Далее:

От стройки до борделя: почему в XXI веке растет спрос на рабов

От стройки до борделя: почему в XXI веке растет спрос на рабов
Фото:
В Великобритании процветает рабство, нет ни одного крупного города, не затронутого этим пагубным социальным явлением. С таким заявлением выступило на прошлой неделе британское Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA).
Выгоднее, чем наркотики
По оценкам ведомства, в 2016 году в Великобритании 3,8 тыс. человек были признаны потенциальными жертвами работорговли и сексуальной эксплуатации. За три года этот показатель вырос почти вдвое (в 2013-м NCA зарегистрировало 1,75 тыс. пострадавших). Большинство будущих рабов прибывает в Великобританию из стран Восточной Европы, Вьетнама и Нигерии.
Как отметил директор отдела NCA по делам социально уязвимых людей Уилл Керр, банды превращают людей в товар, осознав, что на этом можно заработать гораздо больше, чем на наркотиках. Их жертвами становятся незащищенные слои населения, в том числе, несовершеннолетние. И, судя по растущему числу свидетельств, масштаб проблемы куда больше, чем считалось ранее.
Как правило, принудительный труд используется в таких сферах, как строительство, сельское хозяйство и пищевая промышленность. Женщины, поддавшись лживым заманчивым обещаниям, в поисках лучшей жизни зачастую против своей воли оказываются в борделях.
При этом злоумышленники даже не особо скрываются: современные рабы часто прячутся у всех на виду. Это могут быть обитатели соседнего дома, которых тайно продали в качестве прислуги, разговорчивые работницы маникюрного салона, мойщики машин из местного гаража.
Уилл Керр призвал граждан быть бдительными и сообщать в полицию о замеченных приметах рабства (травмы, симптомы стресса, поношенная одежда, боязнь человека идти на контакт с посторонними).
Общая проблема
Проблема рабства обострилась не только в Великобритании, но и в Европе в целом из-за наплыва беженцев. В 2017 году ЕС зафиксировал наибольший рост рабства среди других регионов мира. Многие из мигрантов чрезвычайно уязвимы в плане эксплуатации, пишет Ekathimerini.
Согласно индексу рабства, публикуемому ежегодно британской аналитической компанией Verisk Maplecroft, риск использования рабского труда в сельском хозяйстве, строительстве и других секторах увеличился по всему региону, причем показатели 20 из 28 государств-членов ЕС хуже, чем в 2016 году.
Больше всего таких случаев зафиксировано в Румынии, Греции, Италии, Болгарии и на Кипре. Именно эти страны являются ключевыми отправными точками для мигрантов в регионе. По данным Международной организации по миграции, только в текущем году в Европу прибыли 110 тыс. мигрантов и беженцев, причем более 80% из них — в Италию.
Переправка в Евросоюз обходится таким людям в огромные суммы. Для многих они неподъемны. В итоге мигранты попадают в долговую ловушку агентов, которые помогли им перейти границу, и вынуждены работать практически бесплатно, зачастую без малейшей надежды погасить задолженность, отметила главный аналитик по правам человека из Verisk Maplecroft Александра Чаннер.
В мировом масштабе первое место по использования рабского труда занимает Северная Корея. По данным Международной организации труда, на планете сейчас насчитывается 21 миллионов человек, занятых в сфере принудительного труда, включая детей. Такая деятельность приносит 150 миллиардов долларов прибыли в год.
В точках высокого напряжения
Усиление рабства — закономерное явление для регионов, где есть территории с нестабильной политической ситуацией, идет гражданская война или просто до предела обостряются внутренние проблемы. А такие районы, по сути, сегодня можно найти почти в любой точке мира.
«Чем меньше силы у центральной власти, тем больше произвола на местах. И как только откуда-то уходит общественный, полицейский или вообще централизованный контроль, и при этом имеется какая-то экономическая заинтересованность в принудительном труде, тут же немедленно возникает рабство», — пояснил «Ридусу» эксперт по вопросам миграции Евгений Варшавский.
Проблемные страны поставляют довольно большое количество живых людей, имеющих определенные трудовые навыки, но потерявших источники дохода. И их можно как-то привлекать к принудительному труду. Потому что самостоятельно выращивать и обучать рабов нерентабельно.
Гримасы экономики
В целом рабовладение в принципе никуда не исчезало. В том или ином виде оно существовало и в ХХ веке, и в ХХI, и в более ранний период, несмотря на то, что формально с ним пытаются бороться. Осуждение рабства и противодействие торговле людьми существует и в рамках ООН, и в международном законодательстве.
«Но даже в развитых государствах при уходе каких-то централизованных структур из управления экономикой (именно управления, а не регулирования, это разные вещи) образуются серые или черные зоны, в которых рабовладение приемлемо и выгодно. Можно договориться с проверяющими органами правоохранительными и использовать принудительный труд в каких-то экономических структурах», — говорит эксперт.
По его мнению, экономическое и иное принуждение в принципе свойственно современному глобализованному способу производства. И в России тоже очень многие работники, в силу каких-то обстоятельств лишенные возможности обратиться за помощью, например, те же нелегальные мигранты, попадают в рабство.
«Лет десять назад миграционная служба накрывала нелегальные общежития иностранных работников в Москве. Там были, например, пятиэтажные нары в стандартном двадцатифутовом контейнере на 20−25 человек», — рассказывает Варшавский. Правда, в отличие от Европы, в последнее время вопиющих случаев использования рабского труда в России становится меньше. Но причина этому — в ухудшении экономической ситуации, а не успехи в борьбе с самой проблемой.
Как поясняет эксперт, связываться с массовым завозом подобного рода работников имеет смысл в том случае, если они востребованы. «Просто удовлетворить низменные потребности повластвовать над беззащитным — это больно дорого. Они должны пользу приносить. Для этого должен быть объект, на котором есть оплаченный заказ, который имеет смысл выполнить, потратив минимальную цену, в том числе, на персонал. Сейчас в общей экономической обстановке просто конъюнктура не позволяет в широких масштабах этот способ применять», — констатирует аналитик.
Он также напоминает, что рабство принципиально непригодно для высококвалифицированного труда, тем более творческого. Мотивация голодом или страхом смерти в этих сферах не работает.
«Рабским трудом можно копать какой-нибудь котлован или канал. Сложнее мотыги рабу доверить ничего нельзя. Все более сложное он сломает», — заключает эксперт.
Бизнес В мире Европа Экономика Еще 1 тег
Оставить комментарий