В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Пищевая цепочка: как исключить случаи отравления детей в школьных столовых?

В последние месяцы было зафиксировано несколько случаев отравлений детей в школах – Подмосковье, , . В чем причина таких происшествий и можно ли их избежать, телеканалу «МИР 24» рассказал руководитель бюро расследований ОНФ .
Пищевая цепочка: как исключить случаи отравления детей в школьных столовых?
Фото: Мир24Мир24
- В чем причина таких происшествий?
Валерий Алексеев: Одна из главных причин в том, что в школах не сформирована культура санитарии, гигиены – нет полного технологического цикла. Причины отравлений очень разные – это не всегда еда, это в том числе грязные руки, занос инфекции со стороны, вода. Мы внимательно мониторим ситуацию, в каждом случае нужно разбираться, но общая причина, что школу нельзя воспринимать, как есть пищеблок, есть школьный процесс и они как-то взаимодействуют, если что-то произошло, то произошло в пищеблоке. Нет, это объективно не так.
Здесь важно рассматривать в комплексе – как ребенок защищен с точки зрения гигиены в самой школе – от воды, от приноса инфекции и со стороны детей, и со стороны работников пищеблока, школы, как происходит мытье рук, как дети дальше попадают в столовую, как в столовой организован процесс. Даже такой банальный вопрос, что, например, на подносах ничего не лежит, еда попадает на этот поднос, и не так активно и тщательно вымывается. Нужен комплекс мер на каждом этапе, это целая культура и организационная задача.
- Эксперты ОНФ разработали комплекс мер. С чего стоит начинать?
Валерий Алексеев: Сделать, чтобы в каждой школе директор, учредитель школы, расписались, кто и за что отвечает в случае получения сигнала об отравлении ребенка в школе: кто куда идет, кто что делает, чтобы по минутам было расписано. Как только появятся такие документы на уровне школ, регионов и муниципалитетов, уже основная часть задачи будет решена, люди осознают свою ответственность и появится четкий регламент, что делать.
Второй момент – нужно обязательно дать школам возможность финансирования таких проверок: качество воды, качество еды. Директора школ столкнулись с тем, что у них нет денег на то, чтобы проверить. Им приходит продукция, они не очень уверены в ее качестве или есть какие-то косвенные подозрения, а как они проверят?
- В списке дел прозвучала необходимость усилить ответственность поставщиков продуктов. Они сейчас мало за что отвечают?
Валерий Алексеев: Они отвечают, но их ответственность, как правило, в рамках договорных обязательств со школой. Если в контракте написано, что должен привезти, а если что – заменить, у поставщика формально ответственность минимальная.
Поставщики должны проходить проверку с помощью информационных систем. У есть система «Меркурий», где видно, откуда пришла продукция и куда она пошла. Там выявлялись уже случаи фальсификатов. В этом плане обязательно должно быть внедрено в практику поставок питания в социальные учреждения, чтобы вся цепочка продукции просматривалась перед поставкой в школы.
Если он приезжает и подменяет документы, за это должна быть повышенная ответственность. Самый яркий пример – рыба. Если рыба в процессе перевозки до школы в какой-то момент разморозилась, потом опять заморозилась, она уже потеряла в качестве, уже потенциально несет риск отравления. Это вопрос не к производителю рыбы, а к контролю качества логистики. Здесь тоже нужны инструменты, их надо на каждом этапе делать, чтобы был барьер для фальсифицированной, некачественной продукции в школах по всем показателям: отдельно по рыбе, отдельно по кисломолочке – это большая работа для всех органов власти, но ее необходимо сделать.
- Будут ли проверять самих поставщиков? Бывает, что у таких компаний нет оборудования, персонала, опыта, но они выигрывают тендеры.
Валерий Алексеев: В рамках законодательных процедур в этом плане есть все возможности для работы. Некоторые регионы пошли дальше и сделали презумпцию виновности. Поступила жалоба на поставщика продукции. В Татарстане был такой опыт. Поставил он, например, помидоры. Директор пожаловался, что они некачественные или не соответствуют тем, которые были заявлены. Дальше это проблема поставщика – доказать, что он прав. Если он не может доказать, он лишается возможности поставлять на рынок. Автоматически этот поставщик отключается от возможности торговаться дальше и выходить на другие конкурсы. Автоматически это означает, что его продукцию по всем учреждениям начинают проверять.
Это один из самых больших по объему финансовых средств рынков в регионе с точки зрения госзакупок. Компании, которые в регионах кормят столицы, крупные региональные центры, эти компании в своих муниципалитетах являются системообразующими. Это компании с многомиллионными оборотами, в этом плане за ними нужен глаз да глаз, понятно, что у них степень борьбы, степень конкуренции иногда зашкаливает, и в погоне за прибылью теряется суть. Всем этим компаниям нужно понимать, что они кормят детей. Есть отдельные муниципалитеты и регионы, где стараются создавать такие условия, чтобы выходили что в столовые, что на поставки люди, у которых дети учатся в школе.
- Родители переживают, чем кормят их детей. Родительские комитеты какую роль играют?
Валерий Алексеев: Они – самый главный двигатель всего. Бесплатное школьное питание появилось, потому что родители жаловались на качество питания. Мы проводили опрос: более 50 тыс. человек приняли в нем участие, и говорили, что питание не лучшего качества. Мы донесли до президента мысли на этот счет, что можно сделать, и вышло первое его поручение в 2019 году – давайте рассмотрим возможность организации бесплатного питания для начальных классов. Это кардинальная мера, которая перевернула все. ОНФ держался за родителей, и вместе с ними отстаивал это.
Как только в систему школьного питания пришли федеральные деньги, а они пришли после послания 2020 года, сразу повысилась степень контроля, сразу все задвигались, сразу это стало интересно всем министерствам, ведомствам, все начали отчитываться, писать бумаги, но пошла реальная работа.
С Министерством просвещения, с Роспотребнадзором у ОНФ есть совместный оперативный штаб, который каждую пятницу разбирает вплоть до школы, что произошло. Если по итогам разбора ситуация непонятная, на следующую неделю вызывают директора школы, поставщика, и на федеральном уровне разбирают его кейс, что произошло. Это дает основную почву. Разбирают сигналы, которые пришли от родителей. Органы власти понимают, что отвертеться от родителей, сказать, что все это – ответственность директора, больше нельзя. Есть федеральные деньги, федеральный контроль. В крайнем случае, приходит прокуратура и начинает разбираться, что было не так.