Ещё

Svenska Dagbladet (Швеция): девятилетнюю Сашу муштруют, как в советское время 

Svenska Dagbladet (Швеция): девятилетнюю Сашу муштруют, как в советское время
Фото: ИноСМИ
Фирсановка,  — Учительница Саши Танкиевой по фортепиано кладет свои пальцы на ее и нажимает на клавиши. Девятилетняя девочка должна усвоить правильную постановку рук.
Она всячески подбадривает свою ученицу, чтобы та нажимала сильнее.
«Не бойся, Саша!».
Саша растет в обычной подмосковной семье среднего класса. От столичной суеты они переехали в пригород. Она ходит в третий класс в поселке Фирсановка в пятидесяти километрах от центра Москвы. Каждый день у Саши по шесть уроков, после которых она отправляется в художественную школу. Пять раз в неделю она занимается танцами, два раза учится играть на фортепиано, два раза поет в хоре и раз в неделю ходит на сольфеджио.
Когда ее просят сыграть что-нибудь на свой вкус, Саша уверенно переключается с  на Моцарта всего за несколько секунд. Ее старшая сестра училась играть целых девять лет. Ее зовут Даша, и ей уже 15. Их отец, предприниматель Тимур Танкиев, сам отвозит девочек в художественную школу и сам забирает. Там они проводят с 17:00 до 19:00. По субботам у Саши тоже по три урока. Единственный день, когда семья может собраться вместе и куда-нибудь съездить — это воскресенье.
Стены художественной школы украшают разноцветные дипломы и кубки. Директор гордится, что ученики участвуют в соревнованиях и выигрывают призы.
В советское время все спортивные и художественные школы были государственными. Они имелись повсеместно — для развития умственных способностей и физической культуры детей, а также повышения их эмоционального и нравственного уровня. Это вошло в традицию, и учили там бесплатно. Большинство советских детей ходили в разные кружки или секции.
Многое сохранилось и поныне: государственные школы и бесплатные кружки есть и сейчас.
Средний класс в  придает большое значение активному досугу. Родители посостоятельнее, у кого есть деньги на частных репетиторов, не скупятся на то, чтобы обеспечить своим чадам осмысленный и познавательный досуг и расширить их кругозор.
Родители часто выбирают своим детям дело, которым некогда занимались сами. Чаще всего речь идет о дисциплинах, где русские традиционно сильны — танцах, фигурном катании, искусстве, музыке и шахматах.
Любая свободная минута заполняется всякими хобби, лишь бы дети не сидели, уткнувшись в мобильный телефон или компьютер, объясняют Танкиевы. У них дома компьютеров попросту нет. А старшей дочери ограничивают время за мобильником.
После урока фортепиано, который длится минут двадцать, Саша торопится на хор. Дети высыпают на сцену в актовом зале. Главное — осанка. Дети должны двигаться с достоинством, так требует преподаватель.
«Вы же на сцене, вы — артисты!».
Саша поет в первом ряду, однако с половины занятия она убегает — чтобы успеть переодеться перед уроком танцев.
Дети толпятся в гардеробе. Отдельных раздевалок в школе нет, приходится сбиваться в кучки, чтобы наскоро переодеться. Какой-то папа расчесывает дочки волосы и делает эффектную прическу.
Это первая на этой неделе встреча со строгой преподавательницей хореографии Ириной Кареевой. Саша ее побаивается.
«Я больше люблю музыку. Когда учительница кричит, становится страшно», — признается она.
Преподавательница хореографии — коротко стриженая пероксидная блондинка с ярким макияжем. Она тянет детей за руки и требует, чтобы они втянули животы. Впереди стоят самые стройные.
«Живее, вы должны успевать вдвое больше!»
Ирина Кареева командует, чтобы аккордеонист играл быстрее — даже он, по ее мнению, мешкает.
«Только один человек из всех держит ритм. Вы — прямо как наше правительство: мы обо всем договорились, но ничего не происходит. Ну-ка встали на носочки! Линию не ломать!».
Она требует, чтобы дети относились к занятию всерьез — как если бы это было настоящее представление.
«Сколько раз я вам говорила: ошибаться нельзя! Проще всего лежать на диване, ради всего остального приходится потрудиться».
Однако в школьных соревнованиях девочки из семьи Танкиевых не участвуют.
«Учителя обожают, когда кто-нибудь выигрывает призы. Ведь это — признание и их успеха тоже. Для того соревнования и проводятся: кто-то выигрывает, и школе есть, чем похвастаться», — объясняет папа Тимур.
Большинство классов в школе бесплатные, что и привлекло Танкиевых. Каждый семестр они платят лишь за один предмет.
Сами родители не считают, что чересчур давят на дочерей.
«Школа учит их дисциплине, — отмечает Тимур. — Это особенно заметно, когда дети собираются все вместе. Конечно, иной раз случается, что правила нарушаются и на урок отводится, скажем, всего пятнадцать минут. Да, дети стараются не отставать от сверстниц. На некоторых давят родители, но мы тут всех знаем».
Тимур и Мария считают, что они — еще не самые строгие родители. Они стараются поощрять в детях тягу к саморазвитию, а не просто их контролировать. Наряду с этим старшей дочери не позволяется сидеть в телефоне сколько угодно, ее «интернет-время» ограничено.
После танцев Тимур встречает Марию с электрички и покупает пиццу на вынос. Он ремонтирует раритетные авто, поэтому успевает проводить время с детьми даже в будни. Деньги в семье зарабатывает мама.
Она курирует международные проекты в , одной из крупнейших нефтедобывающих компаний страны.
Это она настояла, чтобы дети занялись музыкой. Она закончила консерваторию и хотела бы, чтобы музыка помогла детям приобрести те же бесценные навыки.
«Я сама занималась музыкой, и мои дети пойдут по моим стопам, это очевидно».
Тимур же поначалу был против, ведь это ее выбор, а не детей.
Саша жалеет, что занятие, которое посетил корреспондент «Свенска Дагбладет», провел не ее обычный преподаватель — он отсутствовал по болезни. «Он милый и вежливый. С ним я понемногу учусь, как играть», — говорит она.
Одна из причин, почему детей столь массово отправляют на всякие дополнительные занятия — это страх наркотиков. Русские из среднего класса боятся, как бы их дети не попали в «не ту» компанию. Когда школьник постоянно при деле, у него нет времени праздно шататься по городу, а значит, под дурное влияние он не попадет.
Недавно в России разразился спор о влиянии хип-хопа на молодежь после ареста рэпера-оппозиционера Хаски. Президент признал, что популярность рэпа растет, однако запрещать его отказался, несмотря на отмену ряда хип-хоп концертов. Тем не менее, по его мнению, исполнители обязаны следить за тем, что говорят со сцены. В конечном счете этот спор вылился в более широкую дискуссию о том, как молодежь проводит свободное время.
78-летняя мама Тимура считает, что за детьми сейчас стали строже присматривать. Родители хотят знать, где их отпрыски и чем занимаются — из соображений безопасности.
«У детей стало меньше свободного времени, их все время муштруют ради взрослой жизни. Их натаскивают на лидерство, учат всегда добиваться успеха», — сетует Ирина Васильева. Она часто навещает внучек, когда те приходят из школы.
Однако что семью Танкиевых пугает больше всего, так это — качество школьного образования. Они не в восторге от патриотического воспитания, которое пустило корни в российской школе. Нередко под этим соусом детям внушаются ложные сведения.
Так, один из дашиных учителей заявил, будто радиоактивные осадки после аварии на Чернобыльской АЭС выпали на территории США, а — «слава богу!» — не в Восточной Европе. Папа Тимур отметил, что Даша сразу раскусила обман.
«Даша такое видит насквозь. Для нас первейшее значение имеет качество образования. В школе насаждается патриотизм. Но детей так просто не обманешь», — говорит Тимур.
Саша собирается ходить в художественную школу, пока не надоест — выступать на сцене ей нравится.
«Мы, родители, поощряем ее заниматься тем, что ей по нраву», — заключает Тимур Танкиев.
Одиночество в мегаполисе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео