Далее:

Русский король Андорры ("Наш Техас", США)

Маленькая прекрасная страна между Испанией и Францией: чистейший воздух, горы, солнце, цветущие луга. Вы хотели бы стать королем такой страны, причем в двадцатом веке? Невозможно, говорите? А вот барон Борис Скосырев так не считал. И стал королем Андорры.
Он не любитель женщин, он профессионал
Борис Михайлович Скосырев, гениальный авантюрист и очень талантливый человек, родился в 1896 году в Вильно. Блестяще окончил гимназию, в совершенстве владел пятью языками, обладал прекрасным вкусом и благородными манерами.
В 1917 году офицер Балтийского флота Скосырев был ранен в Кронштадте и благоразумно решил эмигрировать. Сначала была Англия, где он, поступив в военно-морские силы, одновременно выполнял секретные поручения английской разведки. Потом перебрался в Голландию, где королева непонятно за какие заслуги пожаловала ему титул графа Оранского. Может, он ей просто понравился?
Вполне возможно — ведь высокий, голубоглазый, элегантный блондин пользовался бешеным успехом у женщин. Он уже был женат на богатой французской вдове, на двенадцать лет его старше, которая оставила ему приличные деньги. А новая подруга — английская красавица, миллионерша Поли Херд была от него без ума.
В июле 1932 года Скосырев вместе с англичанкой поселился в первоклассном отеле испанского городка Ситгес на Плайя де оро. И началось: шикарные рестораны, разгульная светская жизнь, масса высокопоставленных знакомых, которые уверены, что этот русский аристократ — родственник чуть ли не половины королевских династий Европы.
Ежедневно в десять утра Скосырев с подругой выходят на пляж. Монокль в глазу, царственная осанка, неизменная тросточка с серебряным набалдашником… Периодически он исчезает на несколько недель, но администрация отеля спокойна — ведь Поли Херст оплачивает все счета. А испанская полиция, которая вскоре заинтересуется странным русским, выяснит, что он ездит в Барселону, где продает подарки и драгоценности возлюбленной.
После очередного очень громкого кутежа испанские власти объявили Скосырева персоной нон грата. И он решил перебраться в Андорру, поскольку с юности мечтал жить в маленькой европейской стране и даже изучал историю княжества, часами просиживая в библиотеках.
Монархия — мать порядка
Как заметил однажды Наполеон, «Андорра — политический курьез, который необходимо сохранить». Крохотное, богом забытое княжество в самом центре Европы с 1278 года управляется двумя копринцами — с испанской стороны епископом Урхельским, с французской — сначала королями, а потом президентом страны. Феодальный строй, местные жители — тихие, бедные, неграмотные.
Двадцатый век, а телеграфа и телефона нет, дороги чудовищные, чем андоррцы гордятся: ведь их землю не будут использовать в случае очередной войны. Территория — всего 468 квадратных километров. Красота неописуемая — 68 гор, между которыми лежат узкие долины, горные реки с чистейшей водой, прекрасные озера, сосновые и буковые леса, альпийские луга, плодородная земля.
И еще — огромные запасы железной и свинцовой руды, медь, уголь, серный колчедан, а на горных склонах немало ценнейших пород деревьев.
В начале тридцатых годов местные жители стали потихоньку роптать: в Андорре нет всеобщего избирательного права, природными богатствами андоррцы не пользуются, а сливки снимают испанцы и французы. Европейские газеты писали о тихой андоррской революции.
Так что Скосырев со своей подругой прибыл в княжество очень вовремя. Купил на денежки Поли прекрасный трехэтажный особняк на окраине городка Санта-Колома, выхлопотал андоррское гражданство и активно занялся политикой.
Каждый день Скосырев выступает на крохотных улочках и площадях Андорры. «Хватит терпеть власть чужих копринцев! Андорре нужен свой просвещенный монарх! — вдохновенно вещает барон. Я, Борис де Скосырефф, граф Оранский, сделаю страну сказочно богатой!»
Популярность барона растет не по часам, а по минутам. В начале 1934 года он обращается в Генеральный совет, предлагая себя в качестве князя Андорры. И 23 члена совета из 24, которые съехались на внеочередное заседание по горным тропам на мулах, его поддерживают.
Борис Первый немедленно сочиняет конституцию из 17 пунктов — самую короткую в мире. Всего одна колонка в «Ведомостях Временного правительства Андорры». Всеобщее избирательное право, свобода слова, собраний, религии. А земля и другие природные богатства объявляются всеобщим достоянием. Короче говоря: управляемая демократия под эгидой просвещенного монарха.
Но уже через неделю король Борис допустил катастрофическую ошибку: он издал «Манифест», в котором зачем-то объявил войну епископу Урхельскому. Испанцы тут же прислали в Андорру армию — четырех жандармов. Те, разогнав неприятельские войска (шестнадцать местных полицейских), арестовали короля Бориса и доставили в Барселону.
Кстати, при этом произошло вопиющее нарушение международного права: арест произвели на территории соседней суверенной страны, а кроме того, глава государства вообще не может быть арестован иностранными силовыми структурами.
Король — и шут с ним!
О том, что произошло дальше, серьезные историки спорят до сих пор. Ни в архивах, ни в газетах того времени — практически никакой информации. Основная версия: после допроса испанский суд обвинил Скосырева в тунеядстве (больше ничего не пришьешь) и выслал из страны.
Скосырев с Поли уехали во Францию в Сен-Канна, а в 1941 году он оказался в фашистском концлагере Верне около города Перпиньяна. В 1945 году его якобы освободили американцы. По другой версии, фашисты, оценив блестящие языковые способности Скосырева, отправили его на восточный фронт, где он работал военным переводчиком.
Сдался советским войскам, отсидел в ГУЛАГе до 1956 года, а потом вернулся в Германию, где прожил до глубокой старости.
Самую экзотическую версию выдвинул российский историк Андрей Гончаров. Якобы король Борис Первый правил Андоррой не две недели, а продержался на троне до осени 1941 года. А потом объявил войну немцам и с горсткой андоррцев ушел в пиренейские ущелья. Попал в плен и был помещен в Верне.
Неоспорим только один факт: на старом кладбище западногерманского городка Боппард есть надгробная плита с надписью «Борис Скосырев» и датой смерти — 1989 год.
Сейчас жить в процветающей Андорре — несбыточная мечта даже для благополучного американца или европейца. Бедная страна превратилась в крупнейший (это не шутка!) туристский, банковский и торговый центр. Налоги не платит никто — ни местные жители, которых уже больше десяти тысяч, ни приезжие рабочие, которых в четыре раза больше. Тюрем нет, преступности тоже. Природа по-прежнему сказочная.
Оставить комментарий