Ещё

По горящим следам. Вынесен приговор по делу о пожарах в Ширинском районе Хакасии 

Фото: РИА "ФедералПресс"
Виновные и свободные
На скамье подсудимых в Черногорском городском суде было трое: глава Ширинского сельсовета , глава Ширинского района и бывший начальник Ширинского гарнизона пожарной охраны Виктор Зенков. Всех троих суд признал виновными по статье «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц».
При пожарах в апреле 2015 года в Ширинском районе погибли 12 человек, пострадали 54, материальный ущерб был причинен 588 жителям района. В обвинительном заключении указано, что виной тому стали действия должностных лиц, не обеспечивших меры противопожарной безопасности, а когда пожары уже начались — борьбу с ними на должном уровне.
«Так, бывший начальник Ширинского гарнизона пожарной охраны, зная о развитии пожара, угрозе травмирования и гибели людей, самоустранился от выполнения возложенных на него служебных обязанностей, не обеспечил надлежащее взаимодействие и руководство подразделениями пожарной охраны при проведении противопожарных и аварийно-спасательных мероприятий», — прокомментировали уголовное дело в  по .
Глава Ширинского района, как пояснили в ведомстве, не организовал нормально работающую систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. В частности, не была создана местная система оповещения.
«Глава Ширинского сельсовета не обеспечил своевременную ликвидацию несанкционированной свалки бытовых отходов, вследствие чего произошло неконтролируемое возгорание отходов и сухой травы, а также не организовал проведение комплекса мероприятий, направленных на предупреждение пожаров, минимизацию их последствий, надлежащее функционирование системы оповещения населения», — добавили в прокуратуре.
Максимальное наказание, грозившее подсудимым, — семь лет лишения свободы с запретом занимать руководящие должности. Обвинение просило для Ковалева, Зенкова и Зайцева наказания в виде 5 лет лишения свободы.
Суд принял другое решение. Подсудимые были приговорены к реальным срокам с их отбыванием в колонии-поселении: Зенков — к 4 годам 7 месяцам, Ковалев — к 4 годам 8 месяцам, Зайцев — к 4 годам 6 месяцам. Однако все трое были освобождены от назначенного наказания, судимость с них сняли.
Как пояснил администратор Черногорского городского суда Олег Колебаев, это решение принято «в соответствии с постановлением „Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов“.
Таким образом, фактически для Зенкова, Ковалева и Зайцева этого уголовного дела как бы и не было.
»Когда мы получим постановление суда, мы решим, есть ли основания для того, чтобы обжаловать приговор. У нас для этого есть по закону 10 дней», — рассказала старший помощник республиканского прокурора .
Она добавила, что в любом случае у потерпевших остается право обратиться в суд и потребовать возмещения имущественного и морального вреда.
В зале суда Виктор Зенков, Юрий Ковалев и Сергей Зайцев ничего комментировать не стали.
В приемных администраций Ширинского района и Ширинского сельсовета позже заявили, что руководителей по телефону искать бесполезно: «На месте нет и сегодня уже не будет».
Такие же пострадавшие, как все?
Многотомное дело о пожарах в Ширинском районе было передано в суд летом 2017 года. А до этого два года длилось его расследование. Было проведено 150 судебных экспертиз, допрошено более 1000 потерпевших и свидетелей.
При этом описание трагедии — если просто перечислять факты — уложится в несколько предложений. 12 апреля 2015 года возле поселка Шира загорелась стихийная свалка. Из-за сильного ветра огонь перекинулся на жилые дома. Вокруг населенного пункта не было опашки и минерализованных полос — хотя то и другое должно было быть. Огонь распространялся по поселку с огромной скоростью. Систем оповещения в Шира тоже не было. Поэтому люди до последнего находились в своих домах, не успевали ни спасти имущество, ни спастись сами. Так в Шира погибли 12 человек. При этом оказалось, что и пожарная часть не в состоянии оперативно и адекватно отреагировать на трагедию.
«У меня знакомые, жившие в тех местах, за час потеряли все, что у них было. Они после случившегося уехали из поселка и об этом больше не рассказывают. Выговорились и выплакались в первые дни, когда мы позвали их у нас пожить, а потом замолчали. А тогда говорили: такое ощущение, что огонь на них падал сверху, как ливень. Они на все насмотрелись — и на сгоревший заживо скот, и на собак, «зажарившихся» прямо на цепи. Соседи у них все целы остались, но на их улице в горящем доме погибла целая семья — не успели вовремя выбраться», — рассказала жительница Абакана Нинель Порываева.
«Не знаю, как живут с этим люди, которые недосмотрели, недоработали, не смогли справиться с огнем», — добавила она.
Но тех, кому сегодня вынесен приговор, далеко не все их земляки обвиняют в трагедии и упрекают в недоработках. Многие уверены: главы района и сельсовета и начальник пожарной охраны объективно ничего не могли сделать в этой ситуации. И они — такие же пострадавшие, как все.
«Я считаю, это дело — что называется, показательная порка. Надо было виноватых назначить и наказать — вот и назначили. А в тот день такой ветер был, что, бейся не бейся с огнем, — одной искры хватит, чтобы целый поселок спалить. Им что, надо было стихию укрощать? К тому же, особо-то и нечем было, техника у нас аховая. И ведь не только Ширинский район пострадал в тот день, а вся республика. Почему же стрелочниками только наших назначили? Я считаю, они такие же жертвы обстоятельств, как все», — заявил житель Ширинского района Иван Кошечкин.
Нарушения республиканского масштаба
Это правда — 12 апреля 2015 года огонь прошел не по одному лишь Ширинскому району, но по всей Хакасии. До этого несколько дней держалась необычная для этого времени года жара — под 30 градусов. Было сухо и безветренно. А 12-го поднялся сильный ветер, почти ураган. Он и принес в поселки огонь с полей и гор, где шел пал травы.
От пожаров пострадали 42 населенных пункта в 7 районах республики. 32 человека погибли, почти 200 понадобилась медицинская помощь. Сгорели 1500 жилых домов, социальные и другие объекты. Общий ущерб, нанесенный пожарами 12 апреля 2015 года, превысил 7 млрд рублей.
Проверка, проведенная в том же году , показала: в пожарах виновны не главы сельсоветов и не те, кто развлечения ради, вопреки запретам, жег сухую траву на полях. Вернее, не только они. И не стихия.
«В ходе контрольного мероприятия были выявлены нарушения и недостатки в области ведения лесного хозяйства и обеспечения противопожарной безопасности в Республике Хакасия, свидетельствующие о недостаточной готовности республиканских органов исполнительной власти к пожароопасному периоду 2015 года и недостаточно эффективном исполнении Республикой Хакасия переданных ей лесных полномочий», — говорилось в заключении аудиторов.
Проверка, проведенная сибирским региональным управлением , показала, что в 20 из 31 населенного пункта не были проведены работы по опашке и обустройству минерализованных противопожарных полос.
В Республике Хакасия, как отметили аудиторы, на тот момент не было единого учреждения, которое бы вело авиационный мониторинг и тушение лесных пожаров. А тот авиамониторинг, который велся, был явно недостаточен: в 2014 году налет воздушных часов составил 48, в 2015-м — 99 при заявленных в республике 704 часах.
Имевшая в распоряжении районов пожарная техника была изношена на 80–90%. На одного сотрудника лесной охраны приходилась площадь в 19,6 тыс. гектаров — именно на таком участке каждый из работников лесоохраны должен был отслеживать возникновение пожаров. Эта площадь в 2,6 раза больше нормативов, установленных РФ.
За 9 месяцев 2015 года площадь лесных пожаров в Хакасии выросла в 16 раз, а нанесенный ими ущерб — в 72 раза, притом что республика в этом году получила на охрану лесов от пожаров субвенции в 34,2 млн рублей.
Кроме того, «профилактика и мониторинг пожарной опасности в степях и степных пожаров не осуществляются», отмечено в отчете Счетной палаты.
Перечислены в документе и другие — многочисленные! — нарушения. Так что, пожалуй, житель Ширинского района Иван Кошечкин был в чем-то прав, когда говорил, что не только глава сельсовета Ковалев, руководитель района Зайцев и пожарный экс-начальник Зенков должны были оказаться на скамье подсудимых.
Короткая память
Научила ли чему-то апрельская трагедия 2015 года? Судя по всему, нет. Прошлым летом, в самый разгар отпускного сезона, когда на озеро Шира едут отдыхающие не только из Хакасии, но и из других регионов, жители поселка пожаловались журналистам телекомпании ТВК, что в районе по-прежнему нечем тушить пожары. В распоряжении местной пожарной части — две машины 1985–87 годов выпуска, еще одна такая же «в резерве», состояние их, как говорят местные, ужасное. Эти же машины тушили и пожар 2015 года; тогда, как мы знаем, с задачей они не справились, но работают до сих пор.
По словам местных жителей, штат пожарных с тех пор не только не увеличили, но и сократили вдвое, и сейчас на каждую из отживших свой век машин приходится по одному водителю и по двое пожарных — то есть всего шесть человек. Вот этот «боевой расчет», случись что, и должен справиться с огнем на территории Ширинского района — а это 6,8 тыс. кв. километров. Похожая ситуация и в других районах Хакасии.
А уже этой весной в республиканских СМИ вновь пошли сообщения о пожарах, начавшихся то с палов травы, то с горящих свалок, которые никто не убирает. К счастью, с этими пожарами удавалось справиться сравнительно быстро.
На недавнем совещании по противопожарной безопасности глава Хакасии Валентин Коновалов заявил, что нужно сделать все возможное, чтобы трагедия 2015 года или, как ее называют жители республики, «огненная Пасха», не повторилась.
«К пожароопасному периоду подойти во всеоружии. Необходимо задуматься о последствиях, которые порой бывают катастрофическими», — процитировало Коновалова республиканское издание «Хакасия».
Фото:vk.com/club91879447
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео