Ещё

Нет школы — нет деревни. Как жители Савиново с оптимизацией боролись 

Фото: Karelia.news
Памяти Конституции Российской Федерации посвящается…
«Имею право» — так называется проект портала «Карелия. Ньюс». Он посвящен Конституции России. Мы хотим показать, что у нас есть права, а у государства есть обязанности. Они прописаны в главном документе страны. И наши права часто не соблюдаются, а обязанности государства не выполняются. В этом проекте мы рассказываем истории из жизни жителей Карелии, которые иллюстрируют это утверждение.
Из главы 2 Конституции России:
Статья 38. Материнство и детство, семья находятся под защитой государства.
Статья 2. Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.
Статья 43. 1. Каждый имеет право на образование.
2. Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях.
5. Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования.
Из главы 7. 1. Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
«Там опасно учить детей»
Жили-были в одной деревне люди, жили и не тужили. Пока не приехала к ним комиссия одна…— А чаво приехала? Чаво привезла? Плохие новости привезла — начальная школа и сад, расположенные в одном здании, закрываются. Дети будут ездить в другие села. Здесь в лучшем случае останется дошкольная семейная группа, причем не в этом здании.
Вот так можно было бы обыграть историю из известной карамельной рекламы про деревню Савиново. Правда, там люди после всех изменений сладко жить начали, а в карельском Савиново, видимо, будут горько.
Новость о закрытии школы-сада в деревне Савиново действительно стала для местных жителей сродни взрыву атомной бомбы. Люди тут же подняли шум, написали в разные СМИ, обратились с письмом к министру просвещения России, к главе Карелии Парфенчикову. Сверху, как водится, все спустили обратно на уровень Пряжинского района, глава которого Роман Петров людей слушать не стал и решил — не будет больше здесь школы. Вместе со школой в Савиново закроется и школа в другом селе — Крошнозере. Все понимают, что сверху приказ, оптимизация, понятное дело, но виду никто не подает. Сам Петров так решил и точка.
Роман Петров все решил сам Обе школы в крайне неудовлетворительном состоянии, там опасно учить детей. В таких условиях невозможно чему-то научить, — рассказал для убедительности нашему порталу Роман Петров. — Претензии и к зданию школы, и к самому образовательному процессу. Представьте, три человека в классе. Какой там социум может быть?
По словам Петрова, дети смогут учиться в Ведлозерской или Эссойльской школах. Обе образовательные организации находятся от поселений на расстоянии от 17 до 35 км.
Подвоз детей туда мы обеспечим, автобусы и сопровождающих предоставим, — отметил глава районной администрации. — Что касается дошкольников, то рассматриваем возможность создания семейных детсадовских групп на местах.
Роман Петров также подчеркнул, что все педагоги будут трудоустроены.
Это разве сарай?
Дорога от трассы «Сортавала» зимой хорошая — едешь по снежному накату. Весной и летом, говорят, она разбита.
По сторонам — ламбушки, леса да вырубки. Савиново — старинная карельская деревня в 17 км от крупного села Ведлозера в Пряжинском районе. Исконно карельская земля. Сейчас здесь прописано полторы сотни жителей, но на лето приезжают дачники, жизнь бьет ключом, чай не хутор.
Я ехал на встречу с местными жителями, которые категорически против закрытия школы, и с работниками школы-сада. Встреча в самой школе. Обещали подойти все. Несколько раз остановился. Потому что красиво. Вышел из машины, вдохнул кислород, какого нет в Петрозаводске. Солнце и снег — весна.
Школу в Савиново сложно не заметить. Она здесь центр деревни. Не только географически. Аккуратная и сделанная с любовью табличка на въезде. У школы — десятка полтора людей ждут меня.
Вот вы скажите, неужели наша школа сарай? — спрашивают родители, как только захожу в здание.
Вижу, что не сарай. Ухоженный, теплый, симпатичный дом. Окна пластиковые, полы покрашены, портрет Путина на уровне детских глаз, никаких гнилых досок или проваливающихся крыш. Мы общаемся в коридоре. В классе идет урок. Три ученика за партами, полукруглая печка, на подоконниках цветы. Типичная сельская школа.
У Нины Фотеевой (вторая слева) в садике двое детей
Слева по коридору детский сад. Малышня на улице, снеговиков лепит. В садике восемь детей.
— У меня здесь двое. Оба в саду. 4 года и 1,7. 18 февраля нас поставили перед фактом — школа-сад закрывается, — рассказывает одна из активисток деревни Нина Фотеева. — С нами не поговорили, просто решили там у себя в Пряжинской администрации, как нам здесь будет лучше. Потом 6 марта комиссия приезжала во главе с заместителем Петрова по социальным вопросам Еленой Илюкович. Она сказала, что тут страшно находиться, что здание разваливается. Сам Петров с нами не общается. Мы через СМИ с ним говорим. Вот прочитали его комментарий, что государство на нас выделяет много денег, а эти сараи, это он про нашу школу, будем закрывать. Посмотрите, разве это сарай? Все есть. Претензий не было никогда ни у пожарных, ни у министерства образования. Если закроют сад, нам придется уезжать отсюда.
Из Петербурга в Савиново
Еще одна претензия у местной администрации — качество образовательного процесса. Людей убеждают, что их дети недополучают знания и что у них могут быть проблемы с социализацией. Попросту, что здесь они в замкнутом пространстве, сами по себе, а не в социуме, и это плохо.
Мария Каширина
— У меня двое старших здесь выучились, сейчас учатся в Ведлозере. И здесь на «4»-«5» учились, и в Ведлозере на «4»-«5», — возражает Мария Каширина. — Старший сейчас девятый класс заканчивает там. Его именно в этой школе в Савиново на этот уровень вывели. Сейчас младший пойдет в первый класс. Ему семь лет. Я не хочу, чтобы он ездил в Ведлозеро. Дорога дальняя, вставать рано, там без присмотра нормального весь день. Мы не сможем контролировать ребенка, будем бояться. Поел или не поел и так далее.
У Марии Кашириной есть и другие весомые аргументы:
Мы здесь построили дом по программе строительства жилья в сельской местности, нам сказали — только живите здесь, даем деньги на строительство. И что теперь? Зачем строили? Школу закрывают, магазины, клубы закрывают. Совхоз осталось закрыть. На селе школа и клуб — центры жизни. Все мероприятия здесь. Наши дети здесь не просто учатся. Здесь у них все. В Ведлозере жизни не будет.
Интересную историю рассказала младший воспитатель садика Елена Головешкина, которая уже 18 лет здесь работает.
Елена Головешкина работает здесь 18 лет — Мой сын здесь учился с самого садика, потом до 11 класса в Ведлозере. Так вот вместе с ним два года в Савиново училась моя племянница. Приехала из Санкт-Петербурга сюда. Очень хотела в нашу школу ходить, просилась у мамы с папой. Родители приняли такое необычное решение. Два года училась она здесь, поднялась в учебе, потом школу на «отлично» закончила. Сейчас в колледже на «отлично» учится. Именно здесь, в Савиново, она приобрела уверенность в своих силах. Не хочу уезжать, у меня свой дом, не хочу его бросать. Они не понимают, что для деревни закрытие школы — закрытие будущего. Нет школы, нет деревни.
«Ищите спонсора»
Еще одна претензия администрации — здание школы не соответствует государственным стандартам по антитеррористической безопасности. В каждой школе России должен быть забор, видеонаблюдение. В Савиновской — их нет. Впрочем, сложно представить здесь, на селе, забор. Смотреться он будет дико вокруг этого дома.
— Но мы готовы сами поставить этот забор, будь он неладен, денег найдем, через Интернет сбор объявим, видеонаблюдение поставим, — говорит Александр Фотеев, супруг Нины. — Только нам даже шанса ведь не дали. Поставили перед фактом.
По словам родителей, администрация, уже после того, как объявила, что школа будет закрыта, предложила создать в деревне семейный детский сад по типу того, который создан в селе Суоеки Суоярвского района. Так будет решена хотя бы проблема дошколят.
Нам предложили поместить наших детей в одной из квартир одного из двух старых кирпичных зданий деревни. Создать там семейную группу. Только зачем, если есть прекрасное здание школы-сада? Там, в маленькой квартирке, хорошо не будет. К тому же там проблемы с водой, она там техническая.
Родителям предложили квартиру в одном из этих домов
Еще родителям на встрече 6 марта предложили создать ИП под работу этой семейной группы. Людей такое предложение рассмешило.
— Ищите тогда спонсора, так нам сказали, — говорят родители. По словам людей, в здании школы-сада планировали открыть медпункт. Там же проводят встречи с людьми чиновники администрации. Родители не понимают — почему если здание не соответствует требованиям безопасности, как говорят чиновники, в нем что-то можно открывать и проводить?
Другое предложение от администрации для дошкольников — возить их в интернат в Эссойлу. С понедельника по пятницу дети жили бы там.
Для кого мы детей рожали? Для них? При живых-то родителях, — возмущаются родители. — Наше предложение: дайте нам шанс, чтобы школа и сад вместе существовали.
Школа не магазин
Сейчас в школе-саду работает пять штатных работников — директор, учитель, воспитатель, младший воспитатель и повар. Есть еще внештатный истопник.
Ирина Евсеева
Директор школы-сада Ирина Евсеева трудится здесь уже 26 лет.
— Это здание 1983 года постройки. Оно в хорошем состоянии. Мы каждое лето его ремонтируем. Чистим дымоход, делаем косметический ремонт. За эти годы дважды красили снаружи. Окна пластиковые установили не так давно, — рассказывает директор. — Здесь никогда не было много учеников, потому что это сельская школа. Максимум за все годы — 17-19 учеников. А сейчас много лет подряд от трех до десяти в школе и от семи до десяти детей в садике. Сейчас три ученика, но на будущий год уже было бы пятеро. Но школу закрывают. Раньше администрация за нас была, боролась, чтобы школа и сад вместе существовали. Так ведь даже экономически выгоднее.
Вопрос экономики — тоже постоянный аргумент для закрытия школы. Доводы чиновников — содержать школу-сад, в которой учится мало детей, экономически невыгодно. Аргументы родителей — школа не магазин, а социальная гарантия государства, прописанная в Конституции России. О какой экономике здесь можно говорить? И все же говорят.
По смете на нашу школу положено три миллиона рублей в год. Но нас на столько не финансируют, — грустно улыбается директор Ирина Евсеева. — Да и расходы на здание минимальны. Отопление примерно на 30 тысяч в год, электричество — тысячи четыре в месяц. Вода из колодца, там станция воду качает. Разве это много? Петров сказал, что бешеные деньги они тратят.
Родители приводят и еще один аргумент не в пользу администрации.
— Давайте посчитаем, сколько им надо тратить на доставку детей в Ведлозеро, — напоминает про другие траты папа двух савиновских детсадовцев Александр Фотеев. — Сейчас там ходит полукосая «Газель», которая ломается. Я механик по образованию, знаю. Машина в плохом состоянии. Там на бензин иногда денег не хватает, не то что на ремонт. Дорога разбитая. И они нам про безопасность и про заборы с видеокамерами говорят, чуть ли не про террористов.
Именно эта «Газель» возит детей из Савиново в Ведлозеро
Напоминают родители и про потерю времени.
— Сейчас автобус в 7:30 детей забирает. Дети в 6:30 встают. В 15:30 домой только возвращаются. Мы не хотим этого для наших первоклашек. Но районная администрация принимает решения сама, нас не спросив.
Школа в Ведлозере
Умницы и просто красавицы
В савиновской школе работают две прекрасные девушки. Умницы и просто красавицы — как бы сказал герой известного фильма. И при этом пример преданности селу и желания работать в деревне, о котором с высоких трибун так мечтают чиновники.
Светлана Струнина
— Я здесь сама училась в первом классе, — рассказывает преподавать начальных классов Светлана Струнина. — Ирина Ивановна Евсеева — моя первая учительница, а я ее первая ученица. После третьего класса попала в Ведлозерскую школу, окончила 9 классов. Потом поехала в Петрозаводск, поступила в математический лицей. Выучилась в институте на педагога. Вернулась в 2006 году в родную деревню. Здесь мой дом, родители, первая учительница, теперь семья. Старшая дочь сейчас в Петрозаводске учится в математическом классе. Она тоже выпускница этой школы. Никаких трудностей и недостатка образования у наших ребят здесь нет. Наоборот, в сельской школе, я уверена, дети больше приобщаются любить родной край, здесь они дружнее.
По словам Светланы, тема закрытия школы ей и ее семье спокойно жить не дает.
Если меня сократят, переедем в Петрозаводск, здесь не останемся, — с грустью говорит Светлана.
Вторит ей и Ксения Шеина, воспитатель детского сада. В Савиново она уже пять лет, сначала работала учителем, третий год трудится воспитателем. Сама из Ляскеля Сортавальского района. Живет одна в съемной квартире. Для нее тема возможного закрытия школы-сада тоже очень болезненная.
Ксения Шеина
— Я всегда хотела работать в деревне. Специально искала вакансию в сельской местности. Мне здесь очень нравится. Спокойно, хорошо. Живем одной семьей с коллегами и детьми. Я бы хотела остаться здесь, не хочу уезжать. Но если школу закроют, придется переезжать. Вариант с семейной группой мне не нравится, вряд ли буду работать в ней, — говорит Ксения.
Тот самый социум
В этот момент в помещение группы, где мы общаемся, врываются малыши. У них по расписанию обед. Щечки у детсадовцев розовые после прогулки, настроение отличное.
— Ой, как много здесь сегодня людей, — удивляется девочка.
— Это все из-за нас что ли? — спрашивает другая.
Директор Ирина Евсеева говорит, что все ребята знают, что школу и садик хотят закрыть. Очень переживают, потому что им здесь нравится. Даже дома сидеть не хотят, все время сюда просятся. Здесь у них общение, здесь у них тот самый социум, который, по мнению чиновников, в савиновской школе отсутствует.
— Тебя как зовут? — спрашиваю бойкого мальчонку, снимающего мокрые варежки.
— Коля-Николай, — с улыбкой отвечает он.
— А меня Лена, — подхватывает серьезная девочка. — А это Илья, он у нас самый маленький.
Илья, которому полтора года, смотрит красивыми глазами, улыбается.
Также и в школе. Учеников трое, но уроки проходят вместе. Я попал на урок ИЗО. Любимый предмет четвероклассницы Ани Корниенко. Она учится в школе четвертый год. Потом будет ездить в Ведлозеро. Но, признается, что свою савиновскую школу не хочет заканчивать.
Денис и Шариф новый учебный год начнут в третьем классе. Правда, теперь им придется ездить в Ведлозеро. Учителя говорят, что ребята дружат, несмотря на то, что Шариф с семьей приехали из Таджикистана.
Ему у нас хорошо, недавно рассказывал на уроке про свою родину. Теперь и Карелия его родина, — улыбается Ирина Евсеева.
Решение на половину
Ни с кем из министерства образования мне поговорить не удалось. Министр Александр Морозов сейчас на грани увольнения, не до Савиново. Заместитель министра Татьяна Васильева сообщила, что все решения принимает районная администрация, к ним и вопросы.
Я старательно пытался добиться встречи с главой администрации района Романом Петровым. Но кроме тех комментариев, которые он дал еще до моей поездки в Савиново, ничего так и не добился. Петров наотрез отказался говорить о школе, переадресовав мою просьбу еще ниже — своему заместителю Елене Илюкович. Из всех чиновников она единственная согласилась ответить на вопросы.
Как выяснилось, шумиха вокруг Савиново, многочисленные обращения родителей, помогли жителям деревни. Практически сразу после моего визита в деревню было принято, можно сказать, половинчатое решение — школу закроют, но детский сад сохранят в старом здании.
Будет создана семейная дошкольная группа на базе существующего здания. То есть юридический статус будет иной. Не савиновская школа-сад, а семейная дошкольная группа, такая же как в поселке Суоёки. Это позволит избежать необходимости установки забора и видеонаблюдения, — сообщила Илюкович.
Как видим, все разговоры про разваливающееся здание оказались блефом и желанием найти причины для закрытия. По словам чиновницы, будет сохранен и коллектив сада — воспитатель и помощник. Директору предложена работа учителем английского языка в Ведлозерской школе. Она пока отказывается. Судьба остальных работников под вопросом.
Что касается школьников, то им придется ездить в Ведлозеро на автобусе. Специально из-за них в школе сдвинули расписание — уроки будут начинаться на полчаса позже. Пообещала чиновник и ремонт дороги, а также новую остановку в Каскессельге.
Кстати, оказалось, что Елена Илюкович раньше работала директором школы в Суоёки. Иными словами, кому как не ей, быть в курсе ситуации с сельскими школами. Но видимо, став чиновниками, учителя меняют взгляды.
Понимаю, что на меня учителя в Савиново обижаются, но по качеству образования действительно есть претензии. Уровень обучаемости у детей там нормальный. Но есть так называемые всероссийские проверочные работы, то есть нормативы. Их три — математика, русский, окружающий мир. Так вот по этим работам у учеников в Савиново оценка «три». Добавим к этому необходимость введения ребенка в социум, чтобы он не чувствовал себя изгоем, — говорит Илюкович.
Категорически отвергает замглавы администрации и обвинения в том, что людей просто поставили перед фактом.
— Не было такого. Мы им говорили, что мы вместе ищем выход. Предлагали разные варианты, в том числе создание ИП. Но люди не хотят брать на себя ответственность и говорят одно и то же: вы обязаны!
— Решение о закрытии школы в Савиново спущено сверху? — задаю простой вопрос.
— Нет, — ничуть не промедлив, отвечает Илюкович.
— В чем тогда основная причина закрытия школы?
— Их две. Высокие затраты на содержание каждого школьника. В среднем должно быть в районе 38 тысяч рублей на ребенка в год. В Савиново получается 296 тысяч. Это много. Вторая причина — качество образования. Результаты проверочных работ это подтверждают.
Добавим, что решения по судьбе второй школы в Крошнозере пока не найдено.
А как же Конституция?
Итак, начальная школа в Савиново все же закрывается, детский сад с другим статусом остается, здание у него не отбирают. Казалось бы, не самое плохое решение. Но это если смотреть с позиции чиновников, которые в последние годы разве что на воздух для граждан налог не вводят.
А вот если посмотреть на вопрос со стороны социального государства, каким Россия по Конституции является? В главном документе написано, что политика государства должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Закрытие школы в том же населенном пункте, где живет ребенок и необходимость семилетнему ребенку ездить за 20 км в другое село — это не создание условий, а лишение их. И никакие экономические объяснения здесь не могут быть оправданием. Школа, действительно, не бизнес, она всегда и по определению экономически убыточна.
Добавим, что пример в Савиново — капля в море. В Карелии уже несколько лет идет мощная волна оптимизации сельских школ и связанные с ней волнения местных жителей.
Позиция власти с годами не меняется: школы, где мало учеников, дорого содержать, их надо закрывать и объединять с другими, более крупными, образовательными учреждениями. Чиновники везде говорят о том, что уровень образования в сельских школах невысокий, есть проблемы и с социализацией ребенка.
Как видим, оба объяснения не выдерживают критики. Первое легко бьется Конституцией России — государство обязано гарантировать общедоступность и бесплатность образования. Неважно, много ли детей или мало в школе, ребенок имеет право получать образование там, где проживает. Второе, про качество образование, легко бьется примером того же Савиново и десятком ему подобных, где выпускники сельских школ добиваются успехов и прекрасно учатся в школах и вузах, не испытывая проблем с социализацией.
Я уезжал из Савиново со смешанными чувствами. Признаюсь, я впервые оказался в настоящей сельской школе. Наверное, нигде прежде — ни в какой школе — я не видел такого бережного отношения к детям, не видел такой искренней любви к самой школе со стороны преподавателей и воспитателей. Они не зря работают здесь десятилетиями. Потому что они не временщики, и это их земля, это их дети. Не могу сказать то же о тех, кто сегодня, не задумываясь одним росчерком пера, принимает судьбоносные решения — лишает детей возможности полюбить свое село, а взрослых — не просто работы, а смысла жизни. И это не громкие слова.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео