Далее:

Верность сексу

Елена Стафьева о парфюмерной коллекции Tom Ford как естественном развитии фэшн-идеологии Тома Форда Когда в 2004 году Том Форд уходил из Gucci Group, было понятно, что человек, превративший Gucci из почти обанкротившегося итальянского семейного бренда в международный суперхит, потом радикально поменявший эстетику и позиционирование YSL (с похожими последствиями), не покинет мир люкса навсегда. И когда в 2006 году он туда возвращался, вопрос был прежде всего в том, с чего он начнет. Форд начал не с одежды под собственным именем — как все ожидали, — а с линии аксессуаров, и выпустил свой первый аромат. Тут стало понятно, что он не просто строит бренд Tom Ford радикально маркетинговым образом (как правило, основную прибыль большим люксовым компаниям приносят именно аксессуары и бьюти), но и приспосабливает свой знаменитый порношик под новые нужды. Самое интересное было в том, как он будет переведен на язык запахов — невербальный и нелинейный. Сегодня, спустя 11 лет, тот самый первый аромат, Black Orchid, стал настоящим бестселлером, парфюмерная коллекция Tom Ford перешла за семь десятков ароматов, и можно твердо сказать, что перевод удался Что, в сущности, сделал Том Форд? Прежде всего не изменил себе. Будучи человеком очень, что называется, straightforward, Форд всегда любил прямой смысл вещей и явлений, очевидные ходы и ударные дозы во всем. В его случае это работало превосходно, прежде всего потому, что было органично именно для него — «техасского парня в идеальной белой рубашке и с идеальной белой улыбкой», как не без сарказма описал его Ив Сен-Лоран. Идеальный фрейдианец, Форд превратил знаменитое выражение «sex sells» буквально в девиз эпохи формирования современной люксовой индустрии, то есть середины 90-х — конца 2000-х. И если уж секс — то в образах, не оставляющих никаких возможностей для разночтений. Та эстетика, которую создавал Форд, стилизовала Карин Ройтфельд (именно работа с Фордом принесла ей славу и должность главного редактора французского Vogue), а снимал Марио Тестино, была построена на прямых сексуальных коннотациях, парящих в довольно разреженном пространстве идеальных тел и идеальных лиц. Такая идеальная сексуальность в идеальном платоновском мире — но с небольшим перекрутом. Эти совершенные девушки с их безупречными каскадами локонов, высоченными стилетто и выбритыми в виде буквы G лобками, эти совершенные юноши с их набриолиненными проборами и методично проработанными спинами и руками, весь этот разнузданный гламур той эпохи, непосредственным создателем которого и был Форд, выглядел явно странным, а потому если и не объемным, то по крайней мере не плоским. В фордовском совершенстве было некая избыточность — и в то же самое время холодность и отстраненность, что делало его почти тревожным и довольно драматичным, то есть привлекательным. Определение «порно» отлично этот феномен описывало: профессиональная холодность в сочетании с художественными приемами прямого действия, исполненными с блеском. И тот бум, который возник вокруг Gucci и YSL, подтверждал его эффективность. Если вы думаете, что весь этот шик и гламур закончился вместе с эпохой Форда в Gucci Group и его безвозвратно сменила новая скромность эпохи экономической рецессии, посмотрите на дела рук Алессандро Микеле. Он провернул в Gucci примерно тот же трюк, что и Форд в свое время (но не в таких, конечно, масштабах), — то есть пришел и радикально поменял все, от рекламных имиджей и моделей до одежды и аксессуаров. В прошлом году в музее Gucci во Флоренции прошла выставка, посвященная годам Тома Форда. Ее куратором стал сам Микеле — в Gucci впервые после ухода Форда в 2004-м вспомнили о нем и его феноменальном вкладе. И то, что это сделал именно Алессандро Микеле, вполне закономерно: именно Форд был его духовным отцом. Это становится совершенно ясно, когда смотришь на знаменитые кимоно и шелковые бомберы Форда — с журавлями и цветами, на его яркие шубы и бархатные пиджаки. Все это — прообраз того, что будет делать Микеле, который сохранит фордовскую приверженность гламуру 1970-х, но накачанные мужские тела заменит тощими, идеальный пробор — длинными волосами, девушек лишит локонов и загара и всех их — фордовских сексуальных коннотаций. То есть уберет все «порно», а шик адаптирует под современные нужды. Форд же, запуская свой собственный бренд, решил второй раз войти в ту же реку. И самое поразительное — что это у него получилось, по крайней мере в части аксессуаров и особенно парфюмерии и косметики. Если в женских коллекциях его гламур не всегда давал очевидные результаты, то «Черная орхидея» стала просто-таки бомбой. Форд остался таким же прямым, как раньше: само название Black Orchid, отсылающее к «Wild Orchid», эротическому хиту Залмана Кинга, автора «Nine 1/2 Weeks», золото и непременный черный в оформлении и специально выведенный по такому случаю цветоводом Фредом Кларком в Сан-Диего сорт Tom Ford Black Orchid. Ну и рекламные имиджи Black Orchid — это парафраз одного из самых знаменитых и самых скандальных постеров Форда — Opium YSL с голой Софи Даль на черном бархате. Только вместо бархата — вода, вместо Софи Даль — например, Кара Делевинь, которую со спины перевернули на живот. «Я всегда говорил, что я коммерческий дизайнер», — Том Форд честен с публикой и не пытается выглядеть кем-то другим. Opium, один из самых знаменитых ароматов в истории современной парфюмерии и тоже из любимых Фордом 1970-х, был ольфактивным идеалом Форда и работавшей над ароматом парфюмерной команды концерна Givaudan (в Tom Ford не называют имен, но в парфюмерном сообществе говорят о Давиде Апеле и Пьере Негрене). Так же, как и в Opium, в Black Orchid важна ориентальная и древесная тема. И так же, как Opium, «Черная орхидея» задумана как аромат яркий и одурманивающий. Другим важным референсом для Форда был легендарный Fracas (Robert Piguet) 1948 года, один из любимых ароматов Форда, — и хотя в Black Orchid не заявлена тубероза, которая солирует в Fracas, но букет белых цветов и мощный карнальный эффект живо ее напоминают. Ну и конечно, выдающийся ориентальный аромат Youth Dew, с перевыпуска которого в виде Youth Dew Amber Nude Том Форд и начал в 2005 году сотрудничество с концерном Estee Lauder. Форд, безусловно, хотел некоторой фирменной провокативности в этой истории — но в итоге он получил аромат, основанный на классической французской парфюмерной традиции: жасмин, иланг-иланг, черная смородина и классические цитрусы (бергамот, мандарин и лимон) в начале отсылают к ней непосредственно. В центре аромата, после всего этого классического каскада, специально придуманное и названное «Tom Ford Black Orchid» сочетание белых цветов, специй и древесины лотоса, а в конце как раз остается пряное и сладкое дерево: сандаловое, ладан, пачули, ветивер и ваниль. И самый благородный финал у Black Orchid именно в духах — в специальном юбилейном издании 2016 года издании c номерным хрустальном флаконом — Black Orchid Perfume Lalique Edition (оригинальная версия 2016 года — это парфюмированная вода, а в 2015-м вышла туалетная вода). И если Том Форд говорит, что ароматы для него сейчас важнее одежды, потому что точней характеризуют личность и крепче связаны с ее персональным опытом, то Black Orchid идеально характеризует Тома Форда и его стиль: чувственность и даже сексуальность, идеальная и отстраненная, как стратосфера, — тот самый оксюморон, на котором был выстроен его порношик и который сработал во второй раз. Только теперь невербально и нелинейно.
Женский клуб Мода и красота Стиль жизни Италия Еще 2 тега
Кара Делевинь Марио Тестино Елена Стафьева Карин Ройтфельд Еще 2 тега
Оставить комментарий