Ещё

Волнения в Боснии и Герцеговине не коснулись российского посольства 

Прокатившиеся по Боснии и Герцеговине многодневные массовые беспорядки, в результате которых пострадали 348 человек, обошли проживающих там россиян стороной. В частности, вдалеке от возникших в условиях тяжелейшей экономической ситуации и почти 28-процентной (по неофициальным данным, 44-процентной) безработицы уличных протестов осталось посольство РФ в Сараево.

— Посольство находится вне зоны конфликта. Беспорядки в основном возникали у правительственных зданий — ведь по своей сути они являются обращением населения к местным властям, выражением недовольства их политикой. Ни к каким представительствам иностранных государств претензий у манифестантов нет, потому и решения об усилении охраны российского посольства не было принято, — сообщили «Известиям» в российской дипмиссии.

В то же время многотысячные манифестации, которые начались еще 5 февраля в городе Тузла на севере страны, прокатились по всей стране. Причиной оказалось закрытие сразу нескольких местных заводов, проданных государством частным инвесторам. Те, в свою очередь, не стали вкладывать деньги в производство и объявили их банкротами. Протестующие обвинили власти в коррупции и выступили против тяжелейшей экономической ситуации в стране. Манифестации в Тузле быстро перекинулись на другие города Боснии и Герцеговины.

Наибольший размах антиправительственные демонстрации получили в столице — Сараево. Протесты переросли в жесткие столкновения с правоохранительными органами. Причем большая часть пострадавших в них — полицейские. Демонстранты также подожгли здание высшего органа исполнительной власти страны — Президиума, в результате чего была уничтожена часть госархива.

Манифестанты потребовали снижения зарплат чиновников и ухода правительства в отставку. Пока свои посты покинули только главы кантонов Сараево, Тузла и Зеницы.

— Уход правительства не решит проблем, а лишь приведет к ослаблению и так с трудом функционирующей политической структуры страны, — уверен доцент РГГУ, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Сергей Романенко. — Это не исправит неэффективности государственной системы Боснии и Герцеговины, которая до сих пор в реальности даже не является суверенным государством в полном смысле слова. Так, все окончательные решения по сей день принимает верховный представитель.

Эта должность была создана еще в 1990-х годах для исполнения Дейтонского мирного соглашения, положившего конец гражданской войне в Республике Босния и Герцеговина. Верховный представитель имеет полномочия ООН и одновременно является спецпредставителем ЕС.

Дейтонское мирное соглашения установило и нынешнюю тяжелую многоступенчатую систему в стране. В соответствии с ним страна была разделена на две полунезависимые части — Республику Сербскую и Федерацию Боснии и Герцеговины, которую в просторечии называют мусульманско-хорватской федерацией. Кроме того, прошло деление на десятки кантонов и общин, что привело к еще и очень запутанной системе выборов.

— Все это породило многочисленное чиновничество, а следом — злоупотребления и чудовищную коррупцию. В итоге, двадцать лет спустя после войны в стране практически не работает промышленность, а огромная часть трудоспособного населения не может найти работу, — говорит Романенко. — Нынешние народные выступления — выражение отчаяния.

А потому возникают довольно серьезные опасения насчет возможной эскалации конфликта. При этом, у населения, несмотря на меры властей, со времен войны на руках осталось большое количество оружия. По некоторым данным, у каждого пятого боснийца есть оружие.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео