Ещё

Родной язык. Как сохранить национальную идентичность 

Родной язык. Как сохранить национальную идентичность
Фото: Mirmol.ru
«Если завтра мой язык исчезнет, то я готов сегодня умереть», эти строки стихотворения известны каждому дагестанцу, а проблема сохранения материнского языка стоит все острее.
В республике нет «дагестанского языка», в Стране гор свыше тридцати народностей, многие из которых малочисленны, так что задача по борьбе за родной язык не так проста.
 — самая многонациональная республика в .
Местные коренные народы говорят на 31 языке — 13 из которых имеют статус письменных, 18 — бесписьменных. Согласно Конституции РД, в республике 14 государственных языков: русский, аварский, агульский, азербайджанский, даргинский, кумыкский, лакский, лезгинский, ногайский, рутульский, табасаранский, татский (язык горских евреев), цахурский и чеченский.
Когда-то языком-переводчиком был кумыкский, документы записывались арабской вязью, затем — аджам (письменность на основе арабского алфавита). Теперь связующей нитью выступает русский язык, республика попала в «ловушку» этнического разнообразия. Документооборот, обучение да просто беседы ведутся на «великом и могучем».
«Когда на языке перестают говорить, он исчезает», — говорили древние. Мир переменился, язык может считаться официальным, если на нем не просто говорят, но и ведется документооборот, проводятся собрания, конференции. Главный научный сотрудник отдела грамматических исследований Института языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра РАН, доктор филологических наук, профессор , отмечает, что повсеместное использование русского языка привело к существенному сокращению сферы функционирования дагестанских языков.
Порой даже в высокогорном селе заседание проводится не родном языке, а на русском. Люди боятся бумажной волокиты, недопонимания, перепроверок. Проще все записать на русском, чем объяснять, переписывать.
По мнению ученого, в республике необходим закон о языках народов Дагестана, который бы регламентировал языковую политику.
Но проблема не только в бюрократизме, но и в нецелесообразности изучения родного. Говорить на родном можно только в кругу родных, нередко на изъясняющихся на своем языке в обществе косо поглядывают — неприлично, видите ли.
Ни в обществе, ни в семье не прививается трепетное отношение к родному языку. Несколько часов изучения языка в школе мало что даст, считает ученый, тем более учитывая невысокий уровень квалификации педагогов.
Общество разделилось на два лагеря: кто винит во всем школу, а кто-то видит источник бед в отсутствии языковой среды.
В июле прошлого года приняла закон об изучении родных языков, согласно которому школьники в регионах теперь могут выбирать, какой язык считать родным, и, соответственно, отказываться от изучения своего национального языка.
«Крупные этносы Дагестана проживут еще лет 50, после чего они перейдут в разряд мертвых, а бесписьменные языки исчезнут через 20-30 лет», — прогнозируют исследователи.
Ученый считает, что сохранить язык сможет только сохранение этнических, родовых сел.
«Город — это кладбище для родных языков», — резюмирует исследователь.
В Дагестане множество национальностей, межнациональные браки не редкость, казалось бы, здесь только радоваться: можно знать сразу несколько языков, но на деле дети-билингвы чаще всего не знают толком ни одного языка.
«Моя мама кумычка, а отец лакец. В школе я посещала уроки кумыкского языка, затем, в колледже решила изучить лакский. Все что я знаю на лакском — стихотворение «Лакку Маз». С кумыкским все обстояло проще — на нем говорила бабушка, благо я его хотя бы понимаю», — делится своей историей Айшат.
Значит, проблема не только в недостаточном финансировании, но и в отношении горцев? «Глупо надеяться, что законопроекты помогут сохранить родной язык, будут выделяться средства на закупку учебников, будут преподаваться языки, но если дома ребенок будет слышать только русскую речь, то все впустую», — считает учитель родных языков Аминат. Образовательные учреждения республики должны выработать некую систему, привлечь ученых— лингвистов и практиков к созданию единой программы по сохранению языков.
Директор Центра изучения родных языков Марина Гасанова отмечает, что если язык будет осознаваться не просто как предмет изучения, а как маркер идентичности, то проблема сохранения языков отпадет. «Изменение ситуации, на мой взгляд, возможно за счет расширения условий функционирования родных языков, повышения их статуса. Это издание литературы на родных языках, поддержка СМИ на родных языках, создание необходимых и благоприятных условий для обучения и изучения родного языка», — считает ученый. За период работы центра изданы «Русско-агульский и агульско-русский словарь», «Современный агульский язык», «Арчинский фольклорный материал», «Словарь кумыкский пословиц и поговорок», «Каратинские сказки», «Табасаранские пословицы и поговорки» и «Говорим по-табасарански».
Издан кубачинско-русский словарь, включающий семь тысяч слов кубачинского языка. Работу над словарем много лет вели главный научный сотрудник Института языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра РАН, доктора наук Амирбек Магомедов и учитель кубачинской средней школы, автор кубачинского букваря Набигулла Саидов.
В национальной библиотеке открыты курсы лакского языка, многие дагестанцы, не владеющие родным языком могут изучить язык на курсах. В группах социальных сетей можно найти друзей по духу «языку».
Проводятся диктанты по родным языкам. Недавно по всей стране прошел диктант на аварском языке. Проводятся интеллектуальные игры на родных языках «Что? Где? Когда?»
Сохранить язык возможно, главное, не останавливаться, не искать виноватых, а начать говорить на родном языке хотя бы у себя дома.
Видео дня. Лахова пожаловалась Путину на радужные бренды и требует их запретить
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео