культуры: гонения властей, пожары, наводнения, смуты и войны. Не обошли проблемы стороной и самую первую публичную библиотеку в , которая была основана в  на волне преобразований Петра I Алексеевича. В сентябре 1714 года она уже начала выдавать книги своим читателям. За три с лишним века, прошедшие с тех пор, библиотека перенесла несколько пожаров. Наиболее крупные из них произошли 5 декабря 1747 года и 8 января 1901 года. Но самым масштабным и катастрофичным для книгохранилища оказался пожар 1988 года. Несмотря на все эти бедствия, БАН России является одной из крупнейших библиотек мира, сейчас в ее фондах хранится свыше 20 миллионов изданий, в том числе такие памятники культуры как Ипатьевская и Радзивилловская летописи.
Два очага возгорания
14 февраля 1988 года в 20:30 сотрудников пожарной службы вызвали в здание библиотеки, расположенное на Васильевском острове. Огонь вспыхнул на 3 этаже, где находился газетный фонд. Очаг возгорания вскоре был локализован, и в 00:30 15 февраля пожарные уехали. Но через три часа в противоположном конце здания, загороженном железобетонной стеной от прежнего очага возгорания, снова вспыхнуло пламя. Оно начало пожирать фонд отечественной и зарубежной литературы. На этот раз пожарным не удалось быстро справиться с огнем, 4 и 5 этажи библиотеки были охвачены пламенем, столб черного дыма видели все ленинградцы. Второй очаг возгорания был полностью потушен лишь к вечеру 15 февраля. За это время помещение библиотеки почти полностью залили водой. Как указал в своей статье В. П. Леонов, еще одно возгорание, повредившее книгам, возникло в Военно-медицинской академии через три месяца после пожара. В этом учебном заведении была оборудована специальная сушильная камера, где пытались спасти раритетные издания, промокшие в результате действий пожарных.
Дело осталось не раскрытым
В иностранной и отечественной печати высказывались различные версии относительно причин возгорания. Разумеется, такая масштабная утрата культурных ценностей требовала тщательных разбирательств. Поначалу следствие заподозрило сотрудника библиотеки Константина Бутырина в халатности. В милиции предполагали, что он оставил дымящийся окурок в книгохранилище. Но эта версия не подтвердилась. Затем следователи решили, что огонь мог вспыхнуть не случайно. Библиотекарей попытались обвинить в умышленном поджоге, совершенном для того чтобы скрыть масштабные хищения редких книг. В пользу данной версии говорит тот факт, что очагов возгорания было два. И они не были никак связаны между собой. Однако никаких веских доказательств сотрудникам милиции найти не удалось. И через год после пожара дело было закрыто. Впрочем, некоторые оргвыводы все же последовали. Своих постов лишились: Владимир Александрович Филов, возглавлявший библиотеку до бедствия, а также вице-президент АН СССР по общественным наукам Петр Николаевич Федосеев.
Ущерб катастрофический
Заместитель директора БАН России по научной работе сделала доклад на VII международной конференции «Крым-2000», состоявшейся 3-11 июня 2000 года. Тема ее выступления «Консервационная служба Библиотеки Российской Академии наук. Прошлое и настоящее». В докладе было отмечено, что пожар 1988 года нанес учреждению культуры катастрофический ущерб. «От огня и воды пострадали 22 книгохранилища, общей площадью более 7 тысяч м², т. е. 46,6% общей площади, занимаемой фондами. Пожаром было уничтожено более 398 тысяч монографий и периодических изданий, в том числе 210 тысяч отечественных и 188 тысяч зарубежных. Газетный фонд потерял 20 тысяч 640 подшивок. От воды и плесени пострадало 3,6 миллионов различных документов», — сообщила коллегам О. В. Скворцова. Она назвала пожар 1988 года настоящей трагедией для сотрудников библиотеки, несмотря на то, что человеческих жертв удалось избежать. Многие ленинградские предприятия и организации оказали посильное содействие, жители других городов и стран перечисляли деньги на счета БАН СССР для восстановления утраченных фондов.
Помощь ленинградцев
Промокшие книги помогали спасать ленинградцы. Простые читатели забирали их домой для просушки. В такой сложной ситуации никакой записи не велось, издания выдавались людям под честное слово, и ни одно из них не пропало. в своем романе «На том свете» (Санкт-Петербург, 2000 год издания) написала: «Горел БАН — гордость Ленинграда, гордость страны. Полуголодные и нищие, спасали в свое время ленинградцы книги и рукописи, хранившиеся в библиотеке, не доедали, рисковали жизнью, увозили в эвакуацию, берегли от наводнений, расплачивались валютой, которую жалели на покупку зерна, берегли, как зеницу ока, получая для научной работы, понимали, что эти книги читали Ломоносов, Пушкин, Толстой…». И люди снова встали на защиту своих культурных ценностей. Об этом вспомнил и писатель . В статье «Пожар на пепелище» (журнал «Огонёк» от 16 марта 1997 года, № 10) автор рассказал читателям: «Всколыхнулся весь город, откликаясь на общее горе. Тысячи добровольцев работали в прогорклой атмосфере пожарища, разбирали горелую бумагу — на улице, на морозе. Тринадцать тысяч тогда еще ленинградцев взяли книги к себе домой, сушили в комнатах на веревках, на батареях, утюгом через фильтровальную бумагу. Мы перезванивались: что сушишь? как? а феном пробовал? Книги получали по паспорту, по студбилету, под честное слово. Каким было слово? А таким, что ни одной книги из выданных горожанам не пропало, все возвращены!».
Спасение и восстановление фонда
В. П. Леонов отметил, что большую помощь в восстановлении утраченных изданий библиотеке оказал Фонд друзей БАН, который организовал в ФРГ бизнесмен-антиквар Детлев Ауверманн. А учредитель французской фирмы «Русский библиофил» передал в Санкт-Петербург уникальное собрание периодических изданий и книг, опубликованных эмигрантами. Помогали и другие зарубежные меценаты. По словам О. В. Скворцовой, сотрудники Библиотеки конгресса США предложили своим коллегам защитить пострадавшие книги от дальнейшего разрушения методом фазовой консервации. То есть поместить их в микроклиматические контейнеры, сделанные из бескислотного картона, что и было сделано. «Вся деятельность Библиотеки максимально сконцентрирована в одном направлении — спасение и восстановление пострадавшего фонда», — отметила О. В. Скворцова. Также помощь библиотеке оказали (американский предприниматель, председатель корпорации «Occidental Petroleum») и ряд других влиятельных бизнесменов. Работа по просушке книг, которые были заморожены сразу после пожара, чтобы помешать образованию грибка и плесени, завершилась в 1990 году.
Чудо на кладбище: младенец провел под землей трое суток
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео