Ещё

Учителя пошли по миру. Педагоги просят депутатов оказать спонсорскую помощь на спасение школы 

Фото: Свободные новости
Как сказано в открытом письме, адресованном парламентариям, за 35 лет существования здание учебного заведения ни разу капитально не ремонтировалось. Изношена отопительная система, в негодность пришли оконные рамы и двери, протекает крыша. По словам учителей, из-за холода «приходится сокращать уроки, а нередко и отменять их вовсе, снег и ветер проникают в помещение».
Авторы обращения просят депутатов оказать «спонсорскую помощь в сумме, которую сочтете для себя допустимой». Как отмечают педагоги, это единственная возможность «улучшить напряженную ситуацию», ведь в поселке не осталось «крупных и успешно действующих хозяйствующих субъектов».
Воспоминания о золотом веке
Дорога от саратовской трассы до Екатериновки покрыта ямами, последние десять километров от райцентра до Прудового по-настоящему незабываемы. На обочине ржавеет погнутый остановочный павильон. Как рассказывают местные, раньше автобусы до поселка ходили три-четыре раза в день. Сейчас остался один рейс в неделю.
Фото Матвей Фляжников
За пышными зарослями едва виден зеленый пруд. Вокруг поселка их пять, отсюда и название. В 19 веке здесь находилась усадьба помещика Федора Столыпина с большим парком, сосновой аллеей и лебедями. После революции владелец уехал в Москву. Деревню переименовали в Коммуну. В местном совхозе выращивали табак, потом свиней, в 1960-е годы предприятие стало птицеводческим.
На въезде в поселок стоят длинные ангары из бетонных плит и двухэтажка с выцветшей вывеской «Дом птицевода». Два года назад работники птицефабрики (от советских 400рабочих мест осталось около трех десятков) писали в прокуратуру и редакции саратовских СМИ жалобы на многомесячные задержки зарплаты.
Фото Матвей Фляжников
По сельским улицам разбросаны осколки социалки, когда-то содержавшейся мощным совхозом. Сельский клуб находится в одноэтажном бараке 1967 года постройки. Судя по табличке на углу здания, здесь же квартирует поселковая администрация. За клубом щиплет траву привязанный к колышку теленок. Дощатая избушка слева — сельская библиотека. Фасад аккуратно побелен, рамы выкрашены в голубой цвет.
Школьное здание сложено из красного кирпича. Видно, что в середине 1980-х оно строилось с шиком. Учитель обществознания Людмила Бирюкова, чья мать была первым директором, вспоминает, что совхоз «никаких денег не жалел для школы».
«Здесь был опытно-сортовой участок. Учителя биологии сеяли разные зерновые для изучения детьми. На этом месте были сооружения гражданской обороны. Потом их засыпали — вроде неактуально стало. В углу, у забора действовала географическая площадка: ветряк, термометр, простейшие метеорологические приборы», — Людмила Николаевна шагает по мокрому от дождя бурьяну в пришкольном сквере. Гараж с учебной сельхозтехникой, огород, свинарник, теплица, погреб, тир остались только в воспоминаниях.
Фото Матвей Фляжников
Ползучая трава с желтыми цветочками покрывает площадку перед крыльцом. Под растительностью почти не виден асфальт. Когда-то здесь маршировали и занимались физкультурой.
«Мы стараемся поддерживать территорию в порядке, окашиваем. Подкрашиваем-подмазываем здание. Прилагаем все усилия, чтобы школа была. Но мы не всесильны», — разводит руками Людмила Николаевна.
Пирожки с сюрпризами
Не хуже сказочного кума Тыквы, помнившего историю каждого кирпича в своем домике, местные учителя отмечают элементы здания, подаренные спонсорами. Две металлические двери поставила местная птицефабрика. Два пластиковых окна — депутат областной думы Александр Санинский.
«Когда он баллотировался, приехал на встречу в клуб. Мы, учителя, спросили: а слабо вам два окошка школе подарить? Он ответил: не слабо! И ведь правду сказал!» — смеется Людмила Николаевна.
Правда, второе обращение к депутату, уже получившему мандат, оказалось не настолько успешным. «19 января, на Крещение, наши старшеклассники из актива школьного самоуправления поехали к нему на прием. Напекли пирожков с сюрпризами, чтобы желания исполнялись. Попросили звуковую аппаратуру для школьных праздников. Санинский пообещал колонки, нынешний начальник управления образования Николай Сизов — микрофон. Те ребята уже 11-й класс закончили, а колонок с микрофоном у школы еще нет».
Людмила Николаевна. Фото Матвей Фляжников
Косметический ремонт внутри здания делают сами педагоги. «Вот наш спортзал. Расскажи, Татьяна Александровна, как ты сама его красишь», — обращаются коллеги к учительнице физкультуры. «Да уж два года не подновляла, краски не выдают», — отмахивается Сеина. Рассказывает, как удачно купила волейбольную сетку — всего за 800 рублей вместо обычных 1500-2000 (покупала, естественно, за свои). «Татьяна Александровна на своей машине возит ребят на соревнования», — рассказывают коллеги. Физрук только плечами пожимает: «У нас все учителя так делают».
Татьяна Александровна. Фото Матвей Фляжников
Сеина занимается со школьниками легкой атлетикой, волейболом, стритболом, шахматами, шашками. Для детей все секции бесплатны. Пожалуй, единственное, что сельскому физруку не под силу — переложить полы (в углах зала доски прогибаются под ногами) и заменить систему отопления. Зимой в спортзале температура ниже 18 градусов. Как говорит учительница, «хорошо, что мы всё время в движении».
Несколько лет в российских школах действует программа по ремонту спортзалов и закупке инвентаря. Но, как объяснили поселковым учителям в районном управлении образования, участвовать в проекте могут школы, в которых учатся не менее 100 детей. В Прудовом после нынешнего выпуска осталось 45 школьников. В детском саду есть еще малыши, но до первого класса они пока не доросли.
Фото Матвей Фляжников
«Разве дети из нашего небольшого поселка хуже, чем городские? — задается вопросом учитель Людмила Бирюкова. — Проблема нашей школы — в системе финансирования образования. На мой взгляд, неправильно привязывать все расходы к муниципальному бюджету. Это нарушает права детей. У Москвы богатый бюджет, и дети там учатся в шикарных условиях — с бассейном, интернетом и теплым туалетом. А точно такие же дети, родившиеся в сельских районах, закаляются в спартанской обстановке. Как я думаю, в стране должен действовать федеральный стандарт обеспечения образовательных учреждений с федеральным же финансированием».
Никто, кроме нас «Это наш кабинет химии. Посмотрите, какие рамы. Открывать такое окно страшно, оно рассыплется. Но приезжает СЭС, спрашивает: почему нет вентиляции? И накладывает штрафы, которые директор и завуч платят из своих зарплат», — рассказывают учителя. Больше всего они боятся, что стекла вывалятся наружу, ведь внизу могут быть дети.
Реактивов для проведения учебных опытов в химическом кабинете нет. «Конечно, сейчас существуют виртуальные лаборатории, но для их использования нужен хороший компьютер и быстрый интернет», — говорят педагоги.
Кабинет химии. Фото Матвей Фляжников
Три компьютера и пять проекторов выделили школе в конце 2000-х. С тех пор учебному заведению не дали ни рубля на ремонт техники и расходные материалы. Даже картриджи и бумагу для принтеров сотрудники покупают сами.
Как легенду передают поселковые учителя рассказы об условиях работы в школе Мегиона (Ханты-Мансийский автономный округ), куда переехала одна из их коллег. «Когда ей что-нибудь нужно для проведения уроков, она идет в учебную часть и просто подает список. А там ее еще и спрашивают: вам жалюзи в класс какого цвета заказывать?».
«Чтобы сделать учебный процесс интересным для современных детей, обязательно применять визуальные элементы, использовать информационные ресурсы. Я три раза пыталась отремонтировать школьный ноутбук, но в итоге принесла свой из дома, — рассказывает учитель русского языка и литературы Елена Алексеева. — Я еще и завуч. Если из районного управления образования приходит срочное письмо, я бегу домой, потому что в школе скорость интернета мизерная, даже электронная почта открывается только на одном компьютере».
По этой же причине учителя вынуждены выставлять оценки в электронный журнал из дома. «Получается, что семья видит маму-учительницу только со спины», — вздыхает Елена Викторовна.
Средняя учительская зарплата в Прудовом — около 14 тысяч рублей. Благо на ЖКУ (оплату электричества и отопления) для сельских педагогов действуют льготы. А вот про воду в Прудовом советуют даже не спрашивать. Водопровод в селе проложили в 1960-х годах. Его обслуживанием занимался птицесовхоз. После приватизации сети остались ничейными. Исчезла даже схема инженерного сооружения. Вода в село подается как придется, и претензии предъявлять некому. «На сельском сходе мы выбрали человека, который сам покупает насосы и что-то чинит, насколько это возможно. Платим ему по 100рублей в месяц», — рассказывают собеседницы.
Татьяна Кузина. Фото Матвей Фляжников
Самым холодным в здании считается кабинет английского. «Зимой здесь даже в куртках мерзнем», — рассказывает учитель иностранного языка Татьяна Кузина. Восемь лет назад Татьяна Сергеевна приехала сюда работать после аткарского педучилища. Своими руками сделала ремонт, вместе с учениками покрасила парты и стулья, купила наглядные пособия — таблицы и плакаты. Кроме того, молодой педагог за свой счет прошла курсы переподготовки, чтобы преподавать еще и немецкий, и ежегодно оплачивает обязательный для школьных работников медосмотр. Чтобы получить компенсацию за медицинское обследование (которое вообще-то должно быть бесплатным), пришлось ехать на личный прием к главе района — обычно нужно ждать денег не меньше года.
Учительница родом из другого села. В Прудовом ей пришлось поначалу жить на съемной квартире (и оплачивать няню для маленькой дочки). Потом молодому специалисту все-таки выделили жилье, но находиться там было страшновато. «Появился второй ребенок, и на материнский капитал я купила жилье».
Спрашиваю, как Татьяна Сергеевна отреагирует, если ее дети захотят выбрать педагогическую специальность? «Мне старшая уже сказала: буду воспитателем в детском саду, — улыбается собеседница. — Хорошая профессия. Кто-то же должен».
Кабинет иностранных языков. Фото Матвей Фляжников
«Если бы не учителя и родители, школа, наверное, уже рухнула бы», — полагает жительница села Елена Ласточкина. Трое ее детей учатся в школе, четвертый ходит в детский сад. Как говорит многодетная мама, здание садика — в таком же состоянии, «иногда детей не приводят, потому что там слишком холодно».
Больше всего сельские родители боятся, что школу закроют. «В таком случае детей придется возить в Екатериновку. Это очень неудобно: младшие заканчивают учиться в 12.00, старшие — в 15.00, продленки нет, где дети будут болтаться до автобуса?».
Как подчеркивают учителя, несмотря на материальные проблемы школы, местные выпускники получают хорошие баллы на ЕГЭ, поступают в вузы и колледжи. «Несколько лет назад к нам по семейным обстоятельствам перевели мальчика из города. Сначала мама планировала, что он будет учиться здесь только один год. Но потом оценила условия практически индивидуального обучения и оставила его до выпуска. В нынешнем году трое из семи выпускников закончили с медалью, дети поют, танцуют, получают золотые значки ГТО. У нас скромные технические условия, но мы стараемся сделать для наших детей всё возможное», — говорят педагоги.
Фото Матвей Фляжников
Закрыть легче, чем отремонтировать?
Как заявил «Свободным» начальник районного управления образования Николай Сизов, уже закуплены материалы для ремонта отопительной системы в школе Прудового. Муниципальные власти рассчитывают сэкономить часть средств из 2,3 миллиона рублей, выделенных на ремонт крыш в образовательных учреждениях других сёл, и «закрыть маленькие проблемы» с кровлей в Прудовом. А вот на замену окон, как признал Сизов, денег в бюджете не найдется.
Спустя несколько дней после обращения педагогического коллектива за помощью к областным депутатам на ситуацию отреагировало региональное министерство образования. Ведомство прислало в сельскую школу грозный запрос: учреждение назвали «малокомплектным» (хотя учеников здесь примерно столько же, сколько в других школах района) и потребовали уточнить сведения о количестве детей. Педагоги опасаются, что учебное заведение попытаются закрыть, лишь бы не тратиться на ремонт.
Судя по сведениям, размещенным на сайте саратовского минобраза, за год в области исчезли четыре школы. Количество учеников при этом выросло на 4,1 тысячи человек. В России, по информации Счетной палаты, с 2001 года была оптимизирована почти четверть городских школ и около половины сельских. Как предупредили аудиторы СП, выступая в Госдуме, может повториться ситуация с детскими садами, которые сначала закрывали из-за отсутствия малышей, а теперь не успевают строить. Сейчас в российских школах учится 16 миллионов детей. К 2024 году число школьников, по предположению Счетной палаты, вырастет до 20 миллионов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров