Ещё

Оренбургские спасатели: что мы знаем об их работе? Часть 1 

Фото: ProOren

Чудо — вот чего мы ждем в самых опасных и критических ситуациях. Когда застреваем в сугробе далеко за городом. Когда видим разгорающийся пожар в своём доме. Когда слышим, как скулит собака глубоко в колодце. А что мы знаем о тех, кто дарит нам чудо спасения? Подробнее в материале интернет-издания ПроОрен.

Российский корпус спасателей появился 27 декабря 1990 года. В этом году они празднуют 27-й день рождения. Идея создания в России МЧС витала в воздухе давно, но рост чрезвычайных ситуаций природного, техногенного и эпидемиологического характера подтолкнул к реальным действиям.

И только 15 лет назад, в 2002 году, пожарная охрана вошла в состав МЧС. Тогда пожарные стали выезжать на вызовы вместе со спасателями, а позже и вовсе стерлась грань между этими двумя профессиями. Сейчас невозможно представить нашу жизнь без спасателей. О том, какая жизнь у спасателей сегодня, рассказал заместитель начальника ГУ по антикризисному управлению Николай Платохин.

— Появилась ли тогда конкуренция: кто круче, сильнее, умелее? И как сейчас обстоят дела?

— У нас изначально не было спасателей. У нас в министерстве до присоединения пожарной охраны были спасательные подразделения в центральном подчинении. Например, «Лидер». Поисково-спасательных отрядов у нас не было. Ближайший находился на тот момент в Уфе, а в Оренбурге была областная служба спасения. Мы когда влились, все пожарные прошли курс обучения на спасателя. Сейчас — пожарные-спасатели.

— Наша область имеет как минимум два минуса: резко континентальный климат, гарантирующий перепад температур и непредсказуемую погоду, и расположение в степи. Есть ли специфика работы у пожарных в Оренбуржье? И какая?

— Область у нас специфическая. И специфика тушения разных пожаров тоже отличается. Это не просто так — приехал и подал ствол с водой и потушил. Пожары бывают и лесные, и степные, и техногенные. Очень много у нас вопросов связано с производственными — газоперерабатывающий, гелиевый заводы, нефтяные скважины. Например, в летний период очень много ландшафтных пожаров и степных. Они разливаются на большие площади из-за сильного ветра и зачастую составляют угрозу как людям, так и зерновым культурам. В этом году наши подразделения спасли поселки в Кувандыкском городском округе, Новоорском, Адамовском, Ясненском… Все не перечесть. Если сравнивать, то в Самаре, как правило, лесные пожары. Хотя, и в Оренбуржье такие зачастую происходят. В августе месяце в Благословенке тушили два дня пожар.

А зимой специфика у нас только одна… Зимой основной бич для всех пожарных — это низкие температуры. Что это значит? При морозе ниже пяти градусов вода в рукавах может замерзать. Поэтому на пожаре мы прокладываем линию из рукавов и смотрим внимательно за тем, чтобы вода постоянно текла из пожарного ствола. Иначе мороз может прихватить, и потом образуется так называемая «макаронина». Это рукав, который замерзает с водой внутри. А он длинный — 20 метров, и его не согнуть, не сломать. Приходится ждать машину бортовую, чтобы везти «макаронину» отогреваться в часть.

— Каким оборудованием, помогающим в ЧС, на сегодняшний день располагает МЧС?

— У нас во всех отрядах теперь есть снегоболотоходы, снегоходы. Также в Орске и в Бузулуке появились бронетранспортёры. В Оренбурге установили БРДМ. Много техники подготовили в связи с трагедией 2016 года — подвижные и мобильные пункты обогрева. Плюс получили мы ковчег — это быстровозводимый пневматический модуль, который может до суток работать автономно и устанавливаться в любом месте. Там находится печь, тепловентиляторы, освещение, столы… До 20 человек могут находиться. Квадрокоптеры получили. Сейчас их восемь.

— Они уже проявили себя в действии?

— Да, в последний раз они работали на пожаре в «Мире». Поднимались и смотрели состояние кровли, где обрушение произошло. Также для поиска грибников использовали. Некоторые модели коптеров оборудованы тепловизорами, помогающими ночью искать человека. Они же помогали выявлять скрытые очаги на пожаре в торговом центре. Площадь большая, была угроза обрушения кровли, и попасть внутрь было невозможно. Поэтому на квадрокоптерах определяли скрытые очаги.

— Есть две темы, о которых невозможно не говорить на сегодняшний день. Во-первых, «снежный плен». Но говорить хочется не об ошибках, а об опыте. Как готовятся оренбургские специалисты к зиме?

— У нас же не только орская трасса опасная. В прошлый раз просто так совпало… На Сырту на подъезде к Бузулуку бывают большие скопления автомобилей. Похожая ситуация в сторону Соль-Илецка, где станция Донгуз. Там людей вытаскиваем часто из заносов. В сторону Октябрьского… Просто людям нужно знать, что при звонке о спасении мы не можем прибыть через минуту. Потому что водители едут в таких же условиях. И, самое главное, наше психологи говорят, что присутствует фактор ожидания, когда ты позвонил спасателям, и кажется, что уже прошло 40-50 минут…

— Да, а прошло от силы пять минут.

— Именно. Я и сам с этим сталкивался. В стрессовой ситуации рамки временные раздвигаются. Я почитал отзывы на одном из оренбургских сайтов, когда «Мир» тушили. Там одна женщина написала: «Мы звонили в пожарную охрану, и каждый раз, когда мы звонили, трубку брали разные диспетчеры и каждый раз спрашивали, что горит. Что это за издевательство?». У нас круглосуточно дежурят три диспетчера, обслуживающие пять линий. Напомним, что население Оренбурга — 600 тысяч человек. И каждый раз диспетчер по приказу проводит «разведку». Что это такое? Он узнаёт, что горит, в каком углу, в течение какого времени. А техника уже идёт, и диспетчер всё передаёт начальнику отряда.

Пожар в ТК «Мир» в Оренбурге

Также народ писал, что техника ехала больше 40 минут. Это, опять-таки, психологический фактор. По регламенту реагирование у нас не должно превышать 10 минут. От ближайшей пожарной части ТЦ «Мир» находится на расстоянии шести километров. Это считанные минуты в пути. Вторая ближайшая часть тоже в паре минут. Невозможно ехать столько времени, если из одной точки города в другую мы доезжаем за 20 минут. Тем более в выходной день. Тем более, когда пробок нет. И меня начинает бесить, как профессионального пожарного, фраза «они приезжают все без воды». У нас все дежурные автомобили заправлены водой — они заправляются сразу после пожара у гидрантов на улицах и возвращаются полными в депо. И люди говорят «два автомобиля приехали — один начал тушить, а второй без воды, и он поехал к гидранту». Нет! У него была вода, но воды в машинах хватит максимум на 10–12 минут работы. Тогда от второй пожарной машины прокладывают магистральную линию к пожару, и вода идёт без перерыва.

— А это тоже время…

— У нас был такой случай. Я тушил Караваеву рощу 28 апреля 2009 года перед Днём пожарной охраны. Тогда сгорело около 19 домов. Была жаркая погода… Мы, когда приехали туда, уже сгорело 12 домов. Пожарные один за другим падали от теплового удара. Пять или шесть человек лежали на траве, и им скорая оказывала помощь, а народ тогда говорил, что «пожарные приехали пьяные». Понимаете? Мы стараемся, конечно, не читать этот весь негатив в соцсетях, но неприятно. Обидно.

Пожары в торговых центрах в Оренбурге 2017

— Но это не единственный пожар в торговых центрах. Первым в цепочке в ТК «Любимый» на Чичерина случился, по предварительной версии, из-за нарушения регламента сварочных работ. Вторым как раз стал «вьетнамский рынок», вслед за которым пожарные выезжали на вызов в один из самых старых торговых комплексов — «Радугу». И на днях ложный вызов в город «Локомотив». Что общего между всеми этими пожарами? По Вашему мнению, почему получился такой насыщенный на возгорания в торговых центрах год?

— Ничего общего нет между ними. Если обратиться к «Радуге», то пожар произошел ночью. Скачок напряжения. В лаборатории дали официальное подтверждение. Что касается «Мира», причины устанавливаются до сих пор. В «Любимом» неосторожное обращение с огнём. Пожар особой сложности не представил. Сейчас он прекрасно работает. Про ложную тревогу в «Локомотиве»… Ну съездили, потренировались. Вот сейчас, пока мы с вами общались, мне сообщили о тревоге в школе №3. Отряд туда прибыл, но возгорания не было. Ложных сработок бывает до 30 за сутки.

— Если говорить о профилактике такого рода происшествий, то на заседании Юрия Берга с руководящим составом областных управлений ФСБ, МВД, МЧС было решено до 20 декабря провести комплексную проверку торговых центров. Расскажите о результатах.

— Они ещё проверяются. Проверка идет по всей области по представлению прокурора. Потому что для нас не указания Берга, а требования прокурора являются основанием для проверки. Торговые центры, по закону, относятся к малому бизнесу. Президент наш подписал указ об административных каникулах для малого бизнеса. Если помните фразу, «перестаньте кошмарить малый бизнес»? С 2014 года по 2018 год торговые центры не проверяются инспекторами государственного пожарного надзора. Всё, что сейчас может сделать инспектор — провести профилактическую работу, которая не несет никаких штрафных санкций. Поэтому, когда люди возмущаются «куда смотрят пожарные инспектора?», мы отвечаем, что по закону мы не имеем права проверять. И наказать за нарушения мы не можем!

— Какие пять самых опасных ситуаций возникали за всё время существования МЧС в Оренбургской области?

— Они все опасные. Их нельзя недооценивать. Вроде бы банальная ситуация — возгорание в гараже. Но его открыли, и произошел взрыв газового баллона, и помощнику начальника караула ногу оторвало. Это в 97 или 98 году было.

Очень серьёзный пожар был на газоперерабатывающем заводе. В 2009 году у нас был серьёзный пожар на Покровском нефтяном месторождении. Несколько суток тушили. На гелиевом заводе пожар — он тогда выгорел полностью, тоже в 2009 году в августе месяце. Один из крупнейших в России. Сейчас его отстроили с нуля.

Все пожары страшные. Мы ко всем относимся очень серьёзно. С легкомысленным отношением можно закончить плачевно.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео