В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Project Syndicate (США): голосовать за популистов — значит голосовать за Путина

— 18 мая крайне правые лидеры Европы собрались в на совещание накануне назначенных на эту неделю выборов в . Среди присутствовавших были из французского «Национального объединения», Герт Вилдерс из голландской Партии свободы, а также представители Датской народной партии, партии «Истинные финны», «Альтернатива для » и националистической партии «Фламандский интерес». Почти все эти партии присоединились к новой парламентской группировке правого толка «Европейский альянс народов и наций», которую намерен сформировать заместитель премьер-министра Маттео Сальвини.
Project Syndicate (США): голосовать за популистов — значит голосовать за Путина
Фото: ИноСМИИноСМИ
На этом сборище в Милане Сальвини проинспектировал популистские и альтернативные правые силы, назвав предстоящие выборы «историческим моментом, позволяющим освободить континент от организованной предателями в Брюсселе многолетней оккупации». Канцлер Германии , французский президент Эммануэль Макрон, председатель и меценат , объявил он, «создали в Европе финансовую олигархию и бесконтрольную иммиграцию». Вдобавок ко всему Сальвини затем сказал в интервью, что он ждет лидера новой британской Партии Брексита Найджела Фараджа в составе его коалиции в Европарламенте.
Но Сальвини со своими новыми союзниками ждет кое-кого еще, точнее сказать, ожидает в надежде прислужить. Правых популистских лидеров Европы объединяет не только евроскептицизм и ксенофобия, но еще и преклонение перед российским президентом . Их публичные заявления звучат так, будто их напрямую издает Кремль, где путинские подпевалы постоянно жалуются на «зависимую от Вашингтона брюссельскую элиту». Мы слишком долго терпим партнерство между европейскими правыми и Кремлем, как и иллиберализм венгерского премьер-министра .
Уже много лет я наблюдаю за тем, как крайне правые депутаты Европарламента голосуют против любой парламентской резолюции , которую можно посчитать «антироссийской». Даже против той, в которой Кремль был осужден за химическую атаку в Солсбери в прошлом году. Фарадж и прочие псевдопатриоты, в том числе евродепутаты из партии Сальвини «Лига», по сути дела превратились в российскую пятую колонну в Европейском союзе. Если на этой неделе их изберут в большом количестве, можете быть уверены: они будут и дальше выступать в защиту Кремля. Они сделают все, что в их силах, чтобы лишить Европу возможности реагировать на общие вызовы. Тем самым, они будут тянуть континент назад.
В обмен на эти махинации российские структуры предлагают европейским крайне правым политикам средства на предвыборные кампании, а тролли и пропагандисты из соцсетей — помощь и содействие. С 2014 года партия Марин Ле Пен получила кредиты от российского банка на миллионы долларов, а партии Сальвини было предложено около трех миллионов евро, чтобы она могла состязаться на выборах в Европарламент. В этом месяце избирательная комиссия Соединенного Королевства начала расследование деятельности партии «Брексит» после того, как бывший премьер-министр публично потребовал от Фараджа честно рассказать об источниках финансирования.
Совсем недавно появилась видеозапись, на которой австрийский вице-канцлер Хайнц-Христиан Штрахе (Heinz-Christian Strache) из крайне правой Партии свободы обещает русским государственные подряды в обмен на финансирование предвыборной кампании. Австрийское правительство распалось, но есть все основания полагать, что эта вопиющая сделка не более чем верхушка айсберга.
Надо сказать, что российские деньги, поддержка и вмешательство в выборы уже очень сильно помогли европейским популистам и националистам, которые проделали большой путь. В Италии «Северная лига» сначала была лишь младшим партнером в коалиционном правительстве, а сейчас стала главенствующей партией в стране. В Британии Фараджу, и прочим инициаторам Брексита удалось вывести страну из состава ЕС. А во Франции Ле Пен стала одним из ведущих политиков, о чем не мог даже и мечтать ее отец, лидер крайне правых .
Более того, в тех странах, где приверженцы Путина добиваются наибольших успехов, электорат становится крайне поляризованным. После референдума о выходе Британии из ЕС ее традиционная партийная система разрушилась, и страна вступила в полномасштабную культурную войну, которая не ослабевает до сих пор. Она лишилась места за европейским столом переговоров и уже ничем не похожа на себя прежнюю. Если перефразировать слова , то можно сказать так: когда сегодня правительствам США и Китая надо дозвониться до Европы, они набирают номер Парижа и Берлина, но не Лондона.
Нужно четко понять следующее: ключевой составляющей российской стратегии безопасности является раскол западных обществ и настраивание их друг против друга. Вопрос для других европейских стран заключается в том, последуют ли они британскому примеру, пойдут ли путем бессильной ярости и национального саморазрушения. В конечном итоге, не Путину решать будущее Европы и Запада. Определять это будущее будем мы, начиная с европейских избирателей, которые на этой неделе пойдут на выборы.
Мой совет этим избирателям очень прост: не становитесь путинскими марионетками. Когда будете голосовать, гордитесь своим европейским самосознанием. Голосуйте за обновление европейского проекта, а не за его уничтожение. Это наш шанс продемонстрировать стойкость перед лицом долгой и тайной войны Кремля против ЕС. Пришло время выступить за единство и демократическое управление, и против коррупции и соглашательства европейских правых.
В мире, где стремительно меняется динамика силы и власти, мы только совместными усилиями сможет сохранить контроль Европы над своим будущим. Чтобы иметь возможность сидеть за международным столом рядом с США, Китаем и Индией, Европе надо сначала победить в психологической дуэли Россию.
— бывший премьер-министр Бельгии, председатель фракции Альянса либералов и демократов за Европу в Европарламенте и автор книги «Последний шанс Европы. Почему европейские государства должны сформировать более совершенный союз» (Europe's Last Chance: Why the European States Must Form a More Perfect Union).