Ещё

Елена Кондратьева-Сальгеро: И на взрослых жалости хватает 

Очень сознательный пошел народ, возмужал. Увлекается историей и географией. Не чужд гражданских соображений. Это раньше были все «за мир во всем мире», а разводились из-за пьянки, адюльтера или мордобоя. Теперь стали разборчивей. Может, пора уже про весну? Пусть все вокруг «недаром злятся», а по-моему, пора. Потому что, война это надолго. Война, может быть, вообще навсегда: там закончится, здесь начнется. Нам по старость будет, детям нашим — по самую зрелость, внукам на пеленки останется. Все может быть…

А весна — это все-таки передышка, это новая эпидемия самых бредовых, самых безответных надежд. Надо заново переболеть и ободриться, накачаться энтузиазмом. Чтоб хватило сил снова всех любить (ну, или через одного…).

Чтоб хватило духу заняться своим самым важным и самым непосредственным делом — «чисткой личных сараев». Сараи необходимо срочно начать вычищать от крупнокалиберных и мелкотравчатых, взаимных и односторонних обид.

Когда-нибудь в нас еще плеснут ядовитой статистикой, подсчитавшей количество семей, распавшихся в результате непримиримых разногласий по поводу русско-украинских событий. Статистика эта, куда как недостовернее всех других, обязательно будет особо неполной и удаленной от подлинных реалий человеческой нетерпимости.

Потому что кое-что подсчитают, скажем, на Укрaине, в России, ну еще может быть, по бывшему советскому периметру. Но в мировом масштабе никто считать не станет.

А только в моей частной коллекции сугубо личной информации имеется нехорошая прорва случаев по всей Европе, от Франции, через Германию, до беспечно обеспеченной Голландии, и далее, от самой Cеверной Америки до аж Австралии, в которой вообще ничего никогда не происходит, а теперь и там начали разводиться из-за резких идеологических и политических несовместимостей.

Это печально много, если у каждого, кто начнет скрести по сусекам личных знакомств, наберется до десятка случаев прискорбного рванья супружеских отношений, на почве идеологии и политики. Первые ласточки-аналитики единодушны в одном: это премьера.

Такого не было еще никогда. Очень сознательный пошел народ, возмужал. Увлекается историей и географией. Не чужд гражданских соображений. Это раньше были все «за мир во всем мире», а разводились из-за пьянки, адюльтера или мордобоя. Теперь стали разборчивей. Цивилизация на новом витке.

То есть, жили себе люди семьями, душа в душу, щека к щеке, годами не задаваясь вопросом, что, собственно думает их супружья половина по поводу исторической принадлежности Крыма, например. Так чьим он был, и чьим остался? Кто, когда и зачем его вообще брал, отдавал и двигал туда-сюда?

На каком историческом основании? И как теперь быть, если ваша супруга считает Севастополь «русским городом», а у вас всякая родня в Галичине прямо плюет на вашу супругу в телефон и обзывается?

Или, наоборот, вы раньше никогда и не задумывались, отчего после официального Беловежского развода Украине «не повезло» более остальных, когда вроде и разделом имущества ее не обделили, и вообще никто не обижал. А недавно выяснилось, что вы лично во всем и виноваты, вы и ваша мама, которая «всегда говорила» и вот накаркала!

А супруга ваша, которая, вообще говоря, из-под Полтавы (год как вспомнила!) теперь подала на развод и грозит «туда вернуться» с маленькой дочерью, если вы не согласитесь удовлетворить ее материальные претензии на месте, в испанском городе Сан-Сeбастьян. Уже год как грозит, деньги берет, но в Полтаву не уезжает.

А в Германии, недалеко от Баден-Бадена, один дядя не просто пригрозил, а и уехал — в Киев, защищать революцию. Оставив в Баден-Бадене русскую жену с тремя детьми.

Потом, правда, почему-то оказался в Москве, выправлял новые документы в немецком посольстве: говорят, в Киеве тоже не сошелся взглядами с парой других защитников и из принципа решил вернуться в Германию, воспитывать, наконец, нароженных когда-то в беспамятстве детей.

Но его теперь бывшая жена туда не пускает, она хочет воспитывать детей сама, в духе интернационализма: Крым наш, перемогайте и тренируйтесь у себя под окнами! Он рвется, она не пускает. Такая трагедия. Детей жалко.

Всех детей жалко. Bзрослых жалко меньше. Как-то, знаете, черствеешь с годами и прущим через край опытом. Прямо вот смотрю на одну сильно экзальтированную киевлянку в Париже и неприятно чувствую себя позавчерашней горбушкой –Черствею, хоть гвозди забивай.

Год назад она усеивала дружеские соцсети рваными криками, что если б не маленькая дочь — немедля рванула бы на баррикады в центр Киева, вот немедля бы рванула, родину спасать от путинской агрессии. Держите меня, сколько сможете, чую, не удержите, уеду я от вас, злые вы, держите!

Ее французский муж ходил мрачный и цедил сквозь зубы: не знаю, де, ваших разборок и не ведаю, но она и не работает, и ребенком не занимается, зато целыми днями воюет в соцсетях и бегает с гитарой на дружеские посиделки, где хором поет про майдан, с группой соратников.

А в доме — как в сарае, и у ребенка нет чистых вещей, уже и в школе сделали замечание… Некоторые сочувствующие пытались вразумить страдалицу, чтоб занялась хоть чем-нибудь — домом, или хотя бы ребенком, пока там все «на родине» как-нибудь, да образуется. Все-таки, жизнь идет, дети растут, и не все нужны на передовой… В тылу тоже дел немало.

На войне, оно, конечно, как на войне. Но каждодневные сугубо бытовые хлопоты и в военное время никто не отменял. Просто, время распускать слюни и время утирать их. Слюнями за целый год уже, можно сказать, изошли, со всех сторон. Пора бы все-таки делом заняться, хотя бы в промежутках между военно-компьютерными действиями.

Страдалица реагировала истерично: жаловалась на бесчувственного мужа-француза, заземленного материалиста, не чувствительного к ее страданиям, желающего сделать из ее артистической натуры пошлую домохозяйку и няньку их восьмилетней дочери.

Тут такие дела творятся: с минуты на минуту вся Европа ждет путинской агрессии, а этот скаред-французский муж заставляет ее новые сапоги покупать на распродаже, он, видите ли, один в семье добытчик! Такие дела творятся, а он — ищи работу, если желаешь новые сапоги, ребенком ты все равно не занимаешься… Ой, чую, уеду я в Киев, петь на баррикады, злые вы, держите меня крепче!..

В общем, в мою печальную коллекцию добавилась еще одна история: уже несколько месяцев, размеренным шагом идет развод. Самое печальное — страдалица вдруг решительно передумала ехать петь на баррикадах, когда выяснилось, что «держать» ее никто не собирается. И теперь остервенело бьется за сохранение какой-никакой, а семьи.

Даже с не ценящим и не понимающим ее тонкую натуру материалистом, идейно чуждых ей убеждений (знакомые шепчут, он на митинги ходил, в поддержку донбасских сепаратистов…).

Может, пора уже про весну? Чистить и сажать? Нет, не надо паранойи: я всего-то про сараи, балконы и приусадебные участки! Все-таки, приятное занятие, после долгой зимы и застоявшейся разрухи, в семьях, домах и головах.

Потому что, если война надолго и даже, может быть, навсегда — там кончится, здесь начнется… То детей, конечно, жалко больше. Но и на взрослых жалости хватает. Хоть и черствеешь, с опытом, прущим через край.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео