Ещё

Сороковой оборот 

Сорок лет для каждого фестиваля возраст что надо. Энтузиасты, выкатившие в 71-м на остров Илосаари одинокий грузовик с местными группами, вряд ли могли предполагать, чем обернется их затея. Фестиваль Ilosaarirock, проходящий в Йоэнсуу — всего в шести часах езды от Петербурга, — оказался оптимальным вариантом прокатиться на уикенд на первосортное рок-мероприятие.
Сейчас музыку слушают уже на пяти разнокалиберных сценах, а сам праздник давно съехал на обширную территорию в десяти минутах ходьбы от центра Йоэнсуу. Ilosaarirock среди других финских фестивалей тем и интересен, что многие на него едут не ради программы, а за атмосферой. Как говорят сами финны, ты можешь пропустить Provinssirock или Ruisrock — но вот в Йоэнсуу отметиться обязан. Билеты сюда полностью раскупаются за две-три недели до начала фестиваля, а организаторы ограничивают вместимость 21 тыс. человек в день, хотя могли бы продавать тысяч на пять больше, — комфорт превыше всего. Как дополнительный водный бонус — одна из сцен прямо на пляже, где народ слушает более расслабляющие хип-хоп, реггей или электронику, полоскаясь и загорая.
При том что конкуренция на финском фестивальном рынке велика, Ilosaarirock каждый год удается выкатывать выдающуюся программу. Возможно, она не настолько коммерчески-ориентированная, как у проходящего в Западной Финляндии Provinssirock, но риск себя каждый раз оправдывает.
В этом году Ilosaarirock и вовсе стал одним из центральных событий в национальной музыкальной жизни. Главным блюдом стал первый за двадцать лет концерт финской команды Sielun Veljet — если проводить аналогии, то это все равно как если бы у нас реформировались «Кино». Разве что лидер группы Исмо Аланко жив, здоров и за свою собственную карьеру успел получить прозвище «финский Дэвид Боуи». Sielun Veljet получили самый почетный завершающий слот вечера на главной сцене и выступили при таком столпотворении, что в официально заявленном количестве посетителей хотелось усомниться. Тут же за воротами фестиваля толпилась еще пара тысяч просто слушателей и охотников посмотреть традиционный для субботы фейерверк.
Те, кому финский язык был неблизок, могли развлечься капризным и вычурным девочко-попом Кейт Нэш, откокетничавшей на восьмитысячной сцене Ylex Tent, или посходить с ума на японских нойз-рокерах Melt-Banana. Последним очень подходило междометие «япона мать» — невероятное количество высоких частот, импровизации и просто запилы на гитаре и песни-кричалки в исполнении куколки Ясуко Онуки. Среди прочего был выдан сет «короткометражек» длительностью секунд по десять. Звуковой удар, пара воплей, «Киитос!» — и понеслись дальше. Народ откровенно угорал.
Еще одним экзотическим участником стали финны Dusha Pitera, на хорошем русском языке исполняющие песни, которым самое место было бы на «Нашествии». Солист Петтери Ханнонен посветил со сцены улыбчивым ликом Владимира Путина на футболке и засеял первые ряды десятками «душевно-питерских» презервативов. Появление ветеранов панка Buzzcocks было бодрым, хотя и вызывало вопросы в актуальности. В конце концов, Англия 1977-го и Финляндия 2011-го — слишком разные вещи. Лидер группы Пит Шелли сохранился неплохо и, дожив до полтинника, научился в итоге попадать в ноты.
Зато еще одни англичане — Madness — честно порадовали. Выступление началось с раскрытия на сцене огромного зонтика, стыренного из пивной зоны, и оказалось как нельзя более подходящим летнему вечеру. Под ска и реггейтон финны принялись гонять летку-енку, чем в свою очередь немало развлекли грубоватых английских джентльменов.
В последний день фестиваля нужно было разрываться между одновременными сетами Aphex Twin, штатовскими пост-рокерами Red Sparowes и соулом Коди Честнатта. Пока народ сладко млел под оркест­рик из одиннадцати человек на пляжной сцене или учился тянуть гитарные ноты в двухтысячной палатке Kolmoslava, в Ylex Tent летали в космос.
Ричард Джеймс a. k. a Aphex Twin грохнул жесточайший полуторачасовой микс. Посреди электронной молотилки неожиданно угадывались Windowlicker, разобранная на молекулы Come to Daddy и заодно Notorious Duran Duran. Сцена во всю ширь была уставлена экранами, а сам музыкант был затемнен от начала до конца. Главной фишкой выступления — кроме самой музыки — было лазерное шоу. Над толпой так и висела подвижная световая сеть, заставлявшая вспоминать то фильм «Звездные войны», то «Трон», то еще какой хай-тек. Изображение на экранах ваялось на ходу — лица довольных зрителей, выхваченные из толпы, деформировались так, будто компьютер, отвечавший за видео, двинулся электронным мозгом от избытка децибел.
Под конец обалдевающую под лазерами и стробоскопами публику изрядно повеселили картинками, в которые подставлялся фирменный апекствиновый оскал. Выходя после концерта из палатки, приходилось еще какое-то время приходить в себя — контраст между всей этой электроиндустрией и обычной фестивальной действительностью был слишком резким.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео