В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Этот мусор в огне: кабмин усомнился в дорогостоящей концепции Ростеха

Этот мусор в огне: кабмин усомнился в дорогостоящей концепции Ростеха
Фото: News.ruNews.ru

Петиция экологических организаций за отказ от мусоросжигания в России набрала более 100 тысяч подписей, что обязывает правительственных чиновников созвать экспертную группу и решить дальнейшую судьбу инициативы общественности. На этом фоне во время совещания вице-премьеров и уполномоченным ведомствам поручено повторно проанализировать эффективность мусоросжигания по сравнению «с другими способами удаления твёрдых коммунальных отходов». Кроме того, на совещании было озвучено, что запуск пилотных мусоросжигательных заводов откладывается с 2022 года на конец 2023-го якобы из-за последствий пандемии. NEWS.ru обратил внимание, как сомнения общественности в целесообразности этого проекта могли совпасть с позицией верхов и повлиять на лоббистские расклады внутри госаппарата.

Видео дня

«В сравнении с другими способами»

Как следует из протоколов совещания Абрамченко и Новака, копии которых на днях обнародованы пишущим на экологические темы Telegram-каналом «Зелёный змий», участники встречи обсудили тему строительства в России 25 мусоросжигательных заводов. Представители и высказались «о нецелесообразности финансирования новых проектов строительства заводов по энергетической утилизации твёрдых коммунальных отходов за счёт механизма договоров о предоставлении мощности на оптовом рынке электрической энергии и мощности». Кроме того, , Минэнерго и входящему в «Российскому экологическому оператору» поручено до 12 апреля провести анализ эффективности мусоросжигания «в сравнении с другими способами удаления твёрдых коммунальных отходов» и представить кабмину согласованную позицию по оптимальному варианту утилизации мусора.

В другом протоколе говорится о перспективах ввода в строй пилотных предприятий по сжиганию отходов, один из которых возводится в Татарстане, а ещё четыре — в Подмосковье. Из-за задержки реализации трёх из пяти объектов «вследствие форс-мажорных обстоятельств, связанных с распространением новой коронавирусной инфекции», Минэнерго, Минприроды, Минэкономразвития, и входящей в компании «РТ-Инвест» поручено «проработать возможность переноса сроков начала поставки мощности на декабрь 2023 года». Ранее говорилось, что мусоросжигательные комплексы в Московской области и Татарстане должны быть запущены в 2022 году.

В анонимных политических Telegram-каналах прозвучала мысль, что виной всему не пандемия, а подковёрные интриги топ-менеджеров госкорпораций, чиновников и близких к Кремлю миллиардеров. В частности, высказывалась версия, что виной всему борьба «кланов Сечин — Ковальчуки против Чемезова — Иванова» и что якобы президент поручил «сделать и Ленобласть образцовым регионом по обращению с отходами». В результате «появилась компания АО „Невский региональный оператор“, конечным бенефициаром которой является , где председатель совета директоров — Сечин, а генеральный директор — Борис Ковальчук». В одной из публикаций утверждается, что «у Чемезова — Иванова в Подмосковье раздельный сбор, переработка вторсырья и в 2023 году после запуска четырёх МСЗ ни одного полигона», а «у Сечина — Ковальчука в Ленобласти 97% свалок и обязательства доказать, что без энергоутилизации возможно построить образцовую отрасль».

С третьей стороны в этой схеме могут присутствовать интересы ещё одних крупных игроков на мусорном рынке — компании «Хартия», которая, в частности, обращается с отходами в столичном и соседних регионах ЦФО. Про эту структуру писали, что она аффилирована с сыном экс-генпрокурора , а сейчас якобы переходит под контроль Ротенбергов, которые «в этом бизнесе давно и явно жаждут расширения». По одной из версий, хотя вице-премьер Виктория Абрамченко не поддержала проект «РТ-Инвеста» по строительству 25 мусоросжигательных заводов, «судя по подготовке сделки [c „Хартией“], утрясаются детали финансирования».

Ещё одна важная деталь: «ростеховскую» модель утилизации отходов стали критиковать на правительственном уровне незадолго до того, как фактически направленная против неё же петиция «За отказ от мусоросжигания и за предотвращение образования отходов», размещённая на портале Российской общественной инициативы (РОИ), набрала 100 тысяч подписей. Согласно указу президента, это обязывает правительство созвать экспертную группу по изучению инициативы, которая должна определить, как её можно реализовать или же отклонить предложения общественности.

Авторы петиции (экологические организации, объединившиеся в Альянс против сжигания и за переработку отходов) требуют исключить из закона «Об отходах» принятую в конце 2019 года поправку, которая сжигание мусора приравнивает к переработке. Кроме этого, в обращении предлагается ввести административную ответственность за нарушение приоритетов государственной политики в области обращения с отходами и включить в закон «Об отходах» запрет на оборот некоторых видов упаковки, которые сложно переработать или если у них есть многоразовая альтернатива.

«Волосы дыбом»

В феврале вице-премьер Виктория Абрамченко уже высказывалась против планов строительства 25 мусоросжигательных заводов в России, на которые госкорпорации «Ростех», «Росатом» и ВЭБ.РФ планировали выделить 600 млрд рублей (по данным АО «РТ-Инвест», цена вопроса составляет 1,3 млрд). При этом аргументация чиновницы мало отличалась от риторики экологических движений. Например, вопросы у неё вызывает опасность «существенного роста выброса парниковых газов» во время «энергетической утилизации». К тому же Абрамченко обращала внимание на экономическую составляющую, называя мусоросжигательные заводы «платиновыми», «которые фактически предлагается оплачивать из федбюджета и из тарифа для населения (за электроэнергию или вывоз мусора)».

Виктория Абрамченко также в целом сомневается в «целесообразности такого количества объектов». По её мнению, «инвестпроекты по сортировке и утилизации отходов при поддержке государства вкупе с раздельным сбором мусора, извлечением полезных фракций должны на территории всей страны создать единую эффективную систему». Она добавила, что «должен быть баланс в том числе технологических решений».

По мнению эксперта проекта «Ноль отходов» организации Greenpeaёва, главная претензия, которая могла возникнуть у чиновников правительства к мусоросжигательным заводам, — это их «астрономическая стоимость», особенно на фоне выхода из пандемии, пошатнувшей экономические показатели.

{{expert-quote-11809}}

Author: Алексей Киселёв [ эксперт проекта «Ноль отходов» Greenpeace ]

Вероятно [в правительстве в первую очередь] обсуждали экономические вопросы: как это будет корреспондироваться, экстраполироваться на цены на энергоносители, на энерготариф и так далее. Вопросы природоохранные, я думаю, шли вторым блоком, который не менее важный, чем блок экономический. <...> Сейчас весь мир говорит об углеродной нейтральности, мы не должны производить больше парниковых газов, чем планета может поглотить. И Россия достаточно много в этом плане работает, мы все прекрасно понимаем, что если у нашей продукции будет высокий «климатический след», то у неё будет крайне ограниченный рынок сбыта. А мусоросжигательные заводы выбрасывают больше парниковых газов, чем поступает «на входе». К тому же мусоросжигательные заводы не являются возобновляемым источником энергии, потому что сжигают пластмассы, а это практически твёрдые нефть и газ.

Он также обратил внимание на то, что электрическая и тепловая энергия, которая должна образовываться в результате мусоросжигания, будет довольно дорогостоящей. Это, по мнению Киселёва, ставит вопрос: «Зачем нам столько дорогой энергии в стране и зачем строить новые источники, когда у нас и так их избыток?»

Говоря о петиции, он отметил, что по закону «есть всего два месяца на рассмотрение экспертной группой, по итогам которых будет либо отказ, либо поддержка наших предложений».

Ничего нельзя исключать, посмотрим, как петицию рассмотрят. Мне кажется, если государство создало такую форму обратной связи с гражданами, то эти требования надо как-то реализовывать, — сказал Киселёв.

Экс-замглавы Росприрог Митволь также обращает внимание на высокую стоимость проекта, который вызвал критику со стороны правительства. Также он напомнил про возможное опасное воздействие таких производств на окружающую среду.

{{expert-quote-11811}}

Author: Олег Митволь [ бывший замруководителя Росприроднадзора ]

То, что Абрамченко заявила, что эти заводы «платиновые», можно расшифровать так. Идея мусоросжигания была в том, что государство за разумные деньги получит электроэнергию, при этом будут соблюдаться экологические нормы. Я лично не сторонник мусоросжигания в том виде, в котором озвучивается этот проект и тем более если это будет за огромные бюджетные средства. Хочу напомнить, что при мусоросжигании помимо воздушных выбросов, если не будет 100-процентной сортировки, то будет образование большого количества диоксинов. Кроме того, там возникают проблемы утилизации золы, которая образуется в размере 10% от объёма сжигания. И есть зола газоочистки II и III класса опасности, её просто так засыпать в дороги нельзя — там тяжёлые металлы. И до сих пор непонятно, как это всё будет утилизироваться.

По его словам, Абрамченко и Новак пока больше «говорят только про деньги», и когда увидели, как это будет финансироваться и сколько денег нужно на эти 25 заводов, то «начали волосы вставать дыбом».

В подготовке материала также уча Ягодкина.