Московский Комсомолец 15 февраля 2017

Фотографический «Оскар»: про уродов и людей

Фото: Московский Комсомолец
Не могу не откликнуться на известие о том, что одна из самых престижных в мире наград — World Press Photo, своего рода фотографический «Оскар», была по итогам прошлого года вручена фотографу Бурхану Озбиличи за его «шедевральное творение» — снимок момента убийства Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Турецкой Республике Карлова Андрея Геннадьевича.
Сложно передать градус омерзения, которую вызвала лично у меня эта новость. И ещё оторопи… — Ну ты случайно снял подобную фотографию. Возможно, она пригодится для воссоздания картины преступления в следственных мероприятиях. Помог российско-турецкой следственной группе, выполнил гражданский долг. И на этом всё…
Вместо этого: перепечатка ведущими мировыми СМИ фотографии «автора», его биографии, аплодисменты и речи. «Буду умирать и то до последнего вздоха оставаться фотографом!». О как…
В российских СМИ, в том числе официальными лицами, на эту тему уже сказано немало. От себя же хочу напомнить буквально две вещи:
Во-первых: в Турции запрещена и карается по закону публикация фото— и видеоматериалов, которые могут быть квалифицированы как пропагандирующие, поощряющие, популяризирующие и проч. проч. терроризм.
Когда в Турции происходит очередной резонансный теракт, моментально глушатся все социальные сети, чтобы сбить информационную волну и, разумеется, все СМИ очень тщательно и взвешенно размещают фото— и видеопродукцию в своих печатных материалах и на Интернет-страницах.
В случае убийства Российского Посла кто-то из турецких СМИ опубликовал фото полностью, кто-то проявил элементы самоцензуры — обрезав фото снизу, заретушировав фигуру террориста и т.д.
То есть, все кто опубликовал фотографию — нарушили турецкий закон и могут подвергаться административному и даже уголовному преследованию. Характер фотографии это, безусловно, позволяет…
И второе. Жил-был в свое время такой южноафриканский фотограф Кевин Картер, который стал знаменитым, благодаря своим снимкам с умершими от голода людьми в Судане.
За свою фотографию 1993 года, где он запечатлел умирающую буквально у него на глазах от голода, ползущую по земле суданскую девочку и грифа, изготовившегося ею «полакомиться», Кевин Картер даже получил престижную Пулицеровскую премию и на какой-то момент стал «богатым и знаменитым».
Ровно до тех пор, пока у людей не начала постепенно просыпаться совесть и они не начали хором задавать вопрос: «а что случилось с девочкой?» и «почему фотограф не попытался ей помочь?».
Ну, а дальше для фотографа начался кошмар: нерукопожатность, потеря работы, долги и, как итог, самоубийство…
К чему это я?
То, что у наградного комитета премии World Press Photo нет ни стыда, ни совести они уже всему нормальному миру наглядно продемонстрировали.
То, что у фотографа нет совести — стало понятно, судя по тому, как он начал раскланиваться, вместо того, чтобы сняться с премии, если его на неё выдвинули помимо воли.
А вот много ли совести у зарубежного общественного мнения, включая турецкое, мы в ближайшее время увидим. Будет ли оно столь же щепетильным по отношению к Российскому Послу и к России, как к африканской девочке и Судану? Или же оно являет свое «человеческое лицо» избирательно и конъюнктурно?
Комментарии
Читайте также
Джонсон обсудил инцидент в Солсбери с пранкером
1
29 человек задержаны за финансирование референдума
Си Цзиньпин и Меркель обсудили иранскую сделку
Италия бросает вызов Евросоюзу
50