Ещё

Почему ЕС не спешит принимать бывшие советские республики в семью европейских народов 

Фото: European External Action Service/Flickr
24 ноября в Брюсселе стартовал саммит «Восточного партнёрства». Этот проект направлен на сближение с ЕС бывших советских республик: Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Армении и Азербайджана. Однако интеграционным процессам мешают как внутренние проблемы самого Европейского союза, так и разногласия между странами-участницами. Эксперты сомневаются в жизнеспособности проекта, указывая на неразрешимые противоречия, которые всплыли в ходе подготовки к саммиту. О перспективах «Восточного партнёрства» — в материале RT.
В Брюсселе открылся пятый саммит «Восточного партнёрства» — программы ЕС для Грузии, Украины, Армении, Азербайджана, Молдавии и Белоруссии. Это часть более широкой «европейской политики соседства», направленной на экономическую интеграцию и продвижение европейских ценностей в соседних с Евросоюзом странах.
Еврокомиссия на своём сайте описывает цель программы как «Политическую ассоциацию и экономическую интеграцию». В перспективе возможно, но не гарантировано, подписание соглашений о зонах свободной торговли или ассоциации с ЕС, как уже произошло с Грузией, Украиной и Молдавией.
В этот раз на повестке дня саммита, согласно анонсу Еврокомиссии, будет подведение итогов того, что было достигнуто по завершении последнего, Рижского саммита, состоявшегося в 2015 году. Государства-участники сосредоточатся на работе в четырёх областях сотрудничества: усиление экономических связей между странами партнёрства и ЕС, реформы в области госуправления, сотрудничество в области транспорта и энергетики, усиление трансграничной мобильности и увеличение контактов между людьми. Эти четыре направления входят в программу «Видение 2020».
Призрачные перспективы
15 ноября 2017 года Европарламент принял декларацию, в которой определил конечную цель для постсоветских республик: «Присоединение к Таможенному союзу, Энергетическому союзу, Союзу цифровых технологий и Шенгенской зоне, доступ к внутреннему рынку ЕС, интеграция в транспортную инфраструктуру, партнерство в индустриальной сфере, увеличение участия в программах ЕС и агентствах». О присоединении к ЕС речи не идёт.
«Восточное партнёрство», в том виде, в котором они его задумывали, было изначально не слишком эффективной программой, потому что было очень маленькое финансирование, считалось, что восточноевропейские партнёры будут сами всё делать за идею», — отметила в беседе с RT независимый эксперт по европейской политике Татьяна Юрьева.
По мнению эксперта, бывшие советские республики должны были демократизироваться и переходить на стандарты ЕС в надежде, что когда-нибудь их допустят на европейский внутренний рынок. Однако с 2008 года, когда была заявлена впервые идея «Восточного партнёрства», прошло 10 лет, а ситуация так и не изменилась.
«На практике перспектива допуска к единому рынку ЕС постоянно откладываются, поскольку, чтобы этот доступ получить, страны должны пройти очень долгий путь реформ», — отмечает Юрьева.
Но государства-претенденты просто не выдерживают предложенного графика реформ, подчёркивает эксперт. Поэтому заманчивая перспектива попасть на внутренний европейский рынок для них становится призрачной.
Соответстующий уровень
Одна из наиболее значимых новостей саммита, которая появилась ещё до его начала, — отказ президента Белоруссии Александра Лукашенко принять в нём участие. И хотя Евросоюз прислал персональное приглашение белорусскому лидеру, интересы страны будет представлять министр иностранных дел Владимир Макей. Глава белорусского внешнеполитического ведомства отметил, что этот уровень представительства соответствует общему уровню отношений Минска с Брюсселем.
Reuters // Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко
«Отказ Лукашенко от визита должен, по его мнению, продемонстрировать, что Запад сегодня очень нуждается в хороших отношениях с Белоруссией — больше, чем в них нуждается сама Белоруссия», — пишет польская Gazeta Wyborcza.
«Лукашенко политик опытный, и он очень хорошо понимает, что ждать Белоруссии какой-то манны небесной от «Восточного партнёрства», в том состоянии, в котором находится ЕС в целом и программа «Восточное партнёрство», нечего», — отметил в беседе с RT профессор кафедры внешнеполитической деятельности России факультета национальной безопасности (ФНБ) РАНХиГС Александр Михайленко.
«ЕС не нужны новые члены»
Не всё гладко и на украинском направлении. Незадолго до начала саммита «Польское радио» сообщило, что президент страны Пётр Порошенко готов отказаться от участия в саммите. Якобы его не удовлетворяет согласованная ранее версия итоговой декларации форума. В ней ничего не говорится о перспективах членства Украины в Евросюзе.
Порошенко, по словам издания, требует изменить текст документа и внести в него упоминание о европейских перспективах Киева. Однако европейские дипломаты выступают против.
Наиболее осторожно подходят к вопросу о перспективах Украины Нидерланды, где в 2015 году на референдуме большинство проголосовавших высказались против евроассоциации Украины. По информации «Польского радио», в Брюсселе не воспринимают угрозы Порошенко всерьёз.
«Каждые два года Украина настаивает на этих формулировках, но при этом ясно, что результата не будет — ЕС не нужны новые члены», — прокомментировала агентству «Франс Пресс» ситуацию с Порошенко аналитик брюссельского Центра европейской политики Аманда Пол.
Брюссельский саммит «Восточного партнёрства» будет проходить на фоне осложнения отношений Украины с Венгрией и Польшей, которая вместе со Швецией была инициатором создания программы. Варшава подвергла критике необандеровские настроения на Украине, заявив, что продолжение этой политики может сказаться на европейских перспективах Киева. Венгры критикуют принятый в сентябре украинский закон об образовании, дискриминировавший преподавание на языках национальных меньшинств. 18 ноября вице-премьер Венгрии Жолт Шемьен в интервью телеканалу М1 заявил, что Будапешт поддерживает предоставление автономии для населённых венграми районов Закарпатской области Украины и намерен блокировать действия Незалежной на европейском направлении.
«Пока языковое законодательство не будет отозвано, венгерское правительство будет препятствовать всем важным для Украины инициативам», — заявил вице-премьер.
Как отметила ранее вице-премьер-министр Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе в проект декларации «Восточного партнёрства» по инициативе Будапешта был включён пункт об уважении языковых прав национальных меньшинств.
Ещё одна неприятная для Киева новость: ЕС не будет поднимать на саммите и вопрос о «плане Маршала для Украины» — предоставлении Киеву финансовой помощи на сумму около $50 млрд, несмотря на то, что эту идею ранее активно продвигала Литва. Вместо этого Брюссель предложит всем партнёрам подключиться к «Европейскому внешнему инвестиционному плану», деньги по которому будут выделяться точечно и только на необходимые ЕС проекты.
Дополнительный неприятный момент — различия во внешнеполитических подходах Киева и участников партнёрства, входящих в Евразийский экономический союз — Армении и Белоруссии. Именно по этой причине, по словам министра иностранных дел Украины Павла Климкина, Украина не ожидает от саммита прорывных решений.
«Что касается политической рамки — ну, какая совместная рамка может быть по определению с Белоруссией или Арменией? Никакой. Поэтому не ждите от этого саммита каких-то побед, политических решений. Восточное партнёрство не об этом», — подчеркнул Климкин 22 ноября 2017 года, выступая перед журналистами.
Закавказское напряжение
Накануне саммита проявились разногласия между участниками «Восточного партнёрства» ещё на одном направлении — в Закавказье. Дело в том, что армянскую сторону не устраивает, если в итоговой декларации форума будет заявлено о верховенстве принципа территориальной целостности при разрешении конфликтов. Ереван опасается, что Баку воспримет это как поддержку азербайджанской позиции по Карабахскому вопросу.
Обе страны предлагают взаимоисключающие формулировки. В 2015 году, когда тоже не удалось прийти к согласию, президент Азербайджана отказался принимать участие в саммите, сославшись на загруженность графика. Представлявший Баку министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров почти сутки отказывался подписывать итоговую декларацию.
Единственное крупный двусторонний договор, который планируется подписать на саммите, — «Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между ЕС и Арменией». Документ покрывает все сферы сотрудничества, включая экономику, энергетику и сферу безопасности, включая управление границами, предотвращение конфликтов, энергетику, сотрудничество в области миграции, борьбу с терроризмом и незаконной торговлей оружием и т.п.
«Это довольно давняя история, — отмечает Михайленко, — Ереван хотел подписать это соглашение до того, когда вступил в ЕАЭС, и сейчас они ставят вопрос таким образом, что оно не должно препятствовать статусу Армении как члена ЕАЭС».
Как может повернуться реализация документа, будет зависеть и от европейских и от армянских политиков, считает эксперт, отмечая, что оно может, как связать пространства европейской и евразийской интеграции, так и напротив стать инструментом, с помощью которого Евросоюз попытается вбить клин между Ереваном и Москвой.
Абсолютный кризис
«В прошлом ЕС отчаянно стремился показать историю успеха, и мы помним, что случилось (с Украиной), — подчеркнула в комментарии AFP Аманда Пол. — Затем была попытка получить историю успеха в Молдове, там случился масштабный коррупционный скандал, и ЕС оказался в дурацком положении».
По словам эксперта, оба этих случая явно охладили энтузиазм в Евросоюзе по отношению к «Восточному партнёрству».
Сейчас точно известно, что на форуме в Брюсселе не будет присутствовать президент Франции Эммануэль Макрон. До последнего момента не подтверждала своего участия и канцлер Германии Ангела Меркель, столкнувшаяся с масштабным внутриполитическим кризисом по итогам провала переговоров о создании коалиционного правительства в начале текущей недели.
В свою очередь, инициировавшая «Восточное партнёрство» Варшава, находится в сложных отношениях как с Украиной и Белоруссией (где продолжает финансирование антилукашенковской оппозиции), так и с Еврокомиссией и Советом ЕС из-за судебной реформы.
Множество внутренних противоречий и проблем в ЕС, как отмечает Михайленко, делают «Восточное партнёрство» всё менее значимым для европейских элит.
«Восточное партнёрство — это направление деятельности Европейского союза, которое находится в абсолютном кризисе, — отмечает эксперт. — С точки зрения развития процесса европейской интеграции — это абсолютно побочная тема».
По словам эксперта, на фоне разногласий между самим государствами ЕС, Брексита, внутриполитических проблем в Германии — «всё это лишь игра на публику».
«Европейский союз как организация, особенно её бюрократическая часть, очень большие мастера делать гладкие саммиты, — утверждает Юрьева. — И у меня есть такое подозрение, что завтра на поверхности всё пройдёт гладко но, как и предыдущие саммиты, завтрашний на практике дело далеко не продвинет».
Комментарии4
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео