Ещё

«Главное отличие европейцев от русских — дружелюбие» 

В поисках профессионального развития некоторые наши соотечественники решаются на переезд за границу. В рамках цикла историй о россиянах, живущих в других странах, «Лента.ру» публикует рассказ Олега, переселившегося из Щелково в Люксембург. Как живется в маленьком государстве, где каждый говорит как минимум на трех языках?
Я родился в подмосковном городе Щелково, там же окончил школу. В 2005 году поступил в МГУ на факультет вычислительной математики и кибернетики. В 2010-м пошел в аспирантуру, написал диссертацию, но так и не защитил ее — начал работать.
Это был стартап небольшой консалтинговой компании. Мы консультировали московские банки, используя математические методы и анализ данных. Я достаточно быстро продвигался по карьерной лестнице: сначала был аналитиком, потом консультантом, затем стал руководителем проектов. А через четыре года работы понял, что мне не хватает финансово-экономических знаний для дальнейшего развития, и решил получить степень магистра за рубежом.
Выбор стоял между США и Европой, но до Америки все-таки слишком далеко. Я выбирал из лучших бизнес-школ Европы: в Англии очень дорого, в Испании слишком жарко, так я и остановился на Франции. Я поступил в HEC (L'École des Hautes Etudes Commerciales de Paris) — европейская бизнес-школа в Париже. Поступил и уехал.
Я ни с кем не консультировался по поводу своего решения переехать, но когда анонсировал решение, против никто не был. Родители немного переживали, но по большому счету всем все равно: месяц пообсуждают новость, а через полгода решат, что так всю жизнь и было.
Образование я получал на английском. Французский язык на тот момент был на начальном уровне. Все говорят, что французы очень не любят учить другие языки — мол, если приехал во Францию, говори на французском. Когда я пробовал общаться на их родном языке в кафе или магазинах, почти все переходили на английский. Если честно, это было даже немного унизительно. В принципе, здесь можно обойтись без французского, но с «местным» языком гораздо удобнее.
В Люксембурге, где я живу сейчас, все жители говорят как минимум на четырех языках. Три официальных языка: французский, немецкий и люксембургский — и, конечно, английский. Но Люксембург — это страна мигрантов, поэтому к такому набору добавляется еще какой-нибудь «родительский» язык. На самом деле такого количества разных культур и наций я совершенно не ожидал увидеть. Со мной учились испанцы, греки, португальцы, мексиканцы, сербы, сингапурцы. Да и на моей нынешней работы из коллектива в 1000 человек хорошо если наберется человек 20 люксембуржцев. Признаться, лично я ни одного не знаю.
Главное отличие европейцев от русских — дружелюбие. Всем все равно, откуда ты, к политике разговоры сводятся редко. Антироссийские санкции к людям не применяются — наоборот, многие поддерживают стратегию нашей страны. В жизни все намного мягче, чем передают в новостях. Так сложилось, что я общаюсь с людьми, у которых очень открытое понимание мира, которым политика не смогла навязать мировоззрение.
Я ни разу не испытывал негатива по отношению к себе из-за того, что я русский. При этом, признаюсь, лично я немного предвзят. Иногда думаю: «Ага, этот тип из Индии. Чего от него ждать? А вот это немец — сейчас придет и будет всех донимать вопросами». Скорее всего, и обо мне думают что-то подобное, но если и думают, то вслух не говорят.
Несмотря на большое количество мигрантов, в Люксембурге мало нелегалов или беженцев. Большинство приезжают в эту страну работать, а не искать укрытия. Во Франции, конечно, ситуация другая, там много нелегалов из Африки, например. В северной части Парижа есть целые районы, где живут только чернокожие. Там существует сегрегация, но не знаю, можно ли назвать это проблемой — никакой атмосферы напряженности не чувствуется.
Когда у меня была стажировка, я жил во Франции, а на работу ездил в Люксембург. Это полчаса на электричке. Каждое утро я приходил на вокзал — место сбора подозрительных личностей. Но ни разу не испытывал страха, мне даже казалось, что я, незнакомец, здесь самый опасный.
Во время учебы я нашел стажировку в компании, которая занимается продажей различных вещей через интернет. После успешной практики мне предложили остаться, я с удовольствием согласился и переехал в Люксембург. В 2015 году в NY Times вышла статья о невыносимых условиях работы в компании, но там речь шла об Америке, где в одном офисе в Сиэтле работает 200 тысяч человек.
В Европе все совсем по-другому. Никто не заставляет работать до изнеможения, наоборот — пару недель назад всем сотрудникам выслали электронные письма, напоминающие, что все позиции младше менеджера должны соблюдать восьмичасовой рабочий день. Конечно, все нарушают это предписание, работа на самом деле тяжелая. Компания экономит на сотрудниках: у нас нет роскошных корпоративов, например. Зато есть отличные рабочие условия и хорошая зарплата — 5000 евро в месяц.
1000 евро сразу уходит на различные налоги и страховку, но для меня эта сумма в скором времени уменьшится. Я живу со своей девушкой, с которой мы недавно заключили партнерство — особый социальный статус, его можно назвать официальным гражданским браком. После приобретения такого статуса и некоторого времени, прожитого вместе, сумма налогов уменьшается и появляются некоторые социальные начисления.
Люксембург — спокойная страна с мягким климатом: от минус двух градусов зимой до плюс 20 градусов летом. Температурные контрасты намного меньше, чем в России, но часто идут дожди, которые могут подпортить все планы.
Недвижимость здесь стоит очень дорого. Покупать квартиру, если вы не решили остаться здесь на всю жизнь, бессмысленно. Однокомнатная квартира стоит около 300 тысяч евро, и то не факт, что она будет с ремонтом и в центре города.
Мы живем не в самом Люксембурге, а в его окрестностях, снимаем так называемые «one bedroom» апартаменты. По сути, это наша двухкомнатная кварта: спальня и гостиная. 950 евро мы платим за аренду и около 160 евро — квартплата. Здесь это считается весьма экономичным вариантом. Средняя цена аренды такой квартиры — 1500 евро.
До центра столицы можно добраться за десять минут на автобусе или на машине, но бывают проблемы с транспортом: стандартные пробки. Сколько стоит проезд в общественном транспорте — даже не знаю: здесь нет контролеров, а значит, можно и билет не покупать. Да и пользуюсь я автобусами редко, чаще автомобилем, а в хорошую погоду предпочитаю добираться на велосипеде.
Продукты тоже дорогие, но намного качественнее, чем в России. Багет — то, что по-русски называется батон, стоит 1,50 евро, а пакет молока — 2 евро. В сфере обслуживания цены тоже высокие: чтобы постричься, нужно выложить около 30 евро (в родном Щелково я отдавал 5 евро за хорошую стрижку). Впрочем, такие высокие цены легко объяснимы: налогов в стране мало, компаний много, заработная плата высокая, а значит — и цены тоже.
Европа дает удивительную возможность посетить другие страны, особенно если у вас есть машина. За последний год я побывал в Порту, Барселоне, Милане. На следующей неделе по работе лечу в Мюнхен, на Рождество мы с девушкой планируем поехать в Австрию кататься на лыжах.
Единственная проблема — регистрация машины. Я привез свой автомобиль из России и все еще не зарегистрировал его. Кажется, здесь просто не знают, как это делать. Приходится бегать из одной службы в другую и все объяснять. И временно делать как все: просто покупать номера и ездить.
В Россию я приезжаю два раза в год, больше мне и не хочется. Если честно, делать мне там нечего. Здесь у меня больше интересов, а с родственниками и друзьями всегда можно пообщаться через социальные сети. Если подумать, со многими знакомыми мы, даже живя в одном городе, видимся не чаще.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео