Ещё

Михаил Котюков: правильно отделять хорошую науку от не очень хорошей 

Михаил Котюков: правильно отделять хорошую науку от не очень хорошей
Фото: ТАСС
Восточный экономический форум не обходится без обсуждения актуальных мировых научных проблем. В этом году на форуме работала большая делегация российских и зарубежных представителей научной общественности. О том, что сегодня интересует отечественных ученых, как развивается национальный проект «Наука» и является ли ситуация вокруг драматичной рассказал в интервью ТАСС на ВЭФ министр науки и высшего образования .
— Михаил Михайлович, министерство вынесло на обсуждение приказ, вносящий изменения в систему оценки эффективности вузов. Каких результатов вы ждете от этих новшеств?
— Да, проект приказа представлен для общественного обсуждения, и мы видим возможности для его серьезного развития. Проект приказа не отменяет действующие механизмы оценки деятельности учреждений высшего образования, а наоборот, расширяет линейку инструментов их оценки. Кроме того, документ устанавливает единые показатели эффектности для всей подведомственной сети, в том числе с учетом ранее установленных минимальных границ показателей в рамках мониторинга системы высшего образования. Обсуждение завершится, мы внимательно проанализируем все поступившие предложения. Нам необходимо добиться, чтобы целевые фокусы в разных методиках оценки совпадали.
— Год назад вы говорили, что планируете создать систему оценки эффективности ректоров вузов. Удовлетворены ли вы тем, как идет обновление ректорского состава?
— Этой задаче мы в министерстве уделяем особое внимание. Регулярно проводим аттестационные комиссии, рассматриваем кандидатуры будущих ректоров, которые формируют кадровый резерв вузов. Мы запускаем образовательную программу для кадрового резерва руководителей научных и образовательных организаций. Буквально в сентябре стартуем.
Ориентироваться будем не только на ректоров, но и на управленческие команды университетов. Ректор в одиночку мало что может сделать, если нет вокруг команды единомышленников. С другой стороны, что должно быть в центре внимания в университете? Конечно же, студент — его запросы, интересы ожидания. В центре внимания должны быть те образовательные программы, которые базируются на научных заделах, лучших практиках, на самых передовых образовательных технологиях. Мы очень рассчитываем, что административные команды вузов будут формировать именно такую систему управления, при которой профессорско-преподавательский состав продолжит стабильно развивать свои практики. Внутри университета нужно выстроить эффективную, оптимальную систему взаимоотношений научного, образовательного направлений и присутствия компаний-партнеров как в образовательных, так и в исследовательских программах. На этом мы делаем акцент, и так или иначе это отражается в различных методиках.
— Недавно вице-премьер обратился к  с предложением рассмотреть возможность перевода пострадавших в  студентов-платников на бюджет. Министерство приступило к решению этой задачи?
— Мы это предложение детально прорабатываем. Конечно же, в первую очередь руководствуемся законодательством. Но есть еще одна составляющая. Университеты могут уже сегодня предоставлять различные формы скидок для обучающихся на платных программах. Поэтому весь арсенал наших инструментов мы задействуем, чтобы оказать необходимую поддержку.
Сразу могу сказать, что еще в августе мы приняли решение и рекомендовали университетам, причем не только тем, что в  работают, а более широкому спектру вузов, продлить сроки приема документов у ребят из этих районов. Потому что по объективным причинам могли возникнуть сложности при поступлении.
— Вы недавно предложили расширить московский проект «Академический класс», которые идет с 2015 года, на регионы . На Дальнем Востоке его рассматриваете?
— Сегодня подобного качества проекты реализуются не только в . Такие примеры есть в Сибири, на Урале, в разных городах. У столицы есть партнерство с различными городами, масштаб московского проекта, его охват, конечно же, выше. Департамент образования города Москва предложил использовать свои возможности, и в этом смысле нам нужно именно масштабировать те лучшие практики, которые мы сегодня наработали. Для нас важно, чтобы как можно раньше школьники получали возможность профессиональной ориентации, выбора будущей специальности, того направления, которое будет определять их карьерную траекторию. Школьников мы как можно раньше приглашаем в научный институт, показываем, как делается наука. Московский проект позволил достаточно быстро получить серьезный охват, вовлеченность как школьников, так и сотрудников наших институтов. Фактически московскую модель мы будем предлагать везде. Если сегодня мы говорим о том, что нужно повысить качество высшего образования, то без повышения качества школьного образования этого не добиться.
Поэтому здесь — во Владивостоке и на Сахалине — мы говорили о том, что университет должен на своей площадке активно интегрировать в том числе и школьных учителей и приглашать школьников на различные программы. Одно из направлений развития на Дальнем Востоке — это формирование так называемых специализированных учебно-научных центров (СУНЦ). Сегодня мы отобрали четыре программы в Новосибирске, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и Москве. Задача — минимум вдвое расширить этот проект. И у Дальнего Востока есть все предпосылки к тому, чтобы такой проект сделать. В ходе ВЭФ с руководством Дальневосточного федерального университета провели специальное совещание по этому вопросу. Это та самая ранняя профориентация и подготовка школьников к решению будущих исследовательских задач, которая нам очень нужна.
— Как вы относитесь к идее создать в рамках национального проекта «Наука» в одном из российских регионов пятый математический центр мирового уровня, который будет заниматься прикладными работами, в том числе в области искусственного интеллекта и робототехники?
— Совет по государственной поддержке создания и развития математических центров мирового уровня ранее выбрал четырех победителей конкурсного отбора по созданию таких центров: Математический институт им. В. А. Стеклова РАН (Москва), Санкт-Петербургский международный математический институт им. Леонарда Эйлера, Московский центр фундаментальной и прикладной математики, а также Математический центр в Академгородке (Новосибирская область). Но мы на совете, выслушав все девять предложений, пришли к выводу, что, хотя отбираем четыре, все остальные заявки тоже достаточно интересны. Поэтому мы будем работать с каждой организацией, которая вышла с такой инициативой. Уверен, найдем форму поддержки этих идей. Для этого, может быть, не нужно лишний раз статус присваивать. Тем не менее если говорить про пятый математический центр, то национальным проектом «Наука» предполагается, что мы сформируем 16 научных центров мирового уровня. Определено, что не менее четырех — в математике, не менее трех — в генетических исследованиях. И еще примерно девять по различным приоритетным направлениям. В принципе, по математике может быть больше, чем четыре. Как меня учили в Академии наук, неправильно делить науку на фундаментальную и прикладную — правильно отделять хорошую науку от не очень хорошей. Любой научный результат рано или поздно найдет свое практическое приложение и применение. Поэтому важно, чтобы центр мирового уровня был действительно таковым не только по названию, но чтобы в научном мире возможность приехать в этот центр воспринималась как позитивная новость.
— Что вы думаете по поводу ситуации вокруг ВАК? Насколько известно, авторы исковых заявлений в Верховный суд РФ, которые требовали признать состав Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Минобрнауки РФ нелегитимным, ранее получали разъяснения на свои претензии, им были даны ответы о том, что ВАК сформирована в соответствии с действующим законодательством. Почему такая ситуация вокруг комиссии все же сложилась? Что будет предпринимать министерство в этой ситуации?
— Я бы все-таки не стал драматизировать ситуацию, говорить о том, что там есть какой-то глобальный конфликт. Есть, собственно, один предметный вопрос, который должен получить окончательную правовую оценку. Не все согласны с тем правовым заключением, которое было подготовлено, кстати, квалифицированными структурами при обосновании соответствующего решения правительства о составе Высшей аттестационной комиссии. Но, насколько я знаю, исковые заявления, которые были подготовлены, суд не принял. Все-таки правовая экспертиза проводилась достаточно обстоятельная при формировании этого состава. И мы в этом смысле считаем, что все решения по ВАК приняты в рамках правового поля.
— Вы ранее не исключали, что будущий Менделеевский съезд может пройти в Дальневосточном федеральном округе (ДФО). Речь идет о 2020 годе или других? Когда будет принято решение о проведении съезда в ДФО?
— Один из следующих может быть в ДФО. Для этого необходимо организовать диалог, определить предметное направление — почему именно здесь. Исходя из научных школ, которые работают на Дальнем Востоке, исходя из перспективных направлений развития химии, ДФО может стать вполне обоснованной площадкой для проведения одного из следующих мероприятий. Кстати, думаю, мы сможем найти поддержку и на международном уровне, проводя съезд именно на Дальнем Востоке, ориентированным прежде всего на страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).
— Как развивается международное сотрудничество министерства? В прошедшие годы были подписаны соглашения с различными иностранными партнерами. Мы с вами на Дальнем Востоке сейчас, со странами АТР как идут контакты?
— Диалог идет достаточно интенсивный. Я могу сказать, что 2019 год у нас юбилейный в плане взаимоотношений с Китайской Народной Республикой — 70 лет установления дипломатических отношений. Поэтому очень большая программа сотрудничества: образовательные программы должны увеличиться до 100 тыс. человек. Сегодня уже более 85 тыс., и эта динамика ежегодно нарастает. Мы имеем уже сегодня более 70 соглашений о взаимном признании образования между разными государствами. В общем, база достаточно мощная. Планируем развивать и научную инфраструктуру, я имею в виду те же проекты мегасайенс.
— Будут ли китайские партнеры участниками в синхротроне на острове Русский?
— Обязательно. Это очень важно. На Дальнем Востоке мы создаем инфраструктуру, в том числе для того, чтобы инициировать и новые международные исследовательские программы. Более того, мы приглашаем сегодня наших партнеров стать участниками создания этой инфраструктуры. Те экспериментальные установки, станции, которые будут работать, могут быть частью наших международных научно-технических программ. Повторюсь, мы очень серьезное внимание уделяем сотрудничеству с Китайской Народной Республикой. Но также и с другими международными партнерами по различным направлениям.
— Вы удовлетворены тем, как идет реализация национального проекта «Наука»? Календарный год подходит к концу, что удалось сделать самого важно по нацпроекту?
— Могу сказать, что темп, динамика, которую мы смогли сейчас обеспечить, позволяет нам рассчитывать на успешную реализацию первого года нацпроекта. Научно-образовательные центры отобраны, программы мы обсудили, движение там началось. По центрам мирового уровня в математике совет решение принял, по генетическим направлениям в ближайшее время совет рассмотрит те заявки, которые есть, там тоже конкурс высокий. Восемь организаций допущено, в том числе консорциумы, для того чтобы мы могли отобрать не меньше трех центров.
Очень важное решение принято по специальным учебно-научным центрам при наших ведущих университетах. Уже с этого учебного года фактически все содержание — образовательное и проживание — государство берет на себя. То есть родителям больше не нужно вносить плату за то, чтобы дети там находились. Это важная составляющая.
Мы приступили к обновлению приборной базы. 111 научных организаций, которые имеют статус ведущих, уже сейчас получили финансирование, которое позволит им серьезно обновить парк научного оборудования.
Мы запустили программу поддержки аспирантов. 1,5 тыс. грантов Российский фонд фундаментальных исследований будет предоставлять в самое ближайшее время. Подготовлены изменения в законодательную регламентацию деятельности аспирантуры, где существенно будет повышено внимание к подготовке квалификационной работы, к собственно выходу на защиту, к наращиванию исследовательских компетенций у того, кто обучается в аспирантуре.
Российский научный фонд поддержал практически 500 грантов, которые были инициированы молодыми учеными. Министерство в рамках своих возможностей обеспечило создание около 300 новых лабораторий в научных организациях. Не так просто создавать уникальные установки. Тем не менее мы провели соответствующий диалог и по строительству новых научно-исследовательских судов, и по созданию установок класса мегасайенс. И уже сегодня определили те технологические направления, в которых мы должны двигаться, и те предметные фокусы, которые нам необходимо реализовать при создании научной инфраструктуры.
Беседовал Андрей Резниченко
Реконструкция первого этажа стала адом для жителей дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео