В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Северный морской путь: спрос на рабочие руки растет, а студентов нет

В топливно-энергетическом комплексе только в 2020 году трудилось 46 тыс. человек. За год локдауна и экономического кризиса востребованность в рабочих руках в отрасли превысила 50 тыс. человек. У бизнеса есть спрос на молодых специалистов сферы добычи полезных ископаемых – здесь в 2020 году работало 76 тыс. человек, а уже через год число работающих увеличилось на 5 тыс., до 81 тыс. Сейчас в нефтегазовой отрасли востребованы аппаратчики углеобогащения и машинисты конвейера, а также операторы нефтяных и газовых скважин, обходчики и линейные трубопроводчики – такие данные привел на круглом столе министр промышленности и геологии Республики Саха (Якутия) Максим Терещенко. Он констатирует, что выпускники вузов востребованы на добывающих и топливно-энергетических предприятиях не только Якутии, но и, например, Арктики. Сейчас здесь острейший дефицит кадров. Бизнес присматривает и воспитывает будущих штатных сотрудников уже со студенческой скамьи. «Все студенты, хорошие студенты, к окончанию обучения уже распределены, их уже ждут на предприятии», – говорит он.

Северный морской путь: спрос на рабочие руки растет, а студентов нет
Фото: РЖД-ПартнерРЖД-Партнер

Видео дня

Однако, как рассказал чиновник, на рынке кадров есть студенты, которые не будут востребованы ни при каких условиях. Во-первых, студенты могут не подходить для сложных условий работы по состоянию здоровья, но об этом они узнают только после прибытия на место работы. Во-вторых, никому не нужны дипломированные специалисты, у которых недостаточный объем знаний.

«Есть пробел в законодательстве – не сформулировано требование к качеству образования. После обучения в вузе или колледже выходит троечник с дипломом, на рынке он никому не нужен, потому что нужны только высокообразованные кадры. Мы на уровне правительства отработали этот вопрос», – продолжает М. Терещенко.

Чтобы избежать таких низкоквалифицированных специалистов на рынке труда, работодатели инвестируют в обучающие программы для студентов и даже готовят курсы для педагогов. Именно по такому пути пошли в Кузбассе. «Уже есть серьезные договоренности вузов и бизнеса. Но этого мало. Нужно больше совместных программ», – сказал на круглом столе, посвященном острому дефициту кадров, замгубернатора Кузбасса .

И главное – сегодня схема обучения студента, согласно законодательству, такова: процесс обучения заказывают региональные органы власти, но чиновники, как было заявлено на круглом столе, не только не понимают процесса обучения, но даже и не желают в нем разбираться. Исполнитель госзаказа – региональные вузы и колледжи, но они не могут договориться с чиновниками, которые с начала этого года согласовывают число целевых мест в вузах.

Кстати, как рассказал министр промышленности и геологии Республики Саха (Якутия), в этом году один из студентов подал иск на региональное министерство. Суть жалобы: предприятие, которое подало заявку на целевое обучение студента, в трудоустройстве выпускника отказало.

«Мы, конечно, этому студенту нашли работу в другой компании. Но он был недоволен. Однако судья встал на сторону регионального министерства и задал вопрос студенту: «Вы хотите рыночную зарплату получать или работать именно на этом предприятии?». Студент выбрал зарплату, конечно», – сказал М. Терещенко.