ИноСМИ 23 октября 2017

Картели, схемы и состояние вертолетов. Интервью раскрывает детали стоящего за пожарами «бизнеса»

Фото: ИноСМИ
Президент компании, которая управляет крупнейшим в Португалии воздушным флотом для борьбы с лесными пожарами, рассказал в интервью Visão о том, что ему известно о пожарном бизнесе. По словам Рикарду Диаша (Ricardo Dias), Португалия всегда работала «по схеме картелизированного консорциума», тогда как государству приходилось платить на 20-30% больше, потому что объединившиеся компании «делали что им вздумается».
Рикарду Диаш является президентом Everjets, компании, которая управляет 25 легкими вертолетами, предназначенными для пожаротушения и которая подала на государство в суд за то, что из шести «Камовых», упоминающихся в подписанным ею контракте на эксплуатацию в рабочем состоянии находятся только три. Он сказал Visão, что его уже склоняли присоединиться к консорциуму португальских компаний. И подчеркивает, что именно этот метод в течение многих лет использовался компаниями данной отрасли для обеспечения больших государственных выплат по сравнению в фактической стоимостью операций.
Visão: Правоохранительные органы Испании расследуют картель, образованную компаниями, которые управляют воздушными средствами для борьбы с пожарами и подписывали контракты с Португалией. Everjets когда-нибудь пытались заманить в такую схему?
Рикарду Диаш: Everjets никогда не состояла в таких картелях. Были попытки сближения со стороны некоторых компаний, осуществляемые через посредников: нас пытались включить в консорциум для участия в будущих тендерах.
— Какие компании?
— Я не могу раскрыть эту информацию.
— А если с Вами захочет побеседовать прокуратура, получившая информацию от органов испанского правосудия?
— Мы готовы рассказать все, что нам известно. Могу сказать, что здесь речь идет не об испанских компаниях. Обращавшиеся к нам заинтересованные лица беседовали с португальскими компаниями.
— Раньше Вы уже слышали об этих схемах?
— Они широко распространены в авиационном мире. Португалия всегда работала по схеме картелизированного консорциума. Когда все португальские компании присоединяются к консорциуму и назначают цену, как это называется? Найти нетрудно. Достаточно открыть Google и поискать название компаний, которые действовали в консорциуме.
— Сколько составляла прибыль?
— От 20 до 30%. Я знаю, что за легкие вертолеты государство платило на 20-30% больше, чем платит сегодня нам. Я знаю, что Everjets в 2012 году покончила с господством трех-четырех компаний, которые собирались, договаривались о цене, а потом делили прибыль. Конкуренции не было, они делали что хотели. Часто в тендерах вообще никто не участвовал.
— То есть?
— Конкурсантов не было, открывался новый тендер, цена поднималась. Сегодня у нас есть контракт, согласно которому, если разделить, получается около 300 тысяч евро за каждый вертолет. Другие компании продавали их почти по 500 тысяч. Они проводили конкурсы без участников или заключали договоры напрямую. Я не понимаю зачем, ведь даже по этой цене можно заработать деньги. Я не могу этого отрицать, ведь это наш бизнес. Однако здесь речь идет о справедливой цене.
— Одна из компаний, в отношении которой ведется расследование в Испании, заработала более 30 миллионов евро на прямых подрядах в Португалии. Такая сумма кажется вам чрезмерной?
— Весьма. Проблема с подрядами заключается в том, что, когда компании знают, что с другой стороны теоретически не хватает ресурсов, они могут поднять цену. Прямой договор подряда это все равно что получить автомобиль готовым в тот же день: это стоит дороже.
— В 2016 году Visão сделала свои подсчеты и пришла к выводу, что к 2015 году каждый час полета «Камова» стоил около 35 тысяч евро.
— Сейчас это 5 333 евро за час. Сегодня тех денег налогоплательщиков, которые до 2015 года шли только на одно техническое обслуживание, хватает практически на все: и на управление, и на техническое обслуживание. К тому же тогдашнее техобслуживание оказалось таким качественным, что четыре вертолета просто не смогли подняться в воздух. Не нужно быть большим ученым, чтобы понять, о чем идет речь.
— Постараемся сохранять беспристрастность. Если говорить честно, могло бы государство сэкономить, если бы с пожарами боролись ВВС?
— Для управления всей «фазой Шарли» структура ВВС должна была бы в десять раз превосходить ту, что есть сегодня. Частные компании как правило обладают легкой структурой и конкурентоспособными ценами, они умеют договариваться о цене вертолета. Государство этого делать не умеет. Но тогда ответьте мне на вопрос. Почему бы уже в этом году им не помочь нам с вертолетами EH-101? Если ANPC [Национальное управление гражданской обороны] разрешит, мы предоставим им запасные емкости для воды от «Камова». В США ВВС используют почти весь свой флот, чтобы оказывать поддержку частным компаниям при пожарах. Действительно ли ВВС хотят тушить пожары? Хотят ли работать с ВВС сами пожарные? Готов ли пилот ВВС выполнять приказы пожарной службы?
— В тот день, когда все думали, что Canadair потерпел крушение, мы видели, как вертолет INEM вернулся назад, потому что у него закончилось топливо. Это нормально, что ему позволили так взлететь?
— Вертолет с неотложной медицинской помощью всегда должен быть заправлен. Либо он не предназначался для выполнения этой функции, либо не был соблюден упоминающийся в технической документации набор требований, поскольку пополнение бака сразу после приземления является обязательным. Это вопрос, который нужно задать другой организации, но нет, эта ситуацию нельзя назвать нормальной.
— Когда речь заходит о судебных делах, связанных с тушением пожаров, в них часто упоминается Everjets, в отношении которой в 2016 году проводилось расследование. Вас уже вызывали в прокуратуру?
— Никогда. Я знаю, что мы честно выиграли тендеры.
— Прокуратура подозревает, что техническая документация вертолетов «Камов» дошла до Everjets раньше положенного срока через Мигела Маседу (Miguel Macedo).
— Это полная ложь. Когда в январе 2015 года компанию приобрели новые акционеры, подрядчик для «Камовых» уже был выбран. Предыдущие акционеры имели законный доступ к контрактной документации. В положенное время она была передана представителю Everjets, и происходило это не благодаря каким-то там связям с третьими лицами. Также является ложью история о том, что мы заключили договор субподряда с испанской компанией, которая получила эту документацию [Faasa]. Они заходили в мой компьютер, изъяли электронные письма. От Мигела Маседу там ничего не было. Я даже не знаком с ним лично.
— Пилот, пролетающий над пожаром, по масштабам сопоставимый с Педрогау Гранде, в состоянии оценить то, что происходит на национальной дороге?
— Только если ему укажут точное место и скажут, что там гибнут люди — в этом случае он может что-то сделать.
— Многие говорят, что пожарному вертолету трудно бороться с огнем в условиях очень густого дыма. Но правда в том, что несмотря на масштабы этих пожаров там работали вертолеты.
— Проблема с дымом заключается в том, что пилот совершает визуальный полет и нуждается в ориентирах с земли, иначе он рискует напороться на горы или деревья. К тому же двигатели не должны поглощать дым. В общем… конечно, никакой пожар не обходится без дыма, и, если бы речь шла о непреодолимом препятствии, ни один пилот не смог бы отправиться на тушение.
— Какое обучение проходит пожарный пилот?
— Каждый год пожарные принимают участие в регулярных учениях. Многие критикуют вертолеты «Камов». Они могут переносить на одну тысячу литров меньше, чем Canadair, зато гораздо быстрее заправляются водой, а значит, выливают на огонь большее количество воды. К тому же, большое преимущество вертолетов «Камов» перед арендованными самолетами в том, что эти вертолеты являются нашей собственностью.
— Этим летом на пожарах работали три «Камова». Между тем Everjets подписала контракт на управление пятью.
— Шестью, но уже было известно, что один из них, упавший в 2012 году, можно списать со счетов. В настоящий момент на ходу только те, которые были доступны для эксплуатации, потому что от предыдущего оператора обслуживания Heliportugal они перешли к Everjets в плачевном состоянии. У нас могло быть и пять единиц, но их нет по причине бездействия. Между тем они могли бы сыграть значимую роль для страны. Мы обратились в арбитражный суд, чтобы получить компенсацию за ущерб, потому что поставили свои подписи под одним, а получили другое. Компания рассчитывала затраты на управление пятью вертолетами, а не тремя. Существует дефицит, который придется привести в равновесие. По сути это мошенничество, но, как мы хорошо понимаем, мотивировано оно не государством. Государство — такая же жертва, как и Everjets. Будем надеяться, что оно компенсирует потери, которые могут составить более 20 миллионов евро.
— Какую сумму Everjets требует от государства?
— Десять миллионов. Еще десять потребуются на ремонт вертолетов.
— Visão уже публиковала снимки, свидетельствующие о состоянии, в котором пребывали эти вертолеты. Некоторые из них совершали полеты без соблюдения требований безопасности. Кто-то должен понести за это уголовную ответственность?
— Я до сих пор удивляюсь, что этого еще не произошло. Мы говорим о вертолетах, которые используются не только для тушения пожаров, но и для транспортировки больных в зимний период.
— За что несет ответственность ANPC?
— Здесь все относительно, потому что они отвечали за полетопригодность. Им едва ли понравится, если к ним придут проверять, менял ли данный человек масло или закрутил ли он болт. Эта ответственность лежала на технической поддержке. А там подпорки, заплатки сомнительного происхождения, запчасти, не предназначенные для «Камовых», и прочие бесчисленные нарушения.
— Когда в 2015 году Everjets получил «Камовых», какой-то из них был в состоянии летать?
— Тому, у которого было больше всего шансов, все равно потребовалось порядка 200 тысяч евро на ремонт. Его оплатило государство. Судя по цене, которую раньше стоили эти вертолеты, все они должны были выглядеть как новенькие роллс-ройсы, не хуже.
— Почему государство сразу не ввело в эксплуатацию и два других вертолета, заплатив за ремонт?
— Нам сказали, что это слишком большие деньги, что их выделят потом. Но до сих пор ситуация не сдвинулась с мертвой точки.
История с Everjets
Aвиация
В 2012 году эта частная авиационная компания выиграла открытый тендер на эксплуатацию 25 легких пожарных вертолетов (некоторые из них принадлежат компании, некоторые взяты ею в аренду), а в 2015 году победила в конкурсе, получив право на эксплуатацию и обслуживание парка вертолетов «Камов», купленных государством. В настоящее время эта компания располагает крупнейшим парком пожарной авиации в Португалии.
Под подозрением
В январе 2016 года португальская уголовная полиция (PJ) провела обыск в штаб-квартире Everjets, у ANPC и на аэродроме Понте де Сор. Пока что прокуратура не взяла показаний у официальных представителей Everjets.
Министр
Мигелу Маседу были предъявлены обвинения по делу Visas Gold за передачу Faasa, компании, в отношении которой в Испании ведется расследование за ее связи с «пожарной картелью», тендерной документации 2014 года на эксплуатацию и обслуживание вертолетов «Камов». В итоге компания так и не приняла участия в конкурсе, но, по заявлению прокуратуры, позднее стала субподрядчиком Everjets, которая этот конкурс выиграла. Рикарду Диаш, председатель административного совета Everjets, отрицает данную информацию. По его словам, компания никогда не заключала субподряд с Faasa, не располагала незаконным доступом к технической документации и никак не связана с бывшим министром правительства Пассуша Коэлью.
Комментарии
Читайте также
Люди погибли на пожаре в шашечном клубе Китая
В поселке под Барнаулом загорелись два жилых дома
В Москве неизвестный поджёг храм и воскресную школу
7
В Бурятии на угольном разрезе бушует пожар
Последние новости
Wirtschaftswoche (ФРГ): Почему мы должны вовлекать Россию
NYT (США): Напряженность между Россией и Украиной ведет к крупнейшему расколу внутри христианского мира с 1054 года
Bloomberg (США): Грузия требует вывода российских войск из отделившихся от нее регионов