В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

«Быть чиновником – это не трудность, это задачи»

«Я должен сделать самый крутой образовательный бизнес-центр за пределами »
«Быть чиновником – это не трудность, это задачи»
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"
Руслан Алексеевич, насколько ожидаемым было для вас назначение на должность директора института в ? Как проходила процедура выбора, какие требования предъявлялись к кандидатуре?
— Это было неожиданно, на меня напрямую вышла Москва. Со мной связалось управление по развитию региональной сети, директор по персоналу, мы прошли собеседование по скайпу. Их удовлетворили ответы на вопросы, которые они задавали. Я рассказал, что удалось сделать за последние несколько лет по своему направлению в УрГЭУ, и через несколько недель меня пригласили в Москву на собеседование. У них были четкие вопросы по поводу того, как развивать науку в любом вузе, что делать с образованием, что делать с бизнес-обучением, насколько меняется роль молодежи и что с ней делать, настоящие ли я статьи пишу и как мне удалось написать столько статей в таком возрасте (около 200 – Прим. ред.). На все вопросы они получили четкие ответы.
Мне задали вопрос: какую цель вы преследуете? Я ответил, что хочу возглавить институт вуза в регионе и сделать из него лучший филиал. Рассказал, что было бы интересно возглавить новосибирский филиал (его оканчивал мой отец, в семь лет я был у него в гостях на учебе), либо в Питере, поскольку там очень развитый филиал, либо на Урале, поскольку я сейчас здесь живу и знаю много людей: бизнес, органы госвласти. Через какое-то время со мной связались и сообщили, что запустили процесс, и 26 ноября я вышел на работу.
Чем вы планируете заняться в первую очередь на новом месте?
— У меня есть понимание, в каком направлении нужно двигаться. Общаемся с коллективом, я смотрю на него, оцениваю видение людей. В моем понимании, мы должны стать научно-консалтинговым центром не только для органов госвласти, но и для бизнеса: наши ученые должны помогать, консультировать, выступать. За рубежом есть такое понятие think-tank – «мозговой центр», который помогает принимать решение. Именно это видение института обрисовал на встрече попечительского совета полпред в УрФО . Его мы и планируем воплотить.
С точки зрения международной работы мы хотим стать реально международным вузом. То есть в целом РАНХиГС уже является таким, и это самый крупный вуз в : в РАНХиГС более 100 тысяч студентов, сеть насчитывает 54 филиала, и они активно сотрудничают с международным научным сообществом. На Урале мы будем делать то же самое. Сейчас в нашем филиале обучается 21 иностранный студент, а задача сделать к 2025 году, чтобы у нас обучалось 400 иностранных студентов. И чтобы география стран, из которых приехали к нам студенты, была максимально разнообразна. И это необходимо не для повышения количестваиностранных студентов, а для расширения культурного разнообразия обучаемых, что не может не улучшить качество образовательного процесса.
Сегодня уральский филиал считается одним из лучших в России. На ваш взгляд, каким образом сегодня должна идти подготовка госслужащих?
— Подготовка должна идти четко, конкретно, с применением правильно подобранных образовательных технологий и самое главное – она должна преследовать целевой эффект. Все должно работать вкупе: наука, образование, мероприятия в стенах вуза. Но обучение должно идти не ради обучения. Важно, чтобы к нам приходили абитуриенты за получением любимой профессии, а на выходе они в статусе выпускников одного из лучших филиалов РАНХиГС трудоустраивались в конкретное место. Мы фактически готовы делать целевое обучение, но не традиционное, когда предприятие или орган власти платит за студента, а содержательное. Оно подразумевает поиск будущих студентов со школы. Мы можем курировать их развитие, уже с первого курса погружать в специфику того органа госвласти, где они могут и хотят работать.
Я постоянно встречась с представителями различных органов власти и предлагаю уже с первого курса и даже раньше, на стадии абитуриентов, работать вместе над обучением молодых людей, чтобы на выходе заказчик получал сотрудников с необходимыми компетенциями. С точки зрения дополнительного профессионального образования у нас очень мощный центр дополнительного профессионального обучения, за последний год им были реализованы такие мощные проекты, как «Инвестокоманды», «Цифровая трансформация», «Команды Урала» и другие. Этого будет еще больше, еще лучше и эффективнее. Это ключевой вектор развития дополнительного профессионального образования, который закладывается в наше целеполагание полпредом, органами власти, муниципалитетами, средой. Второй вектор образования – бизнес-образование. В бизнесе есть крутые идеи, мы их можем брать, воплощать у нас. Онлайн никто не отменял в образовании. Несмотря на большую филиальную сеть, мы бы хотели стать тем вузом, который будет учить людей не только в Свердловской области, но и на прилегающих территориях. Мы можем и должны выйти в каждый район, познакомиться с каждым главой в регионе, пообщаться с представителями соседних субъектов, создать систему онлайн-ДПО, чтобы люди могли дистанционно, откуда-то с севера, из Якутии, например, обращаться к нам за помощью, чтобы мы выдавали им качественное образование. Уже есть договоренности с бизнесом, с нашими партнерами: они будут предоставлять нам свою платформу, которую уже используют для обучения своих сотрудников в разных странах мира. Бизнес готов сотрудничать с РАНХиГС, и мы готовы идти ему навстречу. В чем хорош бизнес? Бизнес воспринимает обучение как часть производственного процесса, который определяет эффективность и результативность. Это обучение не ради обучения, не ради корочки, это как покупка компьютера, который потом позволит зарабатывать на этом деньги.
Что касается органов власти, то они работают не ради бизнеса, они работают ради социального капитала нашей страны. Можно создать свою уникальную систему оценки обучения представителей органов госвласти, когда мы оцениваем не количеством дипломов или количеством обученных людей, а приростом того социального капитала, который у нас есть в регионе, – это стабильность, удовлетворенность, безопасность населения и прочие аспекты.
«Будем учить чиновников правильно высказываться»
Кто такой идеальный госслужащий в вашем понимании и сколько ваших выпускников идет на госслужбу?
— У нас в этом году выпустились 600 человек, всего у нас обучается около 2,5 тысячи человек, это если брать высшее образование. Также у нас постоянно повышают квалификацию представители органов власти. Существует оценка эффективности и результативности вузов, куда мы тоже входим, там предусмотрен норматив – 75 % выпускников должны трудоустраиваться, мы этот норматив проходим. Мы активизируемся в этом направлении: показатели трудоустройства по специальности нужно увеличивать, поскольку это дилемма всего образования, которая готовит людей под свои взгляды, а нужно готовить под взгляды рынка. Нужно смотреть атлас новых профессий, те 186 профессий, которые появятся через 10 лет, а из них там 56 исчезнут, и это мы тоже должны учитывать.
Мы должны активно взаимодействовать с органами власти, которые должны говорить, что им нужно. Цифровая трансформация важна, бизнес уже давно в цифре, органы власти тоже в эту тему заходят. Например, реализуемый в вузах проект 5/100. Мы его также активно поддерживаем, проект CDO в органах власти, а также ДПО, магистратура, мы будем учить работать с IT-технологиями. Если для бизнеса важно IT, то для власти важна стабильная безопасность, тот самый социальный капитал, который должен прирастать.
В чем трудность быть чиновником, по вашему мнению? На ваш взгляд, какими основными качествами должны обладать современные чиновники и чего им не хватает?
— Быть чиновником – это не трудность, это задачи. Люди вкладывают силы в улучшение жизни вокруг, но как это воспринимается со стороны населения? Здесь нужно двигаться в сторону трансформации этого восприятия. Важно чтобы люди понимали, что чиновник – человек, который вовлечен и заинтересован, он активен и делает что-то для улучшения жизни. Конечно, сидя в кабинете, вряд ли можно поменять и трансформировать представление – надо активно работать. Например, я поеду на заседание Совета по молодежной политике, которое будет вести Николай Николаевич Цуканов, он проводит его не в кабинете, а на площадке «СКБ-Контура», то есть в месте, где создаются ценности для региона.
В последнее время чиновники часто попадают в неловкие ситуации и даже скандалы из-за нелепых и неуместных высказываний. Может быть, стоит учить правильной риторике в вузе? Готовят ли студентов как-то к таким ситуациям?
— Будем учить правильно высказываться. В высшей партийной школе были специализированные курсы, на которых представителей партаппарата учили правильно выступать. Для этого была специально оборудованная аудитория. Мы будем эту деятельность инициировать, готовим вау-программу для представителей органов власти, будем помогать им взаимодействовать со СМИ, бороться с информационными нападками, выходить победителями из любых ситуаций.Есть много практиков, которые умеют работать с аудиторией очно и онлайн. Сейчас очень много молодежи сидит онлайн и в соцсетях, значит, чиновник должен уметь работать в соцсетях, потому что его читают и воспринимают там. Он должен сам вести соцсети или его помощник, и этим нужно заниматься эффективно. У меня в Facebook больше 2 тысяч подписчиков и друзей, я каждый день выкладываю новости, заметки, мысли о планах и мечтах. Если вы посмотрите на наш сайт, вы увидите новости, с кем я встречаюсь, какие мероприятия проходят в вузе, и это направление будет только развиваться. Все должны видеть, что мы не закрытая структура, которая работает сама на себя, мы открыты миру и открыты для сотрудничества с другими вузами, для школьников, бизнеса.
Кого из современных чиновников (может быть, федерального уровня) вы могли бы выделить как эталон, образец?
— Мне сложно судить. Я вижу пример , который ранее возглавлял , пришел в и реализует те начинания, которые не могут не восхищать с точки зрения «Лидеров» и других проектов, которые сейчас у всех на слуху. Есть пример , который возглавляет , пришел в финансовую организацию – «неповоротливого слона» и «заставил его танцевать». У них свой стиль, очень конкретный, специфический, но это люди, которые добиваются результатов. Не скажу, что это идеал, но это некий образ, к которому нужно стремиться. Идеал ведь недостижим, поэтому и идеал.
Кстати о Грефе... Он недавно выступал перед студентами в РАНХиГС. Полагаю, что это норма в вашем институте? Кого хотели бы пригласить?
— Греф в Москве был. В Екатеринбург тоже будем приглашать разных людей. Есть наш, уральский опыт, когда руководитель крупной сети организовал для своих сотрудников обучение от – специалиста по маркетингу, который для 400 людей провел восьми часовое занятие на тему клиентоориентированности. Андрей – пример руководителя, который старается развивать не только персонал, но и среду, он пригласил партнеров, которые бесплатно прослушали очень крутое обучение. Я тоже там был, слушал и восторгался от того, что клиентоориентированность – это то, что нужно и востребовано. Например, внутренняя клиентоориентированность студентов, которые жалобу воспринимают не как что-то негативное, а как повод измениться, стать лучше. Клиентоориентированность преподавателя, который не читает лекцию ради лекции, а старается вовлечь аудиторию в интерактивность. Я не говорю, что этого не было, это есть, и мы будем это взращивать. Есть старая пословица: «Прежде чем дать милостыню, ее нужно согреть в ладонях». Я для себя сформулировал подобную мысль по-другому: «Ценности – вот что нужно греть в ладонях». Они есть, о них нужно постоянно заботиться, мы их будем греть и помогать людям реализовывать правильные вещи для рынка, для нас.
«Если бы ЛГБТ-скандал случился здесь, то он случился бы по-другому»
Ранее вы возглавляли кафедру экономики и труда в УрГЭУ. Как там восприняли ваш уход?
— Всегда, когда уходишь, что-то теряешь, но потом понимаешь, что эту потерю все равно нужно заполнять чем-то другим. Сложно судить, как мои бывшие коллеги восприняли мой уход, нужно спросить их. Но я могу сказать, что я испытывал. Я испытывал горечь от того, что эти студенты, в которых я вложил очень много, они будут учиться без моего участия,преподаватели, с которыми мы также сделали много проектов, будут работать уже без меня. СЯковом Петровичем [Силиным] мы сохраняем партнерские и дружеские отношения. Мы будем перенимать их опыт, они где-то наш, будем развивать систему высшего образования вместе – они свою часть, мы свою.
Этой осенью УрГЭУ прославился на всю страну из-за ЛГБТ-скандала со студентом... Как вы оцениваете всю ситуацию, которая произошла?
— Мне сложно судить о ситуации. Это было управленческое решение ректора УрГЭУ. Нет смысла комментировать то, что было, нужно сделать выводы, чтобы быть готовым к подобному происшествию. Вы ведь понимаете, что если бы подобная ситуация случилась здесь, то она случилась бы по-другому, в иных формах и реакциях. Считаю, что должны быть какие-то стандарты, упорядоченность и правильные реакции на действия на уровне вуза, регулятора. Конечно, есть личная жизнь и есть цели, которые преследует вуз, здесь во главе – вопрос компромиссов, что и как.
Как вы считаете, а нужно ли вообще проводить мониторинг социальных сетей учащихся? Следить за ними? Приносят ли такие меры какие-то эффективные результаты?
— Нужно в первую очередь делать что-то примером. Если мы покажем пример правильного поведения через воспитательную работу, через активизацию творчества не только онлайн, но и офлайн среди учеников, то мы добьемся результата. Тогда и контроль не понадобится.
С каким девизом вы идете по жизни?
— Свой девиз я формулирую так: делать каждый день что-то, чтобы этот мир был чуточку лучше. А так пока что девиз: Уральский филиал РАНХиГС – лучший филиал в стране, просто подождите немного, чтобы в этом убедиться.
Фото: ФедералПресс /