Ещё

«Обратная сторона луны»: вперед, в настоящее! 

На «Первом» стартовал второй сезон фантастического детектива Александра Котта «Обратная сторона луны» — ждать его пришлось четыре года.

Поймав в 1979 году своего главного антагониста — рыжего маньяка (Иван Шибанов), оперативник московской полиции и путешественник во времени Михаил Соловьев (Павел Деревянко) очнулся в 2011-ом, но не узнал страну вокруг себя. «Перестройки» не было — Михаил Горбачев, согласно сюжету, погиб после несчастного случая на заре своей политической карьеры. Советский Союз не распался, а наоборот, ширится и процветает.

С «загнивающего Запада» в Страну Советов правдами и неправдами пытаются пробраться «жертвы капитализма». Преступность побеждена, частная собственность и товарно-денежные отношения — по всей видимости, тоже. Разве что дефицит и очереди остались теми же. И все вроде бы неплохо, но вместе с Соловьевым в альтернативное настоящее пробрался и маньяк, а в коммунистическом раю, где патологии научились выявлять с детства, никто не может помешать ему сеять смерть. Кроме Соловьева.

«Обратная сторона луны» была первой в нашей истории адаптацией британского сериала, однако уже в первом сезоне от оригинальной «Жизни на Марсе» почти ничего не сохранилось. Теперь же сериал продюсера Александра Цекало отправился в абсолютно самостоятельное плавание — в альтернативное «советское» настоящее, где всего лишь двое, Соловьев и его рыжеволосый враг, знают, что история могла пойти не так.

Жуткий, по сути, сюжетный поворот скрашивают ироничные шутки: вместо мобильников с сенсорными панелями все носят «карманные» — с дисковым номеронаберателем, президент США — Чак Норрис, а в Москве есть улица Киркорова.

Мутация пространственно-временного континуума никак не отразилась на жанре — это все тот же «милицейский процедурал», где в каждой серии Соловьев будет ловить очередного жулика, шаг за шагом приближаясь к главной цели — найти и устранить маньяка.

Все, что было хорошего в первых сериях, вернулось — бодрый ритм, мощная драматургия, небанальные преступления и интимная манера оператора Левана Капанадзе, который почти весь сериал снимает с плеча крупным и сверхкрупным планами. С годами актер Иван Шибанов стал даже более органично смотреться в качестве воплощения абсолютного зла.

Но ключевой «манок» тот же — это Павел Деревянко и его герой. Как и ключевой мотив — трудности адаптации во враждебном окружении. В советском прошлом и альтернативном настоящем Соловьев — чужак. Представьте себе: бегло говорит по-английски, Пастернака цитирует с листа, дату переворота в Афганистане знает, любит Высоцкого — здесь, допустим, сюрпризов нет, но и в дискографии Pink Floyd разбирается. Много вы таких оперативников встречали?

И опять же нетипичный для опера комплекс вины — Соловьевым движет именно злость на себя: тех не спас, того не поймал, жизнь отцу, в чье тело временно вселился в первом сезоне, испортил… Конечно, сколько бы Соловьев не говорил про себя, что «мент в любом времени — мент», никакой он не полицейский, а фантазия об идеальном интеллигенте, который особо не рефлексирует, любому хулигану без стеснения «вломит», а главное — борется с вполне конкретным и крайне опасным злом.

Первые серии нового сезона «Обратной стороны луны» обещают эффектное и волнующее зрелище — будем надеяться, что продолжение эти ожидания не обманет.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео