Далее:

Глава ЮНЕСКО: Экстремисты хотят навязать нам фашистский образ мышления

В мире все актуальнее звучит вопрос: кто сможет возглавить главный инструмент сохранения мира на планете после истечения полномочий нынешнего Генерального секретаря ООН? Наш постоянный автор, вице-президент Международной ассоциации прокуроров Александр Звягинцев встретился с Генеральным директором ЮНЕСКО Ириной Боковой, чья кандидатура выдвинута на этот высокий пост. Госпожа Бокова любезно согласилась дать интервью только для «Российской газеты».
Высокочтимая госпожа Генеральный директор, вы — неординарный политик и великолепный дипломат. Вы являетесь главой ЮНЕСКО — одной из самых уважаемых организаций в мире и фактически правой рукой Генерального секретаря ООН по вопросам культуры. И недаром сейчас именно вашу кандидатуру рассматривают на должность Генерального секретаря ООН. Готовы ли вы стать первой женщиной на этом посту?
Ирина Бокова: Мой друг мне сказал: «Лучшая школа для Генерального секретаря ООН — это ЮНЕСКО». Мою кандидатуру на пост Генерального секретаря ООН выдвинуло правительство Болгарии. Я долго размышляла над тем, смогу ли я справиться с этим очень большим вызовом. Ведь то, что происходит сегодня в мире, требует иногда тяжелых, даже жестких решений. Хотя я убеждена, что только военными мерами самые большие проблемы в мире не решить.
Мы говорим о терроризме, экстремизме, уничтожении культурных ценностей, о серьезном гуманитарном кризисе, который переживает мир. На практике же, как мне кажется, сегодня в мире идет борьба, если не война, за умы людей, причем прежде всего молодых. И поэтому нам нужно как можно больше сил тратить на образование, воспитание, на создание обществ, которые бы вырабатывали у молодежи способность критически мыслить, не поддаваться экстремизму.
И вообще я бы сказала, что Организации Объединенных Наций надо делать больший упор на, как мы говорим, «мягкую силу», чем на практике и занимается ЮНЕСКО.
Руководимое вами ЮНЕСКО было создано 16 ноября 1945 года — буквально за 4 дня до того момента, когда в поверженном Нюрнберге начался Суд народов. На знаменитом процессе прозвучали свидетельства о чудовищных преступлениях нацистов, в том числе на ниве культурных ценностей, которые вы сегодня так ревностно в ЮНЕСКО защищаете. В оккупированных областях СССР нацистские «специалисты» разграбили 427 музеев, множество храмов, библиотек. Судьба многих украденных шедевров, в том числе знаменитой Янтарной комнаты, неизвестна до сих пор. С вашей точки зрения, Нюрнбергский процесс — это исторический атавизм? Или же это нравственно-политический правовой маяк, который указывает путь человечеству и оберегает его от гибели?
Ирина Бокова: Безусловно, маяк. Уроки Нюрнберга человечество забыть не имеет права!
Судя по вашим заявлениям, ЮНЕСКО займется спасением искалеченных террористами и религиозными экстремистами бесценных памятников культуры, в том числе сирийской Пальмиры. Для меня лично это особая часть человеческой культуры. Я там бывал дважды, имел счастье познакомиться с руководителем археологических раскопок. Как ЮНЕСКО оценивает действия «коричневой чумы» нашего времени?
Ирина Бокова: Великий Джавахарлал Неру назвал ЮНЕСКО «совестью человечества». Те, кто создавал Организацию Объединенных Наций и ЮНЕСКО, отдавали себе отчет в мощной роли культуры, идентичности и, конечно, учитывали трагедию Второй мировой войны, где убивали людей и убивали культуру. Это мы с вами хорошо видим по материалам Нюрнбергского процесса. 15 лет назад, когда талибы уничтожили прекрасные лица Будды в афганском Бамиане, мы думали, что это больше не повторится, потому что это не укладывалось в голове и было выше нашего понимания. И сейчас мы вдруг как будто очнулись и увидели, что воинствующий терроризм опять преследует людей и культуру. Экстремисты хотят навязать нам свой фашистский образ мышления, именно фашистский. И на ЮНЕСКО лежит огромная моральная ответственность за воспитание культурной грамотности.
Как вы оцениваете вклад России в работу ЮНЕСКО?
Ирина Бокова: Россия очень активно участвует в нашей работе. В вашей стране существует 56 академических кафедр ЮНЕСКО.
Ни в одной из стран мира нет такого количества. Я уже два раза участвовала в конференции кафедр ЮНЕСКО в России — последний раз в Санкт-Петербурге, когда мы проводили заседание Научного совета при Генеральном секретаре ООН, которым мы, ЮНЕСКО, руководим. В 2012 году в Санкт-Петербурге мы справляли годовщину Конвенции по Всемирному наследию под председательством Постоянного представителя Российской Федерации при ЮНЕСКО Элеоноры Митрофановой.
Это был действительно большой праздник. Я помню Петергоф, вечер, который мы провели. Все было прекрасно, красиво, вдохновляюще.
Вы стоите в ряду самых влиятельных женщин — лидеров современного мира: Ангела Меркель, Кристин Лагард, Хиллари Клинтон, Елизавета II. Не кажется ли вам, что время мужчин уходит и мир стоит на пороге матриархата?
Ирина Бокова: Не думаю, что наступает матриархат. Но я согласна, что ХХ век установил другую систему ценностей, при которой роль женщины в обществе была пересмотрена.
Пришло понимание того, что женщины могут участвовать в политической жизни, могут быть учеными, исследователями, инженерами, космонавтами. Увы, в некоторых странах лишь после Второй мировой войны женщинам позволили участвовать в голосовании. Это действительно новый феномен. Я бы сказала, что равноправие женщин идет на благо мужчин, так как способствует большей устойчивости общества.
Вы получили блестящее образование: окончили один из самых лучших вузов СССР — Московский государственный институт международных отношений, а потом Гарвардский университет. Со мной вы свободно говорите на русском. Но мне рассказывали, что вы с легкостью переходите на английский, французский или испанский. Правда ли, что, зная ваши неординарные способности, вам в свое время поручили такое нелегкое, но почетное дело, как написание новой Конституции Болгарии?
Ирина Бокова: Я очень горжусь тем, что МГИМО несколько лет тому назад пригласил меня выступить с лекцией, а также присвоил мне звание почетного доктора наряду с очень выдающимися личностями. Это как будто вернуться к альма-матер и получить новое признание.
Что касается Конституции, то я просто выполняла свой гражданский долг. Это было романтическое время болгарской демократии, когда энтузиазм бил через край, а в идеях не было недостатка. Мы тогда все искренне верили, что действительно создаем что-то новое, хорошее для болгарского народа.
И вы имели к Конституции самое непосредственное отношение?
Ирина Бокова: Да, под ней стоит моя подпись.
Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы не допустить третьей мировой войны?
Ирина Бокова: В мире сейчас происходит глобализация. Границы становятся все более условными и прозрачными. Пришла пора создавать новое мышление, новый большой глобальный пакт толерантности и взаимопонимания. Технология ушла далеко вперед, а наше мышление пока отстает — мы всё еще ищем пути друг к другу.
Вы являетесь почетным доктором 33 университетов и академий мира, в том числе трех российских. Но вы также являетесь «почетным студентом» итальянского Поджо-Империале. Что означает такое необычное почетное звание? За что его вам дали?
Ирина Бокова: К почетным званиям я отношусь со смирением. Потому что я не академический человек. И я воспринимаю эти звания как признание роли ЮНЕСКО.
А с Поджо-Империале связана такая история. Совместно с Италией и городом Флоренцией ЮНЕСКО организовало конференцию по культуре и развитию. Во время визита я посетила Поджо-Империале, памятник культурного наследия, у которого очень мощные и давние традиции, включающие образование для девушек. К тому же Поджо-Империале — это место, где впервые в мире было принято решение об отмене смертной казни. Приглашение посетить Поджо-Империале исходило от учащихся, отсюда и почетное звание. Мы провели очень симпатичную дискуссию, обед. У меня остались прекрасные воспоминания.
По количеству орденов, которыми сочли за честь наградить вас за многотрудную и беззаветную работу на благо мира многие страны, и наград от общественных организаций всего света с вами может потягаться разве что королева Елизавета II. С какой из этих наград у вас связаны особые воспоминания?
Ирина Бокова: Тягаться с английской королевой!? Да боже упаси! Мне очень дорог орден «Стара планина» моей Болгарии. Он был вручен в связи с моим 60-летием. Для меня также дорог французский орден Почетного легиона. Я уже 11 лет живу во Франции, работаю здесь, это, так сказать, страна-хозяйка ЮНЕСКО. И я бы сказала, что с очень большим волнением приняла орден Почетного легиона Мали. Это было связано с той работой, которую ЮНЕСКО делало по восстановлению мавзолеев Мали, разрушенных экстремистами. Я два раза побывала в Тимбукту. И считаю имама главной мечети Тимбукту своим близким другом. Они меня сделали почетным гражданином Тимбукту. В первый раз я побывала там 3 года назад с французским президентом Франсуа Олландом, буквально через 10 дней после того, как экстремистов отбросили от Тимбукту. Тимбукту — это не просто памятник, который находится в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это что-то большее, это магия, это символ арабской культуры, символ африканской культуры. Причем вся эта мудрость хранилась в манускриптах, которые были сожжены экстремистами. Вы не представляете, как меня потрясло это варварство.
Если позволите, несколько сугубо личных вопросов. Вы сделали головокружительную карьеру. И нашим читателям, естественно, хочется узнать о вас побольше. Откройте, если можно, секрет: кто является тем счастливчиком, который завладел сердцем такой красивой женщины, как вы?
Ирина Бокова: Я могу это передать моему мужу? Когда были выборы Генерального директора ЮНЕСКО, он мне сказал: «Ты знаешь, я действительно очень хочу, чтобы ты победила». А потом, когда я победила и прошло какое-то время, он сказал: «Я теперь не убежден, что хочу, чтоб ты была Генеральным директором. Так много работы, ты постоянно занята». Как-то мы с ним были на ужине с моими коллегами. И муж им сказал: «Вы должны были у меня спросить разрешения, прежде чем ее выбирать!» Но это я, конечно, шучу.
А на какой ниве подвизается ваш супруг?
Ирина Бокова: Он работает в банковской системе.
У вас двое уже взрослых детей. Где они живут? Есть ли у них семьи?
Ирина Бокова: Они настолько взрослые, что я даже уже не помню, сколько им лет. Шучу! У них свои семьи. Живут и работают в Америке. У меня пятеро замечательных внуков: три девочки и два мальчика.
Как вы относитесь к традиционным семейным ценностям?
Ирина Бокова: Ну, смотря что вы называете «традиционными семейными ценностями». В каждом обществе есть писаные и неписаные правила: что хорошо, что плохо, быть честным, быть нечестным. Эти ценности воспитываются с самого раннего возраста. И поэтому семья играет в этом плане очень большую роль. Конечно, это не означает ни в коем случае, что традиционные ценности — это чтобы женщина сидела дома, не работала, заботилась о детях.
Остается ли у вас при такой чудовищной загруженности время на отдых, увлечения и семью?
Ирина Бокова: В этом плане я счастливая. Потому что у меня есть все. У меня есть и семья, и дети, и внуки, и интересная работа. Трудно, конечно, все это сочетать. Но дети уже взрослые, нет таких забот, как раньше. Вы, наверное, сами знаете: у женщины дети на особом месте — когда с ними все в порядке, тогда и все остальное как будто в порядке.
Я слышал, что вы давний и страстный поклонник джаза. Правда ли, что вы были инициатором провозглашения Международного дня джаза, отмечаемого 30 апреля уже четвертый год?
Ирина Бокова: Да, я люблю джаз, как люблю и классическую музыку. Нашу инициативу отмечать Международный день джаза поддержало очень много стран, в том числе Россия.
Причем мы имели в виду джаз не только как музыку, но и как что-то более значимое. Ведь джаз родился на перекрестье культур. Я очень часто, когда езжу в Африку и слушаю африканскую музыку, говорю: «Да, это джаз. Вот откуда действительно пришел джаз». И к тому же джаз — символ борьбы за гражданские права. Его можно услышать повсюду в мире, и всегда есть какие-то национальные особенности, что делает джаз действительно универсальным языком.
Я помню, как в Москве празднование 60-летия Национальной комиссии ЮНЕСКО мы закончили джазовым концертом. Это было великолепно!
Какое самое яркое воспоминание осталось у вас от времени, когда вы жили в России?
Ирина Бокова: Ох, мне было всего 20 лет!..
Этим все сказано! Вы наверняка отличная хозяйка. Какое ваше самое любимое гастрономическое блюдо, российское и болгарское?
Ирина Бокова: Российское? Колеблюсь между борщом и солянкой… Все-таки солянка! Я ее больше люблю. А болгарское… Я бы сказала — это баница.
Баница?
Ирина Бокова: Это когда болгарский сыр мы делаем вместе с зеленью.
Вы случайно не вегетарианка?
Ирина Бокова: Нет, ну что вы.
Европа В мире Болгария Мали Еще 1 тег
Оставить комментарий