В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

        Интервью с сооснователем холдинга «Нетология-групп» Максимом Спиридоновым о личной траектории развития и критериях образования будущего      

, выпускник актерского факультета Санкт-Петербургской академии театрального искусства, стал сооснователем одного из крупнейших образовательных проектов в России и успешным стартап-менеджером. О том, как помогает актерский талант в бизнесе, почему традиционные ВУЗы катастрофически устарели и какие навыки необходимо развивать современному человеку узнала СEO «Теории и практики» Надя Макова.

Видео дня

.marker { background: #FFE3E0; background: linear-gradient(180deg,rgba(255,255,255,0) 45%, #FFE3E0 55%); }

Максим Спиридонов

Сооснователь и генеральный директор «Нетология-групп» (15 направлений бизнеса, более 2000 сотрудников, более 6 миллионов зарегистрированных пользователей), которую российский дважды включил в список «20 самых дорогих компаний рунета».

Надя Макова

CEO и управляющий партнер проекта «Теории и практики»

— Перед нашей встречей смотрела выпуск про финансы на твоем канале. У меня возник вопрос: YouTube-канал, телеграм-канал — это для тебя соцнагрузка или бизнес? Для души или для промо?

— Мне публичность интересна, это закрывает гештальт театрального образования, и это, безусловно, инструмент продвижения продуктов нашей компании. Начал привычным для себя путем «разведки боем». Первые наивные эксперименты с годами трансформировались в нечто более-менее приличное. Далеко от совершенства, но уже большая эволюция. Метафора, которую я часто использую в общении с моими бизнес-лидерами: утверждение 2×2 = 5 категорически неверно, но если прийти к нему от утверждения 2×2 = 8, это уже значительный прогресс. Вот я примерно где-то там сейчас нахожусь. Моя работа с соцсетями — попытка отрефлексировать то, чем я занимаюсь, поделиться этим, задать вопросы, увидеть ответы — такое философствование вслух.

Второй важный фактор — это HR-бренд. Я веду свои соцсети для текущих и потенциальных сотрудников «Нетология-групп». Создаю широкую воронку, разговаривая с людьми, которые могут со мной калиброваться по ценностям, по представлениям о бизнесе и, если увидят целесообразным, прийти к нам. Прийти более готовыми к работе со мной, в нашей культурной парадигме, с нашими задачами и целями. Это экономит время и деньги на работу по привлечению талантов.

— Твои площадки, кроме просвещения и практических инструментов, дают большому количеству людей вдохновение. «У меня получилось — у вас получится». А кто тебя вдохновляет?

— Вдохновляют меня люди, которые не ведут телеграм-каналы. Величайшие предприниматели прошлого и настоящего: Форд, Джобс и Маск. Я в этом смысле довольно банальный. Не каждый объект вдохновения является источником информации, это разное. Для информации я читаю несколько каналов про инвестиции в широком смысле этого слова, читаю про экономику очень много, мне это интересно. Прохожу курс «История экономической мысли» в .

— Ты легко инвестируешь в стартапы. Что должно быть в проекте, чтобы тебя зацепить?

— Я очень внимательно стараюсь относиться к этому, держать фокус. Для того чтобы меня убедить, необходимо что-то экстраординарное. Необходима невероятно сильная команда и понимание, что я могу эту команду заметно усилить своим предпринимательским и управленческим опытом. Крутая команда и готовый продукт, который на уровне первых экспериментов доказал свою востребованность.

— Как актерское образование помогает в бизнесе? Или мешает?

— Не мешает точно, все-таки оно на достаточно большом расстоянии, покрыто густым слоем новых, других знаний и навыков. Помогает определенно. Прежде всего это умение быть публичным, не бояться выступлений, переговоров, общения с большими командами.

В моей истории первая точка и последняя действительно выглядят странно: от актера и музыканта к руководителю образовательного холдинга и стартап-менеджера

Никакой логики. Но в приближении все очень логично. Я окончил театральный институт, поработал немного на радио диджеем, где начал руководить первой творческой группой как управленец. Параллельно встретил однокурсника, который предложил основать ивент-агентство, что было логично: мы умели делать шоу, мы понимали, как оно строится, и просто начали делать на этом бизнес. Как и многие, предпринимателем я стал «по залету». Начал разбираться в маркетинге, еще не зная этого слова. И как элемент маркетинга возник интернет — я чувствовал, что там можно что-то большое найти, стал пробовать. К 2004 году я навострился в digital-маркетинге и почти 100% заказов шли через интернет, у нас были хорошие заработки, хороший клиентский портфель, но разные взгляды на дальнейшее развитие. В итоге я продал свою долю и уехал в , где жила на тот момент моя мама.

— Как ты стал развиваться в Германии? Как пришел к «Нетологии»?

— У меня были некоторые деньги и необходимость придумать бизнес. И естественным образом в незнакомой стране я пришел к выводу, что надо пробовать развиваться в интернете, где нет географических барьеров. Сделал несколько проектов, существующих до сих пор. В итоге перешел из актеров в предпринимательство вокруг актерства, потом к этому добавился скилл работы с интернетом, и потом просто отключился офлайн и остался только интернет и умение делать веб-сайты, которые приносят деньги. Начал делать сервисы.

«Нетология» изначально не была технологическим бизнесом, я ее такой сделал. Просто стал помогать будущей жене, которая проводила семинары. Задача была максимально быстро это пересобрать во что-то масштабируемое и устойчивое, я возглавил проект и перевел его полностью в онлайн — так началась новейшая история «Нетологии».

— Получается, что хоть ты и не стал работать по специальности, но высшее образование тебе помогло и помогает. В связи с этим вопрос, который я задаю всем героям. В последнее время довольно громко начинают говорить о ненужности высшего образования. Что ты об этом думаешь и почему?

— Я не просто думаю, я действую. Для нас высшее образование последние полгода-год стало практическим вопросом. Мы научились понимать тенденции и веяния рынка труда, его меняющуюся структуру, потребность в специалистах по новой экономике и готовить этих людей «под ключ». Обучать не абстракции, а готовить конкретных специалистов, которые будут получать конкретный оклад в конкретной организации с конкретными перспективами на рынке. Это очень прагматический шаг для обучающегося в апгрейде карьеры. Ну и инвестиция в будущее. Мы подхватываем тех, кто окончил вуз, понял, что этого было либо недостаточно, либо не то, и переобучаем их.

— Такое образование может стать заменой вузов?

— Важно в принципе облегчить этот выбор: идти или нет в вуз. Сейчас этот выбор очень отягощен необходимостью закрыть гештальт с дипломом о высшем образовании государственного образца. Это сидит в головах родителей, это вбивается в головы детей, и так получается, что сейчас барьер — это инерция мышления молодого поколения и их родителей о том, как именно нужно заходить во взрослую жизнь. Это наш главный конкурент…

— Прости, я перебью. Я правильно понимаю, что ты с этим подходом к обязательному высшему не согласен и считаешь, что не так надо входить во взрослую жизнь?

— То, что происходит в моменте с высшим образованием, исключая пару десятков топовых вузов, — это такая взрослая продленка, это буферная зона между детством и профессиональной жизнью, способ пересидеть

Пересидеть время, которое, первое: может быть использовано полезно. Второе: способ пересидеть — это довольно безответственная позиция, которая никуда тебя не двигает. То, что нам кажется контрпродуктивным. Наша задача — сдвинуть эту парадигму в головах людей и объяснить им, что вуз — это буферная зона, что эти 4–5 лет, как правило, тратятся впустую. Здесь есть один важный момент, который ты упоминала, — фундаментальность образования. Мировая художественная культура, история, философия, математика, доказательные науки, которые расширяют картину мира и учат думать. Кажется, действительно, что с этим нужно соприкасаться, другой вопрос — всем ли нужно соприкасаться? В какой форме соприкасаться? Нужно ли это делать буферной зоной, или это можно вести в формате трека просвещения, который сопровождает человека, а не останавливает?

Садись и учи античный театр, Софокла, Аристотеля и Еврипида, и пока не выучишь, дальше не сдвинешься. Это, кажется, устаревший подход к образованию. Образование требует переизобретения. Я недавно в телеграм-канале выкладывал развернутый рассказ о характеристиках образования будущего, каким мы его видим. Но это прежде всего требует пересборки сознания людей — это самый мощный тормоз. Многие современные образовательные деятели не способны создать образование «нового времени», потому что у них тоже велика инерция, порой даже больше, чем у родителей, которые считают, что ребенку нужен диплом. Это нужно преодолевать.

— Можно ли всему обучиться онлайн? Ты считаешь, что любой навык, любую специальность можно получить онлайн?

— Нет.

— А что нельзя?

— Сейчас огромное количество того, что нельзя. Чем проще тема, тем больше она подходит под онлайн. Чем сложнее, тем меньше, потому что там требуется все больше вовлечения.

— Это потому что технологии не дошли — или потому что это в принципе только про живую историю?

— Технологии вторичны. Первична мысль. Всегда первична методика. Сначала надо придумать, как именно использовать технологии, потом их использовать. Уже придуманы достаточно простые инструменты, я это называю «онлайн-образование 1.0», которые, по сути, оцифровывают офлайн. Далее идет переизобретение методик преподавания, поиск решений, которые составят «онлайн-образование 2.0». Аналогия простая: сначала в наборе цифровых офисных приложений возникла буквальная оцифровка офлайна — и из флип-чартов возник PowerPoint, на месте бумажного блокнота возник текстовый редактор. А потом появились CRM или таск-менеджер — «офисные приложения 2.0», которые не существовали в офлайне, они именно digital native, возникли эволюционно. Нечто подобное должно прорасти в образовании.

Мы ожидаем техническую революцию в образовании, революцию, связанную с VR

VR позволяет учить в том числе и хирургии и даже операции проводить удаленно. VR, стабильность и скорость интернета-5G, который точно стабилизируется в течение 20 лет. Вот тогда случится какой-то большой взрыв и образование снова заметно изменится.

— Ты сам несколько раз уже подтвердил, что самое сложное в онлайн-образовании — это мотивация. Есть исследования, подтверждающие, что процент завершения онлайн-курсов — не более 5%. Как у вас с этим? Какими инструментами вы удерживаете мотивацию?

— Не сопровождаемое онлайн-обучение действительно имеет 3–5% завершенности, у нас сопровождаемое обучение, поэтому процент в разы больше — 60–70%. Это радикальное отличие, потому что мы «доталкиваем» до завершения.

— Но оно значительно дороже в себестоимости.

— Это философская позиция: шашечки или ехать? По мне, нужно ехать, а чтобы ехать, нужно добиваться образовательной цели, а чтобы добиваться образовательной цели студента, нужно его сопровождать. Приходится поднимать себестоимость и искать компромиссы. С точки зрения прагматики, как я это объяснил совету директоров, который тоже говорит: «Почему маржинальность у конкурентов такая, а у вас — ниже?» Объясняется очень просто: я верю в то, что вдолгую выиграют те, кто дает действительно законченный результат, кто заботится о студенте. Поскольку у нас очень много в live происходит (что сильно увеличивает себестоимость), это позволяет делать более актуальный, клиентоориентированный и устойчивый продукт, дающий больше завершения.

— Как взрослому человеку определиться с кардинальной сменой карьерной траектории? Допустим, есть бухгалтер 45 лет, его все устраивало, и все было стабильно, но из-за пандемии он попал под сокращение и понял, что нужно что-то новое, востребованное. Как решиться? Как сделать правильный выбор? Куда вообще бежать?

— Первое — пойти на бесплатный курс в новой сфере. Чтобы понять, насколько это твоя — не твоя история, погрузиться. Второе — важно посмотреть, что происходит в экономике в целом. Почему, если ты водитель, твое время ограничено четким промежутком, примерно 15 лет, скорее даже меньше. Или что будет происходить с профессией банковских клерков, с бухгалтерами. У нас это все объясняется коротко, на простых примерах, понятным каждому языком. Далее уже нужно определяться с узким направлением внутри выбранной сферы. В «Нетологии» собраны в формате направлений обучения все столпы современной новой экономики. Мы всегда поможем выбрать. Пробные уроки — это самый простой и понятный шлюз, бесплатный и удобный. Мы уделяем этому очень много сил и времени, чтобы дать как можно большему числу людей представление о новом завтра.

— Какие качества важно развивать сейчас в детях, чтобы обеспечить им некое конкурентное преимущество в будущем?

— Важно укреплять физическое и духовное здоровье. Физическое здоровье — спорт для умения работать в команде, шахматы или го для умения мыслить, для мальчика еще любое единоборство, по возможности не травматичное, для соревновательности. Духовное здоровье создается на уровне хорошей атмосферы в семье, беспричинной любви родителей, стимуляции любопытства во всем, в чем можно. Пусть пробует что хочет. А дальше — мягкие навыки 4К: креативность, командность, коммуникативность и критическое мышление.

Если укрупнять, то умение учиться — главное, что надо развивать в детях

— Если бы нужно было оставить в мире только три книги, которые должен прочитать каждый человек, какие бы ты выбрал?

— «Краткая история почти всего на свете», забавная популярная книжка, рассказывающая очень коротко и популярно историю цивилизации, Вселенной. «Искусство войны» с очень нужными и правильными принципами управления. А из художественного — «Вечность» Кундеры.

— Спасибо большое, до встречи!

Критерии образования будущего по мнению Максима Спиридонова

1. Индивидуальная образовательная траектория

Траектория, построенная с учетом имеющихся знаний, умений, особенностей восприятия, скорости мышления и времени, которое человек способен выделить для обучения в имеющихся жизненных обстоятельствах.

2. Лаконичность и максимальная самодостаточность каждой образовательной итерации

Каждая итерация — это не лекция, вебинар или домашка, это элемент сложного пазла, который хорошо стыкуется со множеством других пазлов образовательной траектории. Например, обучение диджитал-маркетингу. Одно дело — учить диджитал-маркетингу программиста, другое — офлайн-маркетолога. Это принципиально разные траектории, потому что программисту необходимо про фундаментальный маркетинг рассказать, а офлайн-маркетолог прекрасно знает основы, ему нужно просто рассказать про цифровые инструменты. Лаконичность траектории крайне важна, потому что все спешат, мы все учимся на бегу, на ходу. Есть конкретная рекомендация — это 8–10 минут на одну образовательную итерацию. Причем она должна быть не просто краткой, но законченной.

3. Эмоциональность, интерактивность

Учиться больно, учиться люди не любят, и необходимо эмоциональное вторжение в учащегося. Включение не только рационального, но и надрационального и подрационального: это добавляет эффективности обучению.

4. Управление мотивацией учащегося

Оно может выражаться в интерактивности образовательного процесса, в выдаче обратной связи, в помощи в проявлении личностных сложностей, в социализации внутри образовательной группы. Главная проблема в обучении всегда была в неспособности учащегося удерживать мотивацию на пути к образовательной цели. Поэтому очень важно ее квалифицировать, бросать вызов, мотивировать. Коучинговые практики должны присутствовать в образовании будущего.

5. Кроссплатформенность

Все еще по инерции онлайн-образование ориентируется на десктоп, в то время как весь мир уже в мобилке, в маленьком экране. Мы у себя проводим сейчас продуктовую перестройку: Mobile first, который в социальных сетях как тренд возник еще лет 8–10 назад, мы двигаем в образовании.