Ещё

Испытание ЕС на прочность 

Готовясь к выступлению президента США в Варшаве, польские власти подвозили слушателей на автобусах, чтобы площадь не выглядела незаполненной. Все уже поняли, как принимать Дональда Трампа, — нужны громкие аплодисменты. Ну и, конечно, это лишнее подтверждение тому, что всегда говорят российские власти: просто так люди не собираются, их нужно собирать. У России учатся и Трамп с его враждебным отношением к американской прессе, и Виктор Орбан, премьер-министр Венгрии, с его нелюбовью к Джорджу Соросу, и другие.

Недоверие к гражданскому обществу и прессе распространяется в западном мире, хотя пока это лишь намеки. Суть внутренних изменений в западном обществе пока не собирается в легко читаемую картину. В своем выступлении в Варшаве Трамп несколько раз использовал слово «воля» (will) в таких словосочетаниях, как «воля к победе», «воля к выживанию», «воля к защите нашей цивилизации». Слово «цивилизация» тоже звучало не раз. При этом он, похвалив Польшу за готовность увеличить оборонные расходы до желательных 2% ВВП, снова пожурил те страны НАТО, которые этого не делают. Досталось и европейской бюрократии, «потому что не она делает нас великой, а наши стремления и мечты». «Мы ставим веру и семью, а не государство и бюрократию в центр нашей жизни», — сказал, в частности, Трамп.

Все это, конечно, послания Брюсселю и Берлину, причем накануне встречи с лидерами «двадцатки», внутри которой — как и внутри самой объединенной Европы — взгляды на то, как и какие нужно защищать интересы, радикально различаются. То, что говорит Трамп, можно воспринимать как традиционный набор консервативных штампов, но некоторое известное сочетание приверженности «воле», «семье», «цивилизации» и традиционным ценностям — сочетание, характерное для 1930-х гг., — это как раз то, повторения чего не хотели европейцы в послевоенное время. Ради того, чтобы никогда уже не возникали непреодолимые разделения между народами Европы, был создан Евросоюз. И этот проект, помимо некоторых базовых ценностей, действительно опирается на процедуры и законодательные нормы, чем многих раздражает.

Опору на процедуры легко высмеивать, но именно она в ситуации, когда существует столько национальных «воль» и «сердец», позволяет обойти эти глубоко эмоциональные темы и не будить спящих демонов. Вряд ли Трамп делает это продуманно, он решает свои внутриполитические задачи. Но откровенно симпатизируя близким ему лидерам в Европе и выстраивая дистанцию с теми, кого он явно не любит (прежде всего канцлера Ангелу Меркель), Трамп ставит в опасное положение Евросоюз как проект.

Проверка Евросоюза на прочность будет только продолжаться. Вся надежда на то, что — в отличие, например, от стран бывшего Варшавского договора — страны ЕС объединены чем-то более прочным, чем поддержка одного большого игрока. Социалистические режимы Восточной и Центральной Европы рухнули мгновенно, в один миг оказались политическими банкротами, как только поддерживавший их один большой игрок, СССР при Михаиле Горбачеве, стал проявлять сомнения в целесообразности этой поддержки. А Трампа не раз сравнивали и с Горбачевым, и с Ельциным. -

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео