Далее:

Тайны многоженства в современной России: гаремы пересмотрели правила

Тайны многоженства в современной России: гаремы пересмотрели правила
Фото:
Говорят, будущее за мусульманскими семьями, так как их традиции крепче. Но все имеет оборотную сторону… Утомленные вековой мужской опекой, «закрепощенные женщины Востока» начали демонстрировать такую эмансипированность, что за голову хватаются даже раскрепощенные жительницы российской столицы. И, что самое удивительное, исламские священнослужители их активно поддерживают.
Мы часто говорим о непримиримости исламских догм и светского образа жизни, но на деле наблюдаем стремительное сближение культур. Мужчины и женщины, независимо от их веры или ее отсутствия, совершают одни и те же поступки. Это «слияние нравов» особенно заметно на примере недавно развернувшейся дискуссии о разрешении даже самым бедным мусульманам брать максимальное количество жен и отправлять их на работу.
Моя знакомая, работающая в Москве жительница Махачкалы по имени Умайра, съездила домой и вернулась под впечатлением:
— Наши муллы стали призывать мужчин не лениться и брать по четыре жены, даже если они не в состоянии их содержать. А то, мол, незамужние девушки выставляют себя в соцсетях в непотребном виде, красятся и одеваются как проститутки и готовы встречаться с кем попало, даже с неверными! Муллы считают, что пусть уж лучше будут 2–3–4-ми женами, чем бесхозными и падшими.
— И как ваши мужчины к этому относятся? — интересуюсь я.
— Мужчины задали вопрос: а чем же кормить семью с четырьмя женами, от которых будут дети, если денег не хватает содержать даже одну? Тем более у нас по традиции за невесту выкуп дают ее родителям, пусть и символический. А мулла ответил, что ради спасения чести наших женщин можно истолковать означенную суру Корана сообразно ситуации. То есть с учетом бедствия, в которое попали эти бесхозные правоверные женщины, можно не давать за них калым (выкуп) и не содержать, а, напротив, отправить каждую из них на работу. Священная же обязанность мусульманского мужа — беречь себя, чтобы иметь возможность дарить каждой из жен мужское внимание и физическую ласку, которой им так не хватает.
— То есть он может на диване лежать и копить силы на физическую ласку! Правоверные возрадовались, конечно?
— Наоборот, гневно отказались. По шариату мужчина может иметь четырех жен, если он в состоянии не только уделять каждой внимание как женщине, но и содержать на одинаковом уровне. А вот если мужчина берет женщину и не может выполнить перед ней свой материальный долг — худшего позора не придумаешь! Поэтому у нас многие парни даже к одной не сватаются, если денег нет.
— Но здесь же сам мулла разрешил!
— Вековые обычаи все равно сильнее любых новейших толкований муллы...
По словам Умайры, люди часто приходят к мулле за советом, как поступить в своем случае так, чтобы не нарушить нормы шариата. И каждый мулла (имам, богослов) имеет право истолковать каждую суру Корана применительно к частному случаю конкретного человека — для того в исламе и нужен священнослужитель. Но если ситуативное толкование противоречит местным или родовым традициям, оно не принимается. А для дагестанского джигита в веках нет большего позора, чем отправлять жену на заработки.
— Неужели все без исключения возмутились?
— Муж говорит, что, по крайней мере, вслух все сказали: нет, ни за что! А вообще люди же все разные, и среди наших есть альфонсы — вон в Москве 20-летние парни живут на содержании у богатых москвичек, и ничего. Но, думаю, дома, на глазах родни и знакомых, никто так не поступит. Стыдно же...
— А что же ваши женщины? Разгневались?
— Обрадовались! Хотя и понимают, что такого, скорее всего, не будет. Наши девчонки все хотят учиться, работать. Чтобы выходить в люди, наряжаться, общаться, развиваться, нормальным человеком быть. А многим сначала отцы запрещают много времени вне дома проводить, а потом мужья. Иметь полноценную работу не только с согласия мужа, родителей и муллы, но и по необходимости, раз муж не может содержать всю семью, — для наших девушек это шанс официально получить больше прав и возможностей!
К гарему новой формации — всегда готов?
Тем временем дружная мусульманская семья с двумя работающими женами мирно существует в Подмосковье и никого не удивляет. Вернее, домовладельцы элитного коттеджного поселка, в котором эти трое работают, не вдаются в подробности, отчего этот узбек живет с двумя женщинами. А соплеменники, работающие по соседству, знают: Хамид, Гюльчехра и Гульназ — семья. У Хамида имеется еще одна жена, только она дома — в Узбекистане. Все трое — из разных узбекских сел, а свела их Москва. 42-летний Хамид сначала приехал на заработки с первой (а теперь уже старшей) женой, на которой женился еще в родном селе и нарожал четырех детишек. Но она долго московский климат не выдержала, заболела, пришлось отправить ее домой. А Хамид остался зарабатывать теперь уже не только на детей и пожилых родителей, но и на лечение жены.
— Работал на стройке, потом на складе, но везде зарплату задерживали, — рассказывает о себе Хамид. — А мне домой регулярно высылать надо, иначе никак. И тут подвернулась хорошая работа — в загородном доме у богатой семьи. Но с условием: должна быть супружеская пара. А я к тому моменту как раз с Гюльчехрой уже жил, трудно же мужчине одному в чужом городе. Она мне готовила, убирала — хорошая девушка! Вот и взял ее в жены.
— В ЗАГС, что ли, повели?
— Нет, зачем? Для мусульманского брака достаточно благословения имама и разрешения первой жены. Юлдуз дала разрешение на никях нам с Гюльчехрой.
23-летняя Гюльчехра плохо понимает по-русски, но крутится рядом и жестами и улыбками показывает, что у них все прекрасно.
— А откуда же взялась Гульназ? — любопытствую я.
Младшая жена Хамида, Гульназ, на самом деле старше всех остальных жен и его самого: ей 45 лет, из них 20 она в Москве, по-русски говорит почти без акцента. Работает поваром в ресторане на территории этого же поселка. О том, как попала в третьи жены, рассказывает сама:
— Я с мужем давно развелась, еще когда в Москву впервые уехала. С Хамидом мы тут познакомились, в поселке. Посидели, я ему рассказала, как мне бывает одиноко. Он пару раз зашел ко мне — хороший он мужчина, честный. На третий раз говорит: не хочу, мол, Гюльчехру обманывать, давай я тебя перед Всевышним замуж возьму. Я ответила, что не против — но если только его жена не будет против. Зачем мне склоки эти женские? Ну а потом Хамид Гюльчехру ко мне в ресторан привел: познакомил нас, мы посидели, покушали, поговорили... И она согласилась. Мы сделали никях, а уж потом Хамид и старшей жене обо мне по телефону рассказал.
Мы друг другу не мешаем. Я живу отдельно, у меня комната при ресторане, муж заходит ко мне, когда хочет. Денег я у него не прошу, сама зарабатываю, а за доброе имя среди людей я Хамиду благодарна. Гюлька тоже свою зарплату отрабатывает, на шее у Хамида не висит. У нее только одна проблема: ее родители думают, что она не работает. У нас, если у мужчины одна жена и оба работают — это еще ничего. Но если он может содержать только одну, а берет еще нескольких, да еще молоденьких, и гонит на работу — это позор! Таких альфонсами считают.
Многоженство и русским не чуждо
А буквально в паре километров от счастливого узбекского трио живет 37-летняя москвичка, назовем ее Светлана, растящая 14-летнего сына. С отцом своего ребенка Света начала встречаться 15 лет назад и продолжает делать это по сей день, но все эти годы ее любимый женат. Однако Свету с сыном, по словам самой женщины, он очень любит:
- Первые пару лет я, конечно, ждала, что он уйдет от жены, — признается она. — А потом как-то привыкла. Все эти годы он появляется у нас с сыном два раза в неделю. А летом, когда жена на курорте, вообще переезжает на три недели. Я работаю, сын учится, а приходы отца для нас всегда праздник — стол накрываем, общаемся. Олег, когда приходит, мужскую работу по дому делает и сына учит, как что починить, если нужно. К праздникам сыну и мне подарки всегда дарит...
Для меня главное, что я не чувствую себя одинокой! Олег меня как женщину по-прежнему любит, как и 15 лет тому назад. А у моего сына есть мужское воспитание. И у него, в отличие от детей других матерей-одиночек, папа не воскресный, а самый настоящий! У других мужья в семье живут. Но с работы так поздно приходят, что словом с детьми не успевают перекинуться. А Олег всегда отводит отдельное время на общение с сыном, на мужские беседы по душам.
— А как же законная супруга вашего Олега? Неужели за все эти годы она так ничего и не узнала?
— Если честно, я думаю, что узнала. Просто после определенного возраста женщина становится мудрее и понимает, что иногда лучше прикинуться слепоглухонемой, чем прогонять хорошего, надежного мужика. Даже если у него и есть кто-то. И даже лучше, что одна постоянная на стороне, чем сотни разных. По крайней мере, я бы на ее месте именно так рассуждала...
Когда я рассказываю Светлане про семью Хамида, она улыбается:
— Ну да, в нашем случае это тоже практически многоженство. Получается, ничем от мусульман не отличаемся. Только они своего многоженства не скрывают, а нам приходится. Мои-то знакомые знают, что я фактически вторая жена Олега, а вот от знакомых его жены приходится этот факт скрывать...
Мать-одиночка по шариату
Мусульмане в последнее время настолько продвинулись, что уже замахиваются и на одинокое материнство. Об этом поведала миру в соцсетях эмансипированная обеспеченная мусульманка, живущая в российской столице. У нее есть все — работа, круг общения, деньги. Замуж за соотечественника она не хочет, понимая, что тогда в ее жизни наступят ограничения. Замуж за иноверца — тоже. А вот ребенка хочет — и именно от мужчины своей национальности. Она готова воспитывать дитя одна и имеет для этого все возможности (деньги, жилье), только зачать этого ребенка оказалось неразрешимой проблемой. Так как для правоверного рождение ребенка вне брака — грех и харам (позор). Поэтому никто из них не готов подарить ребенка от себя той, которая желает стать матерью-одиночкой.
Опрос знакомых показывает, что проблема реальна и не единична.
— Конечно, многие наши мужчины готовы сожительствовать без брака, — признает московская мусульманка Нигяр. — Но если женщина беременеет, даже если она не мусульманка, мужчина или настаивает на заключении никях (мусульманский брак), или хотя бы участвует в жизни этого ребенка — и материально, и физически. А просто безымянным осеменителем ни один уважающий себя мусульманин не выступит! Хотя многие наши девушки мечтают растить дитя самостоятельно — ведь тогда можно воспитывать его так, как считаешь нужным. Конечно, это возможно, только если есть деньги. Но многие наши девушки в Москве очень хорошо устроились, а родители у них дома, так что сразу не осудят, а потом поймут и простят...
Спрашиваю у имама одной из московских мечетей, как он относится к совету махачкалинского коллеги не лениться жениться на нескольких, даже если не можешь их содержать:
- Коран — священная книга, способная решить любые проблемы, если верно толковать суры и применять их не в лоб, а адаптируя к ситуации, — объясняет священнослужитель. — Пророк, да благословит его Аллах, изрек: «О молодежь, пусть женится тот, кто может». Под «может» можно понимать любые возможности, необходимые для семейной жизни, — для одних важнее физические, для других материальные.
По шариату наличие имущества не является условием для брака — если даже самый бедный человек женится, его брак действителен в глазах Всевышнего, ведь в сурах сказано: «Соединяйте браком незамужних женщин и праведных мужчин, а если они бедны, Аллах обеспечит их своей щедростью». Пророк сказал, что Аллах обещал помочь каждому, кто женится с благой целью. А дать законный статус девушке, желающей стать замужней женой, а не чьей-то любовницей, — это благая цель.
Я знаю от своих прихожанок, что многим женщинам и раз в месяц любви хватает, чтобы не чувствовать себя одинокой, а вот быть женой в глазах Всевышнего для них самих и их семей очень важно. Также возможно разрешить женам работать, если они сами этого хотят и если возможно избежать несправедливости, чтобы одна жена работала, а другая нет. Главный залог соблюдения шариата в таком деликатном вопросе — мирные договоренности между всеми участниками.
— Мы постоянно говорим о непримиримости исламских догм и светского образа жизни, — резюмирует психолог Алина Колесова, — а на деле видим стремительное сближение культур и слияние нравов. По сути, многие россиянки давно живут в таких же «гаремах», как и мусульманки: только правоверным женщинам недавно разрешили вкалывать вместе со своими мужьями, а наши всегда это делали. Людям, как бы они ни называли своего Бога, свойственны одни и те же слабости.
Жанна Голубицкая
Оставить комментарий